ГлавнаяМир

Новый рассвет Европы?

3 ноября состоялось важнейшее политическое событие. Президент Чехии Вацлав Клаус в 15 часов пополудни по средневропейскому времени подписал Лиссабонский договор. Клаус подчеркнул, что остается противником документа, однако у него не было иного выбора.

Новый рассвет Европы?
Фото: www.dw-world.de

Все европейские страны его ратифицировали, да и чешский Конституционный суд не усмотрел в нем противоречий с Основным законом страны. (По мнению Клауса, под политическим давлением.) Президент Чехии, единственный открытый евроскептик среди немаргинальных политиков в ЕС, подчеркнул: его родина лишилась национального суверенитета.

Победа прогресса

Газеты и телеканалы Европы единодушно рассказали гражданам о великой победе прогресса и новом шаге в светлое будущее. Это не ирония. Передовая лондонской the Times так и называлась: «Подписание Лиссабонского договора ведет к новому рассвету в Европе». По-своему позиция Клауса и официальная точка зрения европейских элит и СМИ друг другу не противоречат. Действительно на мировой арене появился новый субъект, полумиллиардное супергосударство. Рассвет новой эры и закат эпохи независимых маленьких и больших европейских стран. Об этом стоит задуматься пока еще независимой Украине, тем политикам и интеллектуалам, которые мечтают о вступлении в ЕС.

Что такое этот Лиссабонский договор, документ, принятый на саммите ЕС в столице Португалии 13 декабря 2007 года? Суть в следующем. ЕС становится субъектом международного права, способным заключать договоры. Европейский парламент – фактически полноценным наднациональным законодательным органом, Евросовет – общим правительством. В парламенте основные вопросы будет решать квалифицированное большинство, что лишает отдельные государства права вето.

Страницы договора исписаны тезисами об общей внешней и оборонной политике, борьбе за права человека, за мир во всем мире и против глобального потепления. В отличие от прошлого проекта Конституции, правда, пока не предусмотрена должность всенародно избранного президента ЕС.

Вместо него главой исполнительной власти ЕС становится председатель Европейской комиссии. Этот пост, который сейчас занимает португалец Жозе Мануэль Баррозо, существует с 1957 года. До сих пор председателя назначал Евросовет (собрание глав правительств и государств ЕС), а парламент ратифицировал кандидатуру. Лиссабонским договором предусмотрено избрание его Европарламентом «с учетом результатов общеевропейских выборов». То есть политические блоки недавно избранного парламента смогут предлагать своих кандидатов.

Полномочия главы Еврокомиссии аналогичны позиции премьер-министра в правительстве отдельного государства. По мнению скептиков, «президент» или «председатель» в любом случае останется церемониальной и отчужденной от народов Европы фигурой, а реальная власть будет в руках остающихся в тени бюрократов.

Свобода бюрократов

Фактически европейские государства во многом оказываются менее независимыми, чем отдельные штаты в США. Напомним, в Америке один единственный штат может заблокировать поправку к Конституции, на уровне штата решаются вопросы, например, о разрешении смертной казни, больше у них свободы и в области налоговой и экономической политики.

Смертная казнь, кстати, хороший пример. В Великобритании в 1964-м соответствующим решением парламента было недовольно 67% граждан. В Чехии в июле 2009-го восстановление высшей меры поддерживало 62% опрошенных национальным Центром исследования общественного мнения. Политические элиты отвечают: нам виднее, а вы, граждане, просто еще незрелы.

Бесчисленные предписания регулируют в европейском обществе абсолютно все. Например, на португальском острове Мадейра уже несколько столетий выращивают удивительно вкусные бананы. Однако попробовать их можно только на месте. Состоящие из 60 тыс. страниц правила торговли бананами в ЕС предписывают фрукту определенный размер. Мадейрские же бананы слишком маленькие, поэтому есть их на острове Брюссель милостиво разрешил, а вот продавать в континентальной Европе – ни-ни.

Другой пример – новояз. Идеология политкорректности исходит из того, что граждане сами не умеют называть вещи своими именами. В официальных англоязычных текстах слово «woman» – женщина – заменяется словом «female», дословно – «существо женского пола». По мнению «специалистов», традиционное выражение несет вековую дискриминационную окраску.

В немецкоязычных странах правозащитники ведут борьбу за искоренение в ассортименте кофеен шоколадного пирожного с традиционным названием «мавр в рубашке». Чехи и жители других стран бывшей Австро-венгерской империи уже 200 лет пьют «отечественный ром» из картофельного спирта. Брюссельские чиновники распорядились называть ромом только продукт из тростникового сахара. Бутылки с напитком теперь называются просто «Отечественный». Граждан, правда, заказывать «ром» пока не отучили.

Еще одна из малоизвестных сторон европейской жизни – дискриминация мужчин. Существующие законы делают брак или даже просто сожительство, не говоря о заведении детей, крайне рискованным предприятиям. Женщина может, не предъявляя никаких доказательств, обвинить мужчину в «домашнем насилии» и выгнать с полицией из дома, даже если он его владелец.

Без права вето

Родившийся как организация свободной торговли ЕС стал бюрократизироваться еще в 80-е годы, особенно быстро этот процесс пошел с начала 90-х. До сих пор, однако, отдельные страны имели право вето. Теперь его больше нет. Блокирующим меньшинством становятся четыре государства-члена совета. То есть слушать будут не каждую страну в отдельности, а их коалиции, если таковые состоятся. В реальности это означает окончательный переход власти от хоть как-то ответственных перед родными избирателями национальных политиков в руки анонимных, транснациональных элит.

У постороннего наблюдателя, естественно, возникает вопрос: зачем все это надо? Зачем общие законы? С какой стати у финнов и испанцев должен быть общий парламент? Почему плохо быть просто чехом, немцем или португальцем, а не «европейцем»? Почему нельзя было остановиться на уровне «Общего рынка» и ограничиться взаимовыгодной экономической интеграцией? Почему, когда в 2005-м немцы и французы проголосовали на референдумах против первого проекта Европейской Конституции, нельзя было дать задний ход? Кстати, по Лиссабонскому договору «демократические» правительства нигде кроме Ирландии референдумы не проводили. Когда ирландцы первый раз проголосовали «против», европейские политики и СМИ единодушно решили «додавить», заставить переголосовать правильно. Додавили. Со второй попытки жители зеленого острова уступили…

Так все-таки, кому и зачем все это нужно? Ради экономического благосостояния Европы и бурного научно-технического прогресса? Но прямой связи между этими процессами и углубленной интерграцией нет. Скажем, США и Канада процветают рядом друг с другом, бурно развиваются и без создания наднациональных органов Бразилия и Аргентина, Япония и Южная Корея. Безвизовый режим действует и, скажем, между государствами Центральной Америки. Для него общего правительства не требуется. Свободу бизнеса, особенно малого и среднего, бюрократия удушает. Да, в Европе неуклонно растет продолжительность жизни, но опять-таки никто не доказал, что умирать в 100 лет легче и приятнее, чем в 50. А чисто экономически старение населения при падении рождаемости – бомба замедленного действия.

Евросоюз по-новому

Европейский совет

(межнациональный орган, состоит из глав государств и глав правительств стран-членов ЕС и председателя Еврокомиссии). Совет определяет основные стратегические направления развития ЕС.

Будет избирать председателя Евросовета – президента ЕС – сроком на 2,5 года, с правом избрания на второй срок. В работе будет принимать участие высокий представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности – фактически, министр иностранных дел ЕС

Европейский парламент

(наднациональный орган, избирается прямым голосованием). Перед Европейским парламентом стоят три важнейшие задачи – принятие законодательных актов, принятие бюджета ЕС и контроль Европейской комиссии. Сравняется по значимости с Европейским советом. Будет избирать, а не утверждать, как сегодня, председателя Еврокомиссии – премьер-министра ЕС. Увеличится с 736 до 750 депутатов – не считая председателя парламента. Каждая из стран-членов ЕС будет делегировать от 6 до 96 представителей в зависимости от количества населения.

Совет Европейского союза или Совет министров ЕС

(межнациональный орган, состоит из глав правительств и послов стран-членов ЕС). Это один из двух законодательных органов ЕС наряду с Европейским парламентом. В Совет входят министры правительств стран-членов ЕС. Состав зависит от обсуждаемого круга вопросов. Будет изменен порядок принятия решений: до 1 ноября 2014 года квалифицированное большинство достигнуто, если «за» проголосовали 255 из 345 членов совета, которые в то же время представляют большинство стран-членов (то есть 14 стран из 27) и 62% населения ЕС; с 1 ноября 2014 года квалифицированным большинством будут считаться голоса как минимум 55% членов (из не менее чем 15 стран), которые представляют от 65% населения Союза; блокировать решение смогут четыре государства-члена совета.

Еврокомиссия

(наднациональный орган). Высший орган исполнительной власти Европейского союза. Состоит из 27 представителей, по одному от каждого государства-члена ЕС. Еврокомиссия выступает с законодательными инициативами, а после утверждения контролирует их претворение в жизнь. До 2014 года будет состоять из 27 комиссаров – по одному комиссару от каждого государства-члена. С ноября 2014-го будет сокращена до 18 человек, если Евросовет единогласно не примет иное решение. Председатель Еврокомиссии – премьер-министр ЕС – будет избираться большинством голосов в Европарламенте по предложению Евросовета.

Суд ЕС (официальное название – Суд Европейских сообществ)

Суд регулирует разногласия между государствами-членами; между государствами-членами и самим Европейским союзом; между институтами ЕС; между ЕС и физическими и юридическими лицами. Суд дает заключения по международным соглашениям. Будет состоять из Европейского суда, Суда первой инстанции и специализированных судов. Каждый член ЕС, как и прежде, будет представлен одним судьей.

Число генеральных адвокатов увеличится с 8 до 11 человек. Судей и адвокатов, как и прежде, будут выбирать из числа выдающихся личностей и назначать с общего согласия правительств стран-членов сроком на 6 лет.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter