ГлавнаяМир

Отравление газом

В воздухе пахнет войной или новым Потсдамом.

Матвей Ганапольский Матвей Ганапольский , ведущий радиостанции "Эхо Москвы"

Что-то неуловимо, но явственно изменилось во взаимоотношениях между Россией и остальным миром. 
Вначале разговоры о российском энергетическом оружии – нефти и газе – воспринимались как шутка Москвы, но потом это стало явью. 
В то, что за непослушание Европу могут стукнуть энергетической палкой, поверила не только сама Россия, но и все остальные. И когда Владимир Путин расчетливо начал грузинскую компанию именно в день встречи с Бушем, полагая, что громкого позора не будет, а Буш, зная о танках, протянул ему руку и широко улыбнулся, –то не это ли привело ко всему, что мы видим сейчас?
Миротворческая миссия Саркози оказалась в результате провальной – его в Москве принимали как болезненную необходимость, а потом вообще посмеялись – написанное на бумаге так и не выполнено, а международные наблюдатели выкинуты из региона российским вето.
Результат? Российские танки в сорока километрах от Тбилиси, а 6 июля, в день встречи Медведева с Обамой, начнутся новые российские учения на Кавказе. 
Ровно в этот день. Ничего не напоминает? 
Когда НАТО проводил учение с Грузией, Россия кричала о провокации, когда сейчас налицо явная провокация – Запад молчит. Более того, именно накануне встречи Медведева с Обамой НАТО принял решение о восстановлении сотрудничества с Россией в полном объеме. Тут примечательна реплика генсека НАТО Схеффера, который отметил, что «в числе разногласий между РФ и НАТО остается вопрос о Грузии», но это, по его мнению, «не должно стать камнем преткновения во взаимоотношениях обеих сторон». Но если аннексия чужой территории не является «камнем преткновения», то что является? И не напоминает ли эта ситуация другую: когда вермахт уже шагал по Европе, высшие чины Германии были гостями в СССР, гуляли по русским военным заводам и подписывали многомиллионные контракты о поставках русского зерна? 
Но за этим безумием стоял расчет – пакт Молотова-Риббентропа.
А какой расчет стоит за нынешним всепрощением? 
Что случилось? 
Интоксикация российским газом? 
Сговорились где-то за спиной и уже решили судьбу Грузии? 
Локальный победный аншлюс кем-то утвержден?
Единая Европа должна признать: она оказалась единой только в евро. 
Во всем другом она напоминает пенсионера, ищущего более теплое место у батареи в комфортабельном доме престарелых. Батареи, отапливаемой российским газом. 
Под уверения о «бессмысленности санкций в XXI веке» одной из стран Европы прощено то, что недавно казалось немыслимым – агрессивная захватническая война, нарушение государственных границ и отторжение чужой территории. 
Европа лишь изобразила озабоченность. А Россия лишь изобразила послушание.
Результат? На отторгнутых территориях будут строить российские военные базы, а западные «интеллектуалы» бормочут заклинания о «законных и понятных интересах России в этом регионе». 
Но разве патологическая личная ненависть Владимира Путина к Михаилу Саакашвили – это «законные интересы» России?
Европа может поздравить себя – упрекая Москву в подписании в свое время пакта Молотова-Риббентропа, она уже давно подписала свой акт о бездействии в случае любых маневров России на пространстве бывшего СССР, потому что это «зона особых интересов Москвы». 
Этот документ виртуален, но это мода «больших богатых мальчиков» – держать слово. Их подпись нигде не стоит, но скреплена большим хрустальным бокалом свежего российского газа. 
Но что тогда остается Европе? 
Остается только очередной Потсдам – с грустной улыбкой бессилия подписать новый передел границ. 
Но одновременно придется расписаться во вступлении в иную реальность: общие законы для 27 государств, либерализм и вечные ценности, – это только внутри, для своих, для горячих споров в Европарламенте. На экспорт совсем другое: объятья Берлускони, особая позиция Меркель и прочие завитушки индивидуальной политики, позволяющие свести на нет любую заявленную коллективную принципиальность. 
Поэтому зачем лгать друг другу, не признавая отторгнутые территории? 
Или это такая интеллигентная форма нерукопожатия? 
Но кому нужна эта форма нерукопожатия коллективного, если каждый в отдельности не только жмет руку, но и душит в объятьях, стараясь выторговать скидку на газовый контракт? 
Для Европы остается только один путь – признать границы и позорно подобрать косточку поставок. И это единственный путь перестать лгать самим себе о «моральных ценностях Европы». Все моральные ценности ЕС заканчиваются на ее кухне у плиты. 
Европе придется принять такое решение, потому что это единственный способ ублажить страну, которая все больше закрывается от остального мира и презрительно отторгает европейские ценности.
Сейчас, например, Россия угрожает выйти из ПАСЕ. Ей не нравятся в ПАСЕ именно те вещи, ради которых ПАСЕ существует. Россия готова сотрудничать с ПАСЕ только тогда, когда это ее не касается. Претензии по Грузии, по Ходорковскому, по фальсификации истории, – все это не нравится России, она против рассмотрения всего этого. 
Важно понять – те вопросы, которые Европа считает важными, Россия вообще вопросами не считает. За это ее могут лишить голоса, но Россия готова в этом случае либо выйти из ПАСЕ, либо пролоббировать в начальники этой структуры «своих» – того, кто хорошо относится к России. 
То есть, Россия не собирается выполнять указание ПАСЕ, она собирается изменить ПАСЕ. 
Почувствуйте разницу. 
Позиция Москвы откровенна: сейчас такая мода – заранее предупредить тебя, чтобы ты знал, как сдаться, не потеряв лицо. А если тебя немного мучает совесть – сделай несколько глубоких затяжек российским газом – это помогает.
Принципы России неизменны: испуг от кризиса давно прошел, и сейчас она терпеливо ждет, когда на ноги встанет Америка, которая подтянет Китай, а он опять поднимет цены на нефть до прежних беззаботных высот. В конце концов, российские бизнесмены опять будут скупать недвижимость на европейских курортах, но ждать первого окрика власти, чтобы тут же отдать свой бизнес государству с улыбкой на лице. 
Принципы внешней политики так же постоянны – дружить с врагами Америки, чтобы уязвлять ее, и не забывать заявлять, что подтасовки и избиения оппозиции в Иране – это его внутреннее дело.
Эта картина давно известна, но мало кто задает вопрос – а что дальше?
Что будет дальше со страной, которая территориально – в Европе, но граждан которой уверяют, что она окружена врагами; страной, где уничтожено гражданское общество, а власти не могут предложить никакой новой объединяющей духоподъемной идеи кроме сказок о потерянной «великой империи»?
История знает, что происходит с такими странами, если учесть их мощь.
Они неизбежно начинают войну, ведь чтобы начать войну, совсем не обязательно быть Северной Кореей.
Это новый тип войны – она суицидальна по сути, она похожа на драку подростка, который не знает куда деть силы, но у которого нож. 
История учит, что две последние мировые войны начались именно с такой конфигурацией. 
Всегда есть первые мгновенья, когда реальной стрельбы еще не слышно, но слышно скрип перьев: это в кулуарах, где принципы можно так ярко не проявлять, подписывается очередной пакт о разделе сфер влияния и об учете своих маленьких интересов.
Сейчас в качестве источника потенциальной войны мир видит только Северную Корею, потому что там есть ракеты, закрытость и голод. Но тут бы вспомнить об уроках истории и то том, что агрессоры ХХ века были вполне сыты. 
Просто ее лидеры презирали гуманитарные ценности. 
А потом мир горел в огне войны. 
Еще никогда мир в Европе не был так иллюзорен.
Европа забывает, что отсутствие войны – это не данность, а всегда гигантские усилия по ее нейтрализации.
Но если у тебя сильное отравление российским газом, то эта простая истина вспоминается с трудом.

 

Матвей Ганапольский Матвей Ганапольский , ведущий радиостанции "Эхо Москвы"