ГлавнаяОбществоЖизнь

KishkiNa: Работники ЧАЭС после взрыва реактора в 1986-м продолжали работать в штатном режиме

Масштабная эвакуация не проводилась.

KishkiNa: Работники ЧАЭС после взрыва реактора в 1986-м продолжали работать в штатном режиме

Руководство Чернобыльской атомной электростанции после взрыва реактора 26 апреля 1986 года не проводило эвакуацию работников. Более того, люди продолжали работать в штатном режиме. Об этом в программе KishkiNa рассказал старший инженер блока управления Борис Столярчук, который в момент взрыва находился на рабочем месте.

"Я продолжал подавать воду в барабан-сепаратор... Выскочил в машзал (после взрыва реактора - ред.) и у видел звезды, небо. Крыши не было. Была огромная дыра. Я посмотрел вниз. Увидел стоящие питательные насосы. Работал один аварийный питательный. На них лилась вода. Все это искрило. Короткие замыкания. Я забежал на блочный щит, доложил это начальнику смены блока. Потом на блочный щит стали приходить люди, наш цех радиационной безопасности. Они сказали, что приборы зашкаливают. То есть есть какой-то уровень радиации. Какой, определить нельзя, потому что приборы зашкаливают", - рассказал Борис Столярчук.

"Старшего инженера управления реактором, он тоже выскакивал на питательные узлы, тошнило. Моментально выворачивало наизнанку. То же происходило с другими людьми, которые были в реакторном отделении и приходили на блочный щит, чтобы доложить, что произошло. Их моментально выворачивало наизнанку. Потом я узнал, что это очень большое переоблучение", - добавил также он.

При этом покинуть станцию разрешили нет всем, несмотря на масштаб катастрофы.

"Я остался и остался начальник смены блока, потому что у нас была работа. В принципе, левый и правый пульт, в них необходимость уже отпала, а с центрального пульта, за которым я стоял, производилась подпитка реактора КМПЦ. Насосы работали.Можно было подпитываться неизвестно куда. Вот мы с НСБ остались и производили подпитку где-то до 4-5 утра. Пока не пришли нам на замену другие люди", - вспоминает старший инженер блока управления. По его словам, на момент аварии на блочном щите управления, где обычно работали 4 человека, из-за проведения испытания были не меньше 12.

Покинуть рабочее место Олег Столярчук не мог, поскольку должен был сдать смену, а распоряжения покинуть станцию не было. Более того, утром на смену зашли новые сотрудники.

"Мне тяжело говорить, почему директор не предупредил (о больших дозах радиации - ред.). Еще разговорю, с моей точки зрения, я несказанно обрадовался, когда увидел своего сменщика". ...Ему уже ничего не надо было объяснять, потому что когда он на смену ехал, он все видел сбоку. Я-то не видел, я тут (внутри здания - ред.) сидел.  Я видел небо. Но весь масштаб разрушений был виден людям, которых с утра вызвали на смену", - вспоминает оператор блочного щита.

"Он (сменщик - ред.) просто принял смену, как было всегда заведено у нас .Я ему доложил, да он и сам увидел, что никакой воды в активной зоне нет, чтовсе стоит. Тем не менее пока насосы работали и куда-то подавали воду, надо обеспечивать их работу.... А куда подавали... Они должны были подавать в барабан-сепаратор. Потом в активную зону реактора. Куда подавали, я не могу сказать - насос работал, расход показывал нулевой. Думаю, подавал в какой-то разрыв. Порвались каналы, порвались главные трубопроводы и куда-то в разрыв качалась вода. Но пока вода была и насосы работали, я по инструкции должен подавать воду в активную зону. Что мы и делали", - рассказал Борис Столярчук.

После этого он поехал домой, в Припять, где вовсю гуляли люди, выпил кваса и пошел домой.

Подробнее о том, как произошел взрыв на ЧАЭС, из-за чего и как это сказалось на состоянии здоровья Бориса Столярчука и его коллег, смотрите в полной версии программы на канале KishkiNa в YouTube.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter