ГлавнаяОбществоЖизнь

Город Киев в системе мировых центров. Ч.2

Первую часть лекции читайте здесь 

Город Киев в системе мировых центров. Ч.2
Фото: www.propertytimes.ua

Слушатель: Генрих Осипович, можно вас перебить? Вы же дали такое право нам. Я бы хотел вас подвинуть сюда от философской точки зрения,  определенной отстраненности (это вас не должно обидеть) к конкретному вопросу. Все знают, что вы разрабатывали последнюю концепцию генплана. Вы принимаете активное участие в реальной жизни и ближайшая перспектива, которую вы сказали, вам не очень понравилась. Сначала скажите нам, где проблема... и каково ее возможное решение.

Фильваров: Вы правы в том смысле, что ситуативно (я начал с этого) - картина выглядит не очень благополучно. Но не с точки зрения, что не хватает развязок, Бортничи перегружены, дороги в плохом состоянии, отопление не годится, растут цены и т.д. А то, что мы наблюдаем - есть результат того, что отношение к городу утратило принципиальное понимание того, какова роль Киева. Несмотря на то, что везде и всюду прокламируется наше движение к европейским высотам. Одно дело лозунги, другое - конкретная деятельность.

Я на прошлой нашей встрече говорил, что есть этапы развития, которые невозможно преодолеть. Я сейчас использую может не совсем корректные аналогии, но отзвуки есть. В свое время было движение хиппи, которое разрушало наши представления о формах приемлемого поведения молодых людей. Сегодня мы сталкиваемся, если не с подобными, то серьезными явлениями формирования этики и морали молодых людей, которые ушли - часть в наркоманию, в пьянство. В собственном отказе от понимания ценностей жизни, замена их на удовольствие. Что произошло в Европе с хиппи? Пережив этап 10-15-летнего расшатывания моральных, экономических оснований эти хиппи, в целом как сообщество со своей субкультурой, превратились в серьезных бизнесовых деятелей, людей искусства. Это был определенный период переформирования человеческих типов, которые превратились из хиппи в яппи.

Я могу сказать, что Киев переживает не лучшие времена. Все, что происходит в Киеве - это утрата обществом ценностей, замененных на выгоду. Киев нельзя вырвать из общественного, социально-экономического контекста развития страны. Вы не сможете навести порядок в Киеве, заставить не сносить исторические здания. Вы не сможете заставить "отцов города" направить усилия на воссоздание исторической среды, на серьезную архитектуру, если страна не переживает смену этических, политических форм своего существования. Невозможно начать реконструкцию дома с одной квартиры, как бы не хотелось.

Когда я апеллирую к молодежи, то говорю не о том, что не работает канализация, снесли историческое здание, а говорю, что утрачено представление о том, что утрачено представление роли Киева, его исторической миссии, и утрачено это в контексте общих катастроф .. Коллизий, которые мы переживаем...

Слушатель: Генрих Осипович, что делать?
Слушатель 2: Да, что делать? Скажите как специалист!

Фильваров: На прошлой встрече я задавался вопросом, что делать. Я не гуру, я не могу дать вам советов. А если я и знаю некоторые формы поведения, то, честно скажу, я не буду говорить об этом...

Фото: www.propertytimes.ua

Слушатель: Почему не гуру? Вы гуру в своей сфере. Молодежь уже родилась. Она не может родиться позже. Дайте совет.

Фильваров: Я говорю не о градостроительстве. Я говорю, что градостроение, как срез бытия, переживает те же коллизиии, какие переживает общество в целом. Обернувшись в прошлое, скажу, может, тривиальный факт: хорошая архитектура создается или в тоталитарном режиме, или в обществе высокоразвитой демократии и экономического процветания. Когда общество находится на марше между формами, хорошая архитектура не может быть создана просто. А что делать молодым людям? Переживать время?

Переживать, профессионализируясь и понимая, что только с их помощью могут медленно внедряться этические, эстетические и рациональные критерии градостроительства...

Слушатель: Во-от. Какие? Давайте об этом.
Слушатель 2: У Броневицкого нет специалистов, он уволил всех! Чекмарева контора закрыта. Кто разрабатывает генплан? Зачем он нужен, если не нужно выполнять? Зачем нужны архитекторы, если все решают наверху. Вы можете не отвечать, если зарплату там получаете. Просто... Вы все говорите...

Фильваров: Насчет зарплаты я объясню простую... Я внесу ясность в этот вопрос...

Слушатель 2:
Черновецкий тоже зарплату не получает...

Фильваров: Вы меня не ровняйте. У него есть бизнес, а у меня такого нет.

Слушатель 2: Тогда зачем вы без зарплаты работаете на Черновецкого?

Фильваров: А вот мы работаем не на Черновецкого...

Слушатель 2: Я задавал Броневицкому и Присяжнюку на выставке, когда они представляли генплан. чушь. Суть в чем? Просто прихватить Киев, правильно?

Фильваров:
Эта дискуссия перешла в несколько другую плоскость. Эта плоскость банальная.

Слушатель 2: Жизнь банальная!

Фильваров: Смотря у кого. Каждый человек сам вправе выбирать свой образ жизни в зависимости от того, какими принципами по отношению к миру он руководствуется. Начну с зарплаты. Чтоб вам было понятно, весь коллектив, работающий над генпланом, не получал зарплаты и все, кто причастен знают, что работали, живя не засчет финансирования генплана, а за счет работы, которую мы получали на стороне, как разработчики. Упрек, что мы наемники для совершения дурных дел, неоснователен. Мы не работали ни на Присяжнюка, ни на Броневицкого. Каждый из нас делал то, что считал возможным в этих условиях. Картинки, которые вы видели по генплану...

Слушатель 2: ...на выставке...

Фильваров:
Генплана еще нет...

Слушатель 2: Сказали есть. Концепция? 

Фильваров:
Концепции тоже нет, поскольку она не выдвинута на общественное расмотрение. Что-то вам говорили другое.

Теперь я вам отвечу: градостроительство не терпит суеты. Это не форма проявления, скажем, своих эмоций. Мы знаем хорошо как в нашей градостроительной деятельности проявляются эмоции путем ломания заборов, где кто-то хочет строить. Потом восстанавливаются...

Слушатель 2: Не везде.

Фильваров: Не везде. Потом где-то остаются разломанными. Дискуссия о дерибане - это не наша с вами дискуссия. Наша с вами заключается в том - как мы запроектировали мирокроайон - грамотно или нет? Как вы запроектировали дом - красиво, функционально, дешево или нет? Наша с вами задача заключается в том, в чем заключается задача хирурга, который стоит у операционного стола. Он игнорирует обстоятельство, что больница не получает средств на питание больных, он игнорирует обстоятельство, что где-то кто-то украл, он оперирует так, как ему предписывает его профессиональное умение. Любой другой специалист работает не "потому что", а так, как ему диктует его профессиональное призвание и этика.

Вы будете работать. Вас будет волновать, то обстоятельство, что что-то снесли. Ваша позиция (тут я возвращаюсь к вопросу о зарплате) заключается в том, чтобы отказаться проектировать за любые деньги там, где вы считаете неправильным проектировать и строить. Вот ваша профессиональная этическая позиция. Она заключается в поведении по отношению к тому, что вы считаете несправедливым.

Слушатель 3:
Вы сравнили архитектора и хирурга. Но у хирурга есть показатели больного, когда он не может не оперировать. А разве Киев не в таком состоянии, когда нужно что-то предпринимать?

Фильваров: Это понятно. Представьте себе, что вы архитекторы... Какая у вас есть форма воздействия на процессы, происходящие в Киеве?

Слушатель
2: А что вы делали? Если бы можно было изменить функции архитектора, что бы вам это дало? (шум в зале)

Слушатель 4: Я немного опоздал и слышал, что в начале речь шла о глобализации. У меня вопрос - как вы видите глобализацию Киева? Возможна ли она без уплотнения среды городских пространств?

Фильваров: Я говорил скорее не о приемах застройки, а о миссии города, которая ему предназначена. Что касается уплотнения, вопрос не случайный, не простой. К сожалению, в глобальных городах мы наблюдаем уплотнение городской застройки.

Если посмотрим на Шанхай столетней давности, то это примитивно размазанная по плошади застройка. Теперь это невероятно плотная застройка, формирующая иное качестве городской среды. Нью-Йорк нам понятен в образе Манхеттена с высокой плотностью. Но в действительности плотность застройки по Нью-Йорку в целом ниже, чем в Москве и вобщем-то равняется современной плотности застройки в Киеве.

Что произошло? Когда мы начали работать над Киевом, то стоял вопрос, что он должен выйти за пределы городской черты и развиваться без излишнего уплотнения центральной и срединной части, а распространяться на прилегающие территории. Проблема, связана с тем, что изменятся транспортные коммуникации, инженерные системы. Но не это главное.

Главное заключалось в том, что является продуктом социальных и экономических процессов в стране. Оказалось, что прилегающие к Киеву территории распаеваны и проданы. Киев, чтобы выйти за свои границы, вынужден потратить в рамках закона огромные деньги, чтобы выкупить эти территории. А земля стоит невероятно дорого и сегодня в рамках программы развития Киева до 2025 года это малореальная перспектива.

Приходится идти на уплотнение застройки в связи с тем, что нужно увеличить норму жилой площади на человека. Даже не до европейской (25,40, 45 кв.м., а Исландия - 105 м.кв.). До 35 кв. м. так нам и не удалось. Только до 27,5. До 35 метров - надо или увеличивать этажность, что просто невозможно ныне технично, или выходить за пределы Киева, или формировать сеть городов-спутников.

Это была интересная фантазия. Но города-спутники - это города саморазвивающиеся. И вы не перебросите население Киева туда, ведь оно тяготеет к Киеву. Если по номиналу все утверждают, что Киев - это 2,72 млн. чел, то мы не имеем представления о реальном населении. То ли 3,5 млн., то ли 4,5 млн., то ли 5 млн., как утверждают некие отчаянные головы.

Мы утверждаем, что Киев станет легитимным мегаполисом (по демографическим параметрам), когда его население станет 4,2 млн. чел, т.е. 10% населения страны. Да, пришлось пойти на некоторое уплотнение в силу того, что мы не могли выйти за границы Киева. Мы хотели выйти, но нам было поставлено такое вот ограничение. Вот вам ответ на вопрос, будет уплотняться или нет. Собственно, социальные потребности населения растут. Люди, воспринимая образ жизни Европы, говорят, почему я должен жить на 21 кв. м., если Европа живет на 35 и 45 кв. м.

Слушатель 4: По Европе расчеты проводят с учетом субурбии или только в городской черте, как у нас по-глупому делается?

Фильваров: Дело в том, что когда мы говорим о фактической жилищной обеспеченности в европейских городах, то там понятие городской черты отсутсвует как таковое с точки зрения административного утверждения. Там есть специальные формы выделения метрополитенских территорий. Субурбия - это другая форма расселения и с другим расходом территорий, другими экономическими затратами на освоение. Там эти плотности 35-45 кв. м. измеряются в пределах выделенных метрополией ареалов или других форм фиксирования функций городского управления.

Слушатель 4:
В этом контексте, сейчас я видел Чижевского материалы... Они нашли территории вокруг Киева. Если рассмотреть фактор постиндустриального развития Киева, переход на аутсорсинг. Мне нет необходимости работать в офисе.

Фильваров: Надо разрушить несколько мифов. Кажется, что развитие информационных технологий позволит населению не жить в городе, а жить где-то, пользуясь современными технологиями, создавать виртуальную общность. Да, такое есть. У молодежи. Но в действительности никакие технологии, никакие общности не заменят реального человеческого общения друг с другом. Несмотря на то, что есть субурбия, все равно концентрация в городах сегодня осталась достаточно плотной и высокой, потому что концентрированное население дает синергический эффект и увеличивает возможности для социальной динамики. Я не уверен, что вы сумеете более 30% Киева выбросить в Борисполь.

Слушатель 4: Но Дефанс...

Фильваров: Это Париж, это не субурбия. Если вы были в Дефансе, то вы видели, что это такое. С таким успехом можно апеллировать к лондонским докам... Это все равно город. А переезд ... Та работа, которую сделал Чижевский... Ради Бога. В Борисполе, Обухове, Малине есть площади, где можно строить. Построить можно, но переселить нельзя, так как деятельность их ориентирвоана на городские контакты. Несмотря на то, что вам кажется, что вы можете жить в Австралии, а работать в киевском офисе. Это вам кажется.

Cлушатель: Может быть... Поскольку целью встречи является наше образование, не тыкая во внешние причины... Мы идем и собственными руками и частями организма наш любимый город. Мы это делаем. Очевидно ли. Можете ли вы предложить, что нужно разуплотнять центр Киева... Очевидно ли это добро Киеву? Вы сказали, нужно отказаться от застройки на площадке неудобной. Вот Европейская площадь. Там развивается Майдан-2. Это катастрофа... То же говорил Чекмарев. Если построят Крешатик, 5 - это коллапс. Допустим, получаю я заказ на Европейскую площадь. Я должен точно знать, что никаких таких тысяч не будет в таких местах, если это так, то я бы просто ... Маленький комментарий, чтобы вы прокомментировали... Разница в цене на жилье, так я понимаю то же парижское развитие - там создали такие условия, в которых люди сами едут. Разница в цене на жилье от 1000 евро - до 3-х. Это аналог наших Липок и Троещины, у нас же разница в десятки... Правильная ли это политика?

Фото: i.i.ua

Фильваров: Экономическая политика не формируется путем наших волевых усилий, а в результате действия рыночных механизмов. Я начну с первого вопроса.

Откуда я знаю, хорошая площадка или нет? Можно строить на Европейской площади или нет? Необходимо (если ты архитектор, не архитектор-дизайнер, а архитектор-градостроитель) поинтересоваться окружением и проникнуться тем - что где нужно. Это наша градостроительная функция - вынести вердикт, для чего площадка допустима.

Но когда один из наших крупных архитекторов, получив заказ на застройку Лыбедской площади, размещает там 2 млн. кв. м., он совершает серьезную градостроительную ошибку. Не потому, что нарушает градостроительную среду, а потому что 2 млн. в этой части ни транспортно, ни энергетически не обслуживаются и обслуживаться не могут. Потому что одновременное прибытие туда 20-30 тыс клерков невозможно. Он должен каким-то образом чувствовать. Рецептов быть не может.

Я воспринимаю ваши упреки, они справедливы. Должна существовать грамотная схема функционального зонирования города. Достаточно подробная, как в Чикаго, где четко определено - где на какой территории, какой высотности, какого качества, какой плотности и функции жилье может быть. Но для этого нужно другое отношение к градостроительной деятельности.

Слушатель 5: Есть ведь градобоснование.

Фильваров: Ну градобоснование существует как понятие сегодня и работает по локальному характеру - рассматривает площадку с прилегающей территорией. А это не просто градобоснование. Город нужно решать как некоторую целостность и сделать схему функционального зонирования в целом...

Слушатель 5: План детальной планировки?

Фильваров: Не совсем... ПДП сейчас называется "детальный план территорий". Это другая стадия проектирования. Работа с объемами в пределах определенных территорий.

Слушатель 6: Можно спросить не о тактике, а о вашем видении стратегии, или тех конкурентных преимуществ города в системе не мировых, а европейских центров.

Фильваров: Каковы конкурентные преимущества Киева? Если мы рассмаматриваем нашу территорию, то у Киева нет конкурентов в восточнославянском регионе. С точки зрения историзма культуры, город уникальный и занимает ключевую позицию. С точки зрения экономической - у него нет конкурентов потому, что он занимает интересную позицию между Восточной Европой (она условно заканчивается в Венгрии, а в действительности в Австрии) и безбрежными восточными пространствами, которые находятся за пределами Украины.

Конкурентом мог бы быть Донецк, но у него нет той исторической ауры. Киев находится в интересном положении по меридиану. Между Москвой и черноморским побережьем нет такого города, который бы значил столько по экономике, транспорту и истории, как Киев. Его преимущество находится в том, что он находится на Днепре.

У города есть близких конкурента - Донецк и Львов. Но Львов расположен физико-географически в более слабых условиях, хотя культурное наследие велико... Но несравнимо с Киевом.

Слушатель 6: Правильно ли я поняла, что среди преимуществ нет ни одного, которое мы бы могли "сдвинуть". Значит ли это, что мы можем все сломать и останемся такими же конкурентноспособными?

Фильваров: Вопрос острый... В том плане, что используя свое монопольное положение в пространстве, мы могли бы злоупотребить им. Но дело в том, что его монопольное положение заключается не только в экономическом пространстве, но и в духовном пространстве. Если мы уничтожим этот потенциал, сохраняя только в памяти, то потеряем достаточно много, если не сумеем возместить его чем-то другим. В этом отношении он много проиграет и превратится в рядовой город постиндустриального этапа развития со своими свойствами и качествами. Отсюда вывод: чтобы город был значимым в мировом контексте, он должен сохранить историко-культурную значимость. Безусловно.

Слушатель 7: По поводу юридической проблемы. Касательно распаеваной земли. Что в 2020 произодйет такого, что она будет решена, что вы откладываете? И на какой масштаб вы опирались, формируя генплан.

Фильваров: Какой масштаб? Я не вижу выравнивания киевского масштаба по высотности больше 7-9 этажей. Вот Москва - получила мощный импульс развития, представив себя как центр нового социалистического мира и подверглась социалистической реконструкции. В последние годы сталинского режима появилось кольцо высоток. Но в целом Москва - это 6-7 этажей. А те высотки создали пространственные координаты и дополняются сейчас (Москва-Сити, гигантские высотки, надеюсь останутся единственными).

Я представляю себе, что Киев не может быть повально 40-этажным. Он должен сохранить масштаб 6-7 этажей? Чем он определяется? Высота масштаба определяется масштабом его ландшафта и рельефа. Киевский рельеф не позволяет подавление своих свойств при помощи гигантских зданий. Они должны быть по своей высоте соразмерными с определенными перепадами ландашфта. Любая попытка превратить Киев в Шанхай - она преступна.

Фото: www.budshop.com.ua

Слушатель 6: Что касается 2020...
Слушатель 7: Почему сейчас не пошли на это?

Фильваров: Потому что у города нет денег на выкуп территорий. У города нет бюджета. Но казалось бы частный капитал мог бы пойти на это. Частный капитал может выкупать фрагменты территорий за чертой города, но это не решает в целом проблему пространственного развития города. Кстати, ползучий выход Киева за пределы черты мы наблюдаем на Кольцевой дороге, когда по ту сторону территории, уже областной, возникла серия объектов обслуживания. Это есть, но это не пространсвенное развитие.

Слушатель 8: Я, даючи на днях інтерв´ю щодо жахливого стану Києва, даючи пояснення, що це результати недолугої містобудівної політики, навів таку інформацію - якщо розглядати Київ як урбаністичне утворення, яка вже втратила фактори впливу як центр науки, техніки, ВПК. Все втратили і треба вибирати нові орієнтири занятості людей. Останні роки Київ працював як потужний центр будівельний і вона давала 70% наповнення бюджету. Київ має унікальне розташування, артерії... Це чудова структура з ландшафтами, які руйнуються. Київ привабливий, але становить загрозу для державності України, бо стан деградації такий, коли на конференції наші очільники, які очолюють містобудівні структури, вони закладали, що концепцепція розвитку Києва сформульована в межах 3,35 млн. населення без збільшення території. Яким чином ця цифра співпала з тими 10%, які ви казалим. Ще 10 років тому ЮНЕСКО відводила Україні на 2025 рік 35 млн. населення...

Слушатель 6: Задайте вопрос...

Слушатель 8: Генплан передбачає, що 10% буде в Києві. А решта території - вона ж звільниться на 10 млн. Скажіть, чи це не буде інтенсивний розвиток Києва при таких інженерних мережах, що вода в Дніпрі буде отруйною.

Фильваров: Вы повернули вопрос как-то... Обратным ходом. Не Киев представляет собой угрозу для развития державности, а развитие державности в неблагоприятном направлении представляет собой угрозу для Киева... Мы уже сегодня де-факто имеет 3,5 млн. населения и выселить их нельзя. Специальный режим насильственного выселения мы создавать не можем. Более того, в государствах со стабилизировавшейся экономикой прирост населения прекратился достаточно давно. Иногда имеет место отток. В странах с нестабильной экономикой и плохими условиями продолжается интерснивный приток населения в центр города, где условия жизни благоприятнее, чем на периферии. К сожалению, пока что мы не находимся в состоянии политической и экономической стабильности, и ожидания связаны с теми преимуществами, которые представляет крупный город. Поэтому процесс концентрации населения в Киеве продолжается до сегодняшнего дня потому, что люди на периферии ожидают, что в центре будет лучше.

Слушатель 9: У меня возник конкретный вопрос, который вылился в более глобальный. Земли вокруг Киева скуплены и их надо выкупать. С другой стороны, мы рассматриваем Киев как некое пространство, окруженное забором, оторванное от пригородов. Та 7-9-этажная застройка, о которой вы говорите, она сейчас ведется только в пригороде. В самом городе ведется 20-ти и выше. В ближайших пригородах, живя там, часть уже работает в Киеве, часть уже добираются в Киев быстрее, чем киевляне. И с другой стороны - все эти города имеют рельсовое сообщение с Киевом, это независимости от пробок... Недавно узнал, что в Минске разработали программу скоростного рельсового транспорта в радиусе 30 км в режиме скростных трамваев и, таким образом не вдаваясь в административные факторы, подключают эти города к экономической системе города. Ведь нам важно не то, чтобы в Киеве жили 5 млн., а наверное экономический продукт, который призводят люди здесь.

Фильваров: Когда делался генплан 1986-го года количество приежающих в Киев - по точным оценкам - было 200 тыс. чел. в день. С тех пор прошло 20 лет. Киев вырос. Последние оценки показали точное количество - 200 тыс. человек.

Та же цифра. Дело в том, что когда мы говорим о пригородах, где живут люди, а приезжают в Киев, проблема разделяется на 2 части - есть Киев дневной и ночной. Дневной пополняется за счет пригорода. Ночной освобожден от них, но инфраструктура нагружена дневным населением, а не ночным. Инфраструктура расчитывается на дневное население. Можно говорить, что ночное - 3 млн, но дневное - 3,5 млн...

Проблема городов-спутников заключается в том, что они не хотят жить пассивной жизнью как спальные города. Они представляют собой в силу наличия территорий удобства для формирования там промышленных предприятий или иных мест приложения труда. Они в современных условиях обладают тенденциями к автономности. Если мы говорим, что города будут развиваться, то это не значит, что они будут оттягивать население Киева на себя. Они будут развиваться сами, а если там не будет работы - будут оказывать дополнительное дневное давление на Киев. Это проблема.

Слушатель 6: Мне кажется логичным, что население Киева само едет в пригороды из-за стоимости жилья.

Фильваров: Это не однозначная проблема. Это вопрос отношения - за что я готов платить 3 тыс. за кв. метр. Вот, что нужно сопоставлять. За что человек готов платить, уезжая в Бровары на 1000 дол., совершая поездки в Киев? Вопрос соотношения пространственного поведения в сочетании с экономикой. Я могу говорить о тенденции, а она такова, что тот взлет цены, который имел спекулятивный характер, угомонится, но по-прежнему сегодня в обозримой перспективе тендеция концентрации населения в Киеве будет продолжаться, пока столичный образ жизни и столичные возможности социальной динамики и благ распространятся на все малые, средние и маленькие города.

Урбанизация это не просто количество населния, а распространение городского образа жизни вплоть до фермы... То, что мы имеем в США. В действительности США как была одноэтажной, так и осталось. Мне привелось поездить по США... Там десяток миллионников,а все остальное - одноэтажная Америка. Это другой образ жизни, которого мы достигнем в будущем...

Слушатель 10: Что такое историческая ценность? Что такое красиво?

Фильваров: На этот вопрос я ответить не смогу...

Слушатель 10: Спасибо.

Фильваров: Как оценить здание с точки зрения исторической? Это вопрос не только эстетики и исторического исследования. Это вопрос политики. В Киеве очень много зданий было отнесено в этой категории по чисто политическим мотивам. Не так прямолинейно, что в этом доме останавливался Дм.Ульянов, а по политическим мотивам, при которым в определенном направлении шла мистификация истории в определенных политических целях, для чего нужно было привлечь и этот инструментарий. Это работа научная.

В общем-то обыватель достаточно спокойно относится к табличкам на здании... Ему как-то все равно. Нам важно сохарнить в целом дух города. Обыватель не воспринимет этот город через, скажем, отдельные здания. Его интересует атмфосера города и удобства жизни.

В США у меня была интересная дискуссия, которая привела к неприятностям для меня. Когда американцы стали рассказывать, что у нас есть ценные здания, япозволил некорректно сказать: "Вашей истории 200 лет, чем вы хвалитесь? По сравнению с Киевом, которому более 1500 лет? Вот тут у нас есть предмет борьбы за сохранение исторического духа!".

Они обиделись и привезли меня в город на берегу Атлантики, название которого я забыл, ему 150 лет. Я посмотрел, с каким тщанием сохранены все мельчайшие элементы города. Даже проезжая часть частично открыта, чтобы видеть булыжники тех времен. Квартиры сохранены в абсолютной исторической достверности и люди, лишенные привычного комфорта, счастливы, что живут в той среде.

Это вопрос отношения к памятнику.

Что в Донецке являет собой архитектурную ценность? Площадь Ленина, планкированная конструктивными зданиями 30-х годов. Вот они для Донецка - богатая история.

И в Киеве есть такие. Вы правы, что ценность заключается не только в ветхости.

Вот здание Алешина, которое должно стать исторической ценностью - приходит в упадок. Это вопрос, который надо решать с учетом исследований специальных.

Слушатель 11: Какие функции в городской среде вы видете, которые могли бы считаться частью стратегии социально-экономического развития города в контексте мировых столиц?
Слушатель 12: Быть уникальными - уникальными быть.

Фильваров: На чем развивать его значимость? Это развитие как культурного центра, как научного центра, принимая во внимание достаточно большой растерянный интеллектуальный и научный потенциал, и в месте с тем развивать его как центр финансовой, экономической деятельности. Бердяев, который любил Киев, говорил, что "вся прелесть Киева, что бы с ним не делали, заключается в его ландшафте".