ГлавнаяСпортДругие

Виктор Звягинцев: Договариваться с «Динамо»?! Ни за что!

Тридцать лет назад донецкий «Шахтер» выиграл серебряные награды чемпионата СССР – притом, что до последнего претендовал на «золото». Лучший защитник «Шахтера» всех времен Виктор Звягинцев рассказал «Левому берегу» о «директорском фонде» Ефима Звягильского, нежелании «решать вопросы» с украинскими командами, гении Виталия Старухина и о том, кто помог «Спартаку» опередить «горняков».

Виктор Звягинцев: Договариваться с «Динамо»?! Ни за что!

Перед началом сезона-1979 «Шахтер» покинул главный тренер, команда недосчиталась нескольких ведущих игроков. Площадка для старта не ахти какая.

Эта ситуация никого не радовала. Добавили мотивации слова экс-наставника Владимира Салькова, что «Шахтер» в эмоциональном плане словно выжатый лимон. Правда, когда Виталий Старухин перед стартом сезона сказал новому главному тренеру Виктору Носову: «Васильич, не переживай: мы сделали Салькова заслуженным тренером, и тебя сделаем!», – это скорее как шутка воспринималось. Нам прочили в лучшем случае восьмое место.

Начал «Шахтер» тогда здорово – с трех побед, а первое поражение вы потерпели только через три месяца после старта.

Мы, как правило, неплохо начинали сезон, потому что до седьмого пота работали на зимних сборах. А три тренировки в день, в грязи Леселидзе (село в Абхазии, где проводили сборы многие команды Высшей лиги – «Левый берег») – малоприятная штука. Но мы терпели. Вот так и закладывался наш «горняцкий» характер. Мой друг, торпедовец Володя Сахаров говорил: «Нам на сборах как скажут: такого-то числа играете контрольный матч с «Шахтером», так уже хотелось, чтобы он поскорее закончился. Как посмотрю на Старухина – лысый, заросший, «мечта стоматолога» – желание играть пропадает напрочь». Нас соперники называли «чемпионы побережья» – мы в контрольных играх почти никому не проигрывали.

Молодежь «Шахтера» безболезненно заменила ушедших игроков. В чем секрет?

Потому что рубились наравне с ветеранами, в стыках никогда ноги не убирали. Вот Коля Федоренко, если присмотреться – небольшого росточка, но спортивной злости в нем было больше, чем у какого-нибудь бугая! Его и стали приглашать в сборную Союза. Почти вся наша молодежь местная была, прошла школу дубля. После пятого-шестого тура они, вслед за ветеранами, также поймали кураж. Нам было все равно с кем играть. И 20 матчей в том сезоне выиграли.

Главной звездой «Шахтера» был Виталий Старухин, который, став лучшим бомбардиром чемпионата, был признан футболистом года в СССР.

Виталию было уже 30 лет, это был его пик. Но очень сильно он сыграл и в 1975-м, когда мы взяли свое первое «серебро». Виталий был великим тактиком – моментально анализировал события на поле. Вот многие говорят, что он только головой умел играть. Заблуждение! Виталик был очень техничным футболистом: и поле видел, и пас хороший мог отдать, хотя игра головой действительно была его козырем. Когда защитники соперника играли с ним более плотно, мы прибегали к такому трюку: отдавали ему передачи строго «в рост», защитник на опережение никак не сыграет, а Виталик кричал «Миша!» или «Федя!» – соответственно, Соколовскому или Федоренко, – и своей лысиной сбрасывал им мяч в свободную зону. Ребята тогда «настреляли» более десяти мячей каждый. Ну и сам Старухин 26 голов положил.

Говорят, его молодые активно поддавливали: Шафоростов, Кравченко, Акименко…

Да мы Бабусю (прозвище Старухина – «Левый берег») еще с 1975 года «притравливали»: смотри, Виталя, Женя Шафоростов регулярно в контрольных матчах забивает – сидеть тебе теперь на «банке». А он только улыбался: «Вот когда травка взойдет на полях – тогда и посмотрим, кто где окажется». Старухин не сильно утруждал себя на сборах, частенько жаловался врачам, что у него то в одном месте болит, то в другом. Но в официальных играх все менялось. Великолепный был футболист. На Кавказе его просто боготворили!

За технику и артистизм на поле?

Конечно! Ну и за характер тоже. Нас уважали, побаивались. Но и боролись с нами. Мы четко знали, что с командами с Кавказа или средней Азии на их поле рот нужно держать на замке, даже если по ногам били. Как только что-то скажешь, тут же от судьи «горчичник» получишь. Но и мы тоже находили способы с этим бороться. Старухин – уж точно. Как же он умел падать! Особенно – в штрафной площадке. Кажется, как раз в матче с тбилисским «Динамо» дело было: его один раз бьют по ногам, второй – судья Валерий Баскаков пенальти не дает. Потом, в третий раз, нарушения на Бабусе не было, но арбитр указал на «точку». После финального свистка спрашиваю: «Два чистых пенальти не поставили, но один «левый» дали. Почему?». В ответ: «Понимаешь, один раз я не увидел нарушения, второй – не поверил, а в третий вижу, как Старухин встает – лысый, лицо в грязи и слезы на глазах – ну и как не дать пенальти?!»

Предложения «сдать» игру от команд из южных республик не поступали?

В те времена подобные вещи решались на уровне первых секретарей обкома КПСС. Звонили и договаривались. Поддержка по партийной линии давала очень многое.

В 1979-м это сказалось?

«Спартак» курировали Константин Черненко и Виктор Гришин – члены Политбюро ЦК КПСС. И нам сквозь такую «стену» было не пробиться. Мы все прекрасно понимали. И то, что в последнем туре ростовский СКА «сдал» матч спартаковцам 2:3, нас не удивило. Интересно другое: «спартачи» (хотя мы их называли не иначе как «торгаши») пообещали Ростову заграничную поездку, но слово не сдержали… А чемпионство мы упустили, проиграв «Спартаку» в Москве 1:3. После матча никаких разборок ни между футболистами, ни на уровне чиновников не было – настолько все были эмоционально опустошены.

А вы не пробовали договориться с украинскими командами, когда стало ясно, что метите на чемпионство?

Дело в том, что мы изначально не ставили особых задач на сезон. А во-вторых, с кем нам было договариваться? С «Зарей»? Ни за что! С «Динамо»? То же самое. Это мы им раньше, когда я еще в дублирующем составе играл, игры сдавали по указке сверху. С «Черноморцем» или «Днепром»? Тоже нет, рубились до искр из глаз. С другой стороны, и московские команды тому же «Спартаку» так просто ничего не отдавали. Помню, когда еще молодым играл в московском ЦСКА, мне старшие товарищи Капличный, Дударенко, которые носили на плечах реальные армейские погоны, очень доходчиво объяснили, что ни одной московской команде ЦСКА ничего не отдаст!

Руководство «Шахтера» дополнительно стимулировало игроков «на чемпионство»?

А мы и так неплохо зарабатывали. Зарплата – 250 рублей, плюс премия за победу 100 рублей (вычитая подоходный – получалось 87). В месяц – четыре-пять матчей. Три победы – считай, еще одна зарплата. Иногда имело место поощрение со стороны.

От шахт?

Да. Мы с Юрием Дегтеревым дружили с Ефимом Леонидовичем Звягильским, а он тогда был директором шахты «Куйбышевская». У него, как и у любого руководителя крупного предприятия, был «директорский фонд». И вот он мог позвать нас и сказать: «Ребята, вот тысяча рублей – вам двоим, и еще двум вашим друзьям из команды. Выиграете – получите». Иногда и первый секретарь обкома Владимир Иванович Дегтярев приезжал на базу в Кирша и говорил: «Так, хлопцы! Вот я на штангу вешаю мешок, в нем – две тысячи рублей. Выходите на поле и сбивайте его». Выходили и выигрывали. Другой вопрос, что не так часто нас «подкармливали». В закавказских или среднеазиатских республиках с этим было попроще – и больше платили, и чаще. Со мной, в бытность игроком ЦСКА, такой вот был случай: обыграли мы киевское «Динамо», на следующее утро сижу в профилактории, подходит начальник команды Валентин Николаев и говорит: «Пока ты тут сидишь, я уже побывал в Министерстве обороны, у товарища Гречко. Вот тебе ордер на двухкомнатную квартиру, товарищ маршал все подписал. И еще получи 170 рублей за победу».

В 1978-м «Шахтер» стал бронзовым, в 1979-м – «серебряным». По логике вещей, в 1980-м пора было «золото» брать.

Уверен, не дали бы нам выиграть. Это у «Зари» в 1972-м такой фокус прошел, когда партийное начальство что-то недосмотрело. После второго «серебра» на нас настраивались еще серьезнее. При этом в 1980 году мы смогли выиграть Кубок СССР, поверьте, это тоже дорогого стоит. А «золото» надо было брать именно в 1979-м. Но мы о том, что идем на первом месте, узнавали, можно сказать, из газет. Возможно, в этом была наша ошибка: после первого круга, который мы выиграли, стоило пересмотреть задачи на сезон. С другой стороны, все это осознаешь только тридцать лет спустя. Тогда же мы просто не понимали, какой шанс упустили.