ГлавнаяСпорт

Владимир Брынзак: Каждый шаг не может быть оплачен, каждый спортсмен не может быть обласкан

На Олимпиаде в Ванкувере лучшим среди украинцев стал биатлонист Андрей Дериземля – пятое место в спринте. По возвращении из Канады спортсмен рассказал о маленькой зарплате, о том, что приходится покупать инвентарь за личные средства. Эти слова – удар по имиджу главы Федерации биатлона (ФБУ) Владимира Брынзака как щедрого мецената. У самого Брынзака, как водится, иной взгляд на ситуацию. Президент ФБУ в откровенной беседе с «Левым берегом» жестко ответил Дериземле, досталось и другим членам сборной вкупе с тренерами. Брынзак также рассказал о разрухе в детских спортивных школах и объяснил, почему сборная тренируется за рубежом, а не в Карпатах.

Владимир Брынзак: Каждый шаг не может быть оплачен, каждый спортсмен не может быть обласкан
Фото: PHL

Если верить Дериземле, перед Олимпиадой было некое обещание премировать даже за 4–5 места.

Андрею надо было сделать на один точный выстрел больше, выиграть медаль и получить очень большие деньги, машины и квартиры. Что он там себе придумал, кто такое говорил – я не знаю. Государство платит только за призовые места.

А вы как президент Федерации не могли бы премировать Андрея?

А вы считаете, что у Федерации есть деньги на премии? Мои деньги и деньги моих друзей идут на патроны, смазку для лыж, на ремонт автобуса. Вот только что из Финляндии прислали счет на покупку лыжероллеров – летний сезон на носу, а ничего же не покупается. Та копейка, что у нас есть, идет на латание дыр, а на премии ничего не остается.

Дериземля рассказал, что ему лыжи приходилось покупать за свой счет…

Это все эмоции. У нас еще никто не покупал за свои деньги патроны и лыжи. Если он новый приклад себе купил, так из-за этого сейчас и страдает. Нельзя менять приклад за 8 месяцев до Олимпиады. Из-за этого, к слову, пострадал не только Дериземля, но и сестры Семеренко. Если человек хочет что-то сделать, почему я должен нести за это ответственность? Им купили винтовки, приклады – все было нормально. Затем они стали что-то выдумывать, что-то менять, не спрашивая меня.

А разве у Дериземли приклад не стал рассыпаться?

Всегда что-то мешает. Это все отговорки, как мне кажется, ведь у спортсменов по 2–3 приклада. Мне сначала говорили: «Вот мы заплатили свои деньги, нам бы компенсировать». Я отвечаю: «Подождите, вы со мной это согласовывали? Я, например, был против этого». Так они с новыми прикладами стали хуже стрелять, и в итоге Беланенко и Седнев вернулись к старым. И что – я должен был платить за приклады, которые сейчас где-то валяются ненужные?

И все же: если у Дериземли приклад все-таки разваливался – без нового никак.

В таких случаях главный тренер команды пишет докладную записку. А если человек сам решил, что ему надо… Смотрите: шведы сами себе готовят еду – экономят таким образом; канадцы снимаются обнаженными для календарей, чтобы заработать денег на тренировочный процесс; румынка Тофалви построила стрельбище возле своего дома и там тренируется. Нашим же спортсменам чуть ли не «памперсы» нужно покупать. Дериземля ничего не говорит о том, что я подарил ему джип. И это за третье место на чемпионате мира. Он не сказал: «В других странах не дарят, а вот мне подарили». Зато написал, что купил приклад за свои деньги. Надо знать меру. Каждый шаг не может быть оплачен, каждый спортсмен не может быть обласкан, как ребенок. А если что-то идет не так, возможно, стоит поискать проблему в своей голове.

У членов сборной Украины на фоне соперников невысокие зарплаты – не более 4 тыс. грн.

Да, зарплаты невелики, но! Спортсмены состоят в физкультурно-спортивных обществах – там что-то платится, плюс перед Олимпиадой Международный олимпийский комитет давал 10 нашим биатлонистам $750 на протяжении 10 месяцев, и всегда есть какие-то стипендии от Национального олимпийского комитета или от государства.

А вот если бы не было денег от МОК, вы могли бы как-то помогать спортсменам?

Конечно. Вот сейчас девчонки на чемпионате Европы заработали себе стипендии, а Оксана Хвостенко туда не смогла поехать по возрастному цензу. И мы будет искать для нее другие источники финансирования. В России проще: там компании добровольно-принудительно финансируют спорт. В Беларуси 13 предприятий закреплены за биатлоном: специальный фонд накачивается деньгами и оттуда идет финансирование.

Если спортсмен что-то зарабатывает на международных соревнованиях, он делится с федерацией?

По-моему, у всех федераций есть правило, что спортсмен отдает 15% от заработка, но мы уже лет шесть как от этого отказались, чтобы поддержать ребят и девчонок.

Приглашение экс-главного тренера сборной Романа Бондарука говорит о том, что вы недовольны нынешним тренерским составом?

Я понял, что нам нужно укрепляться организационно. Бондарук – опытный человек: знает спонсоров, знает методики подготовки, разбирается в медицине, в вопросах смазки, может специалистов подобрать для команды. Он будет исполнительным директором федерации и займется налаживанием системы подготовки спортсменов.

Фото: PHL

Бондарук может попрощаться с кем-то из нынешних тренеров сборной?

Может, но должен будет согласовать это со мной. Мне кажется, что команда уже переросла некоторых тренеров. Скажу так: в олимпийский год нужно было уделить все внимание команде, больше работать со спортсменами на индивидуальном уровне, а не попутно решать какие-то личные вопросы.

В стране есть хоть одна ДЮСШ, в которую не стыдно прийти?

Нет, конечно. Там холод, разруха и все рушится. Есть одна неплохая база – не ДЮСШ – в Сумах, так она принадлежит спортобществу «Динамо». В свое время я поговорил с губернатором области Щербанем, он проникся, и на ремонт базы было выделено 2,5 млн. грн. Но сейчас там нечем платить за тепло, нечем платить зарплату рабочим.

А вы не можете создать одну элитную ДЮСШ на личные сбережения?

Я хотел такое сделать, но у меня нет своей тренировочной базы. В Сумы меня не пустят, в Чернигове база принадлежит профсоюзам. Сегодня вложишь деньги, а завтра тебя оттуда выпрут.

Возьмите в аренду на 49 лет.

Не дадут. Скажут, что я хочу украсть, приватизировать. Потом статьи в газетах пойдут. Такое уже было. И так везде – чего ни коснись. При этом в ДЮСШ финансирования хватает только на зарплаты директору, завучу и нескольким тренерам. Там нет ничего – ни лыж, ни ботинок, ни патронов. Винтовкам по 25 лет, хотя их нужно менять каждые пять лет.

Когда биатлонная сборная на базе в Тысовце будет заниматься не только общефизической подготовкой, но и лыжной?

Нам обещали купить ратрак – машину для укладки трассы, но не купили. А как там можно готовиться, когда снег выпадает по колено? На ратрак давали деньги, потом отозвали, потом цена изменилась. В итоге на олимпийской базе – ни одной снежной пушки, ни одного ратрака. Хотя условия проживания и питание там отличные.

Вы же можете лично купить ратрак и пушки.

А за что покупать патроны, парафины, фармакологию? Я доплачиваю каждому тренеру, смазчику, врачу. Здесь так: или купить ратрак за $200 тыс. и все остальное забросить, или оставить все как есть, чтобы сегодняшние результаты не потерять.

А может, сборной на самом деле проще тренироваться не в Тысовце, а в Европе?

Нет-нет. Во-первых, тренируясь дома, мы бы не вывозили валюту за границу и вкладывали деньги в свою базу. Во-вторых, дети, резерв сборной, видели бы вблизи лучших спортсменов страны. А это очень мотивирует. В биатлоне разыгрывается 10 олимпийских наград. Нужно создать три центра подготовки – в Чернигове, Сумах и Тернополе. Павленко (бывший министр спорта. – «Левый берег») обещал же так сделать! И рассказывал, что государство решило все проблемы для зимних видов спорта. Но хоть один центр подготовки создан? Хоть одна снежная пушка куплена? Решены были проблемы только по питанию и размещению в гостинице во время сборов. Я думаю, с приходом Януковича к власти многое будет меняться.

Евгений Швец Евгений Швец , журналист