ГлавнаяОбществоЖизнь

Помнить о жертвах

Банальная истина: у каждого преступника есть свой потерпевший. Чаще – не один. Даже у тех, кто украл что-либо у нашего несколько абстрактного государства, поскольку деньги и имущество государства – наши, украинских налогоплательщиков. Преступников у нас много, более 100000.

Фото: Макс Левин

Отбывая свой строк наказания в тюрьмах и колониях, они должны выплачивать компенсацию своим потерпевшим. Кто-то больше, кто-то меньше, а кто-то и совсем «астрономическую». А работы в тюрьмах и колониях Украины недостаточно, не более 20% « сидящих» украинцев имеют возможность трудиться, зарабатывать хоть какие-то деньги. И нет вины в этом руководства нашей пенитенциарной системы, таковы всеобщие украинские реалии.

В последние два года в наших тюрьмах появились прежде невиданные там клиенты, так называемые «белые воротнички». Раньше они преимущественно обитали в депутатских и министерских креслах. Уверен, это хороший признак. Во всех смыслах. — Семен Глузман

Так вот, наши «сидящие» сограждане своим жертвам, потерпевшим должны вернуть… 575 миллионов гривень. Такова общая сумма судебных исков. Долги по алиментам здесь не учтены, с ними, вероятно, дотянулись бы до миллиарда. Есть ли у этих самых украинских потерпевших шанс получить предусмотренную законом и судебным решением компенсацию? Фактически – нет. Нет у них таких шансов. В цивилизованных государствах потерпевшим помогает либо само государство, либо всерьез работающие страховые компании. Там – не ждут десятилетиями или столетиями.

У нас – иначе. Мы в первую очередь озабочены защитой человеческих прав убийц, насильников, грабителей и проворовавшихся чиновников. Их тяжелым бытом, их скудной пищей, их состоянием физического и психического здоровья. Их неадекватным наказанием, а иногда – и безвинным осуждением (таково качество нашей судебной системы и прокурорского надзора a la Вышинский). Десятки, сотни наших общественных организаций мониторят состояние дел в наших же местах лишения свободы. Либо имитируют эту деятельность, либо попросту пиарятся… А потерпевшими в нашей стране не занимается никто. Вот и в нашем парламенте, где уже вполне «по-европейски» существует гомосексуальное лобби, как и лобби оружейное, хотя бы минимальной группы защиты интересов потерпевших нет. Не актуально, что ли.

А потерпевшие – старятся и умирают. Так и не получив компенсации. Так и не получив эффективной медицинской помощи (у нас плохо с этим не только в зонах). Взамен мы обсуждаем глубоко аморальные законодательные возможности лечения осужденных в богатых и успешных странах. В тех странах, где давно и успешно лечатся наши многочисленные «элитарные» правонарушители, все еще не названные украинским судьей преступниками.

…В одной из своих недавних поездок в украинскую провинцию я познакомился с семьей, жестоко пострадавшей от руки озверевшего пьяного подонка. Убившего и ограбившего. Старший брат которого – успешный бизнесмен в этом городе. Потерпевшим, выжившим несмотря на ранения, нужна серьезная косметологическая помощь (оба – школьные учителя), необходима квалифицированная помощь психолога. А там, в небольшом городке, «практикуют» лишь два самозванца-психоаналитика с непонятными «дипломами», одна – бывший бухгалтер, другой – уволившийся прапорщик из конвойных войск.

Понимаю, сгущаю эмоции, бью ниже пояса. Все мы действительно обязаны помнить о правах заключенных. Превозмогая брезгливость и желание мстить. Иначе – озвереем сами. Но необходимо помнить и другое: у них есть жертвы. Безвинные люди, лишенные будущего, лишенные квалифицированной медицинской помощи, зачастую – недоедающие.

Семен ГлузманСемен Глузман, диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter