ГоловнаСуспільствоЖиття

​Целовальник: «Сегодня ни одно строительство в Киеве не обходится без скандалов»

Главный архитектор Киева, вице-президент Национального союза архитекторов, в прошлом - главный архитектор Севастополя Сергей Целовальник - человек занятой. С момента его назначения в Киевскую администрацию в июле LB.ua пытался договориться об интервью. Вышло только в конце сентября, да и то в субботу после полудня. Как ни странно, Сергей Анатольевич находился на рабочем месте. "И в субботу, и в воскресенье тут бываю. Что же вы думали, я просто так избегаю встречи? Постоянно занят. Ну, какие у вас там вопросы?"

​Целовальник: «Сегодня ни одно строительство в Киеве не обходится без скандалов»

Есть какое-то сходство между вашей работой в Севастополе в 90-х и теперь в Киеве?

Главным архитектором Севастополя я работал в 1990-91 годах, а до этого с 1980-го года был заместителем главного архитектора города и главным художником. Это не значит, что я занимался живописью или графикой. Главный художник отвечал за малую архитектуру, так называемый человеческий масштаб. То есть речь идет об улицах, скверах, парках, памятниках, телефонных будках и тому подобных вещах (в Киеве такой человек тоже появится, но об этом позже).

И вот начало 90-х в Севастополе было таким революционным временем, когда на волне гласности, народного недовольства и популизма в советы пришли очень разные люди. Во всяком случае, те, кто меня окружали, были далеки от архитектуры и градостроительства. Например, председателем земельной комиссии городского совета был юноша 22-23-х лет, который еще учился в техникуме на электрика. Волею судьбы он стал председателем земельной комиссии. И вот приходит ко мне такой начальник с газетою в руке, в которой напечатан земельный кодекс. Я в то время уже шесть лет отучился в институте, повышал квалификацию в Москве, участвовал в разработке Генерального плана Севастополя, сидел ночами за документами... И вот этот молодой начальник начинает высказывать мне, что Генплан городу не нужен, и что если я с этим не согласен, то работать не буду… И такой был не один. В то время я отстаивал основы профессии, в меру сил и харизмы воспитывал молодых и не очень молодых руководителей.

Сегодня в Киеве такая же ситуация?

Сходство в том, что в нашем архитектурном цеху произошла полная девальвация профессии. На место вопросов профессиональных встали вопросы экономические. И эти перемены навредили развитию города. Поэтому я очень рад, что моя победа в конкурсе на должность главного архитектора конкурс длился пять месяцев и совпал со сменой системы управления в Киеве. Оценивать изменения в Киевской администрации я не буду - не мое это дело. Но в подведомственной мне сфере я выстраиваю сейчас команду, для которой главной ценностью являются не деньги, а развитие города.

Новый состав градостроительного совета - часть этой команды? Или это пролоббированные застройщиками люди?..

Вы это слово «лоббировать» забудьте. Это все было при прежнем руководстве. Мы сегодня возрождаем профессию. Всегда развитием города занимался не один человек - главный архитектор, этим занималась группа единомышленников. Например, Генеральный план Киева 1986 года разрабатывался в течение трех лет группой специалистов. Нормативный план разработки документа такого уровня - 42 месяца. В то время по совпадению над Генпланом работало как раз 42 организации. Сердцем всего проекта был председатель исполкома Киева Згурский Валентин Арсентьевич. Он болел за каждую букву и цифру в Генеральном плане. Сейчас, я уверен, никто больше не будет подстраиваться под чьи-то интересы, работать по принципу «чего изволите». И никакие деньги не могут изменить это решение.

Конкретный пример этой философии «чего изволите»: здание на Кловском спуске 7-А (проект ООО «Архитектурный союз» под руководством Сергея Бабушкина, - LB.ua). Казалось бы, оно находится далеко от Лаврской колокольни и никому не мешает. И градсовет когда-то поверил архитектору, который рисовал им разные точки восприятия. А самую опасную точку он так и не показал.

Фото: pk.kiev.ua

Сегодня уже не надо быть архитектором, чтобы оценить этот проект по справедливости. Нужно просто оказаться на Березняковской набережной и посмотреть на Лавру. Колокольня лавры полностью умещается в этом сером бетонном монстре, а заказчики еще хотят здание наращивать.

Вопрос мне достался в наследие. Попробуйте сейчас прийти и сказать, что часть этого здания надо снести, если инвесторы уже вложили деньги. Выйдет вторая «Элита-центр». Так что не знаю пока, как решится этот вопрос.

Есть и другие примеры…

Таких примеров очень много.

Например, шумное строительство высотки на Пейзажной аллее по заказу МИДа?

Как раз этот вопрос возник на политической почве, а не на градостроительной. Здание, которое там запроектировал Андрей Пашенько - достаточно умеренное, и оно бы там не помешало. Планировочная структура кварталов позволяла такую постройку. Тем более, что здание планировалось небольшое и с достаточно пластичной архитектурой.

Фото: Макс Левин

К тому же МИД выиграл все суды и доказал, что юридически прав и может вести строительство. Но, учитывая сложившуюся вокруг даного проекта ситуацию, они могут и оставить участок. В общем, это должно быть их решение, но я в этом проекте не вижу ничего страшного.

Но люди же против строительства на этом месте. Как увязать интересы застройщиков и местных жителей?

Недовольные найдутся всегда. И даже не потому, что эта стройка кому-то на самом деле не нравится. Дело в том, что вся информация о ведущейся в городе застройке находится в руках у предприимчивых людей, которые готовы бороться с любым строительством. Это не одна группа - их десятки. Это такой бизнес, зарабатывание денег. Используя людей, манипулируя общественным мнением, эти группы вступают в переговоры с застройщиками. Дальше - как получится.

И сколько, по-вашему, можно на этом заработать?

Откуда мне знать? Это не мой бизнес. Меня учили строить, проектировать. Я занимаюсь развитием города, а не вопросами его умирания. Вот давайте проанализируем ситуацию с протестами жителей. Ведь сегодня ни одно строительство в Киеве не обходится без скандалов.

Только не будем рассматривать ситуации, когда проектируют на дорогах, в парках и скверах - этого однозначно нельзя делать, и такой народный гнев я поддерживаю. Возьмем ситуации, когда строительство ведется в местах, для этого предназначенных - на месте старого разрушенного дома или на линии застройки. Допустим, 10-20 лет город не застраивается вообще. Какой будет ситуация? Разве мы этого хотим? Мы же не хотим, чтобы город вообще не застраивался, не развивался. Нам важно чтобы город застраивался правильно.

Сейчас он застраивается неправильно?

Самый главный и глобальный вопрос - это вопрос координации. Есть у нас НИИ социально-экономических программ города, разработана Концепция стратегического развития Киева до 2025 года. То есть власть, наконец, начала решать эту проблему. От координации зависят и все остальные вопросы.

Какие именно?

Скудное, почти никакое финансирование объектов соцкультбыта: школ, детских садов, поликлиник, молочных кухонь, театров, кинотеатров. Недостаточное финансирование всегда было, потому ни один Генеральный план не был выполнен более чем на 25% от запланированного. А ведь когда Генпланы создавались и утверждались, то их главной задачей было - запланировать четкие шаги на перспективу. На пятилетку, а для Киева еще существовало трехлетнее планирование застройки всего города (не только отдельных площадок!).

В силу этого мы получили катастрофическую ситуацию с развитием инженерных коммуникаций. Там, где нельзя нормально подвести газ, воду или электричество, там и строить нельзя. Но застройщики об этом раньше не сильно задумывались. Им главное было - построить как можно больше квадратных метров, заработать как можно больше денег, и уйти на другую площадку. Они могли подвести электроэнергию, но ведь мало подвести - надо ее еще и развивать.

Есть еще вопрос переработки отходов. Наша Бортническая станция аэрации в ужасном состоянии.

Она требует реконструкции, увеличения мощности. Нужно думать и о переработке отходов, которые будут выходить оттуда в виде электричества, тепла или брикетов топлива. Потому что сегодня, проезжая по Харьковскому жилмассиву, иногда дышать неприятно.

Другая важная проблема - абсолютное отсутствие в прошлые годы развития транспорта в городе. Это кровеносные сосуды, элемент каркаса города. Сейчас ситуация такова, что решение даной проблемы пришлось форсировать. Строительство «моста Кирпы», развязка на Московской площади, мост на Рыбальский остров, мост через Русановские сады на Троещину. Все это начинает двигаться. Иначе город просто остановится.

Как решить проблему с нехваткой парковок?

Конечно, то, что мы сегодня видим - недопустимо. Машины в две линии стоят, да еще и на тротуаре… Вы только подумайте какие в нашем сознании случились перевертыши, что машина на тротуаре - норма!

Может быть строить больше многоэтажных паркингов, таких как рядом с гостиницей «Лыбидь»?

Их нужно делать и в большом количестве. Я, кстати, на этой парковке несколько раз останавливался. Очень удобно, только дороговато. Подземные парковки строить намного сложнее. А надземную можно сделать, например, в зоне отчуждения железной дороги в районе улицы Боженко. Думаю, железная дорога ко мне сама с таким предложением придет - наверняка захотят реализовать эту идею.

Можно такие стоянки строить на участках, которые давно стоят незастроенными, даже на линии застройки. В Нью-Йорке я беседовал с архитектором Аланом Ричи, партнером покойного Филиппа Джонсона (основоположник «интернационального стиля» в американской архитектуре, лауреат первой Притцкеровской премии - своеобразного архитектурного «Оскара» - LB.ua). Так вот Алан Ричи показал мне свой новый дом на 100-й улице: простой, всего на 25 этажей, но интересно сделанный.

Когда мы вышли из вестибюля на улицу, я поинтересовался, где же паркинг? А он мне: паркинга нет. «Зачем, Серёжа, вон за 30 метров по линии застройки стоит парковка в 15 этажей, а там еще и еще одна…». В общем, неважно, кто эти паркинги построит - частный бизнес или муниципалитет. Важно, чтобы они были.

В Белграде, например, идешь по улице и видишь металлические автоматизированные парковки на 2-3 уровня. Приехал, лифтом машину наверх поставил, и пошел себе в ресторан. Вопрос только в том: где ставить парковки и какие именно. У нас задача - построить 10 тысяч мест в центральной части Киева к 2012 году. К этому времени они должны работать. Надо избавиться от этих тромбов, которые перекрывают нашему городу артерии.

Кажется, в Лондоне делали въезд в центр платным?

В Эдинбурге работает такая система, и это тоже хорошая мера. Должны быть и экономические рычаги. Городской транспорт у нас хорошо работает. Значит, надо делать «перехватывающие парковки», чтобы люди могли во второй-третьей-десятой зоне машину оставить и пересесть на метро. В Эдинбурге действует обезличенный отъем дене - работают паркоматы. Наверное, и мы к этому придем когда-то.

Главное, чтобы строительство паркингов не стало новой проблемой. Проекты есть разные. Даже опытные архитекторы иногда предлагают довольно сомнительные вещи. Например, размещать паркинги и общественные сооружения в транспортных развязках, в середине «клевера».

Горячие наши головы говорят, что это удобно. Но как туда будут заезжать машины? Водитель будет притормаживать, создавая новые заторы. Если делать полосы разгона и торможения, занимающие место, то мы всю выгоду теряем. К тому же развязки - это как раз места образования пробок. Добавьте туда машины, которые будут приезжать специально в новые сооружения… Мне кажется, что дорожные развязки должны быть максимально чисты, просты и удобны. И что водители не должны часто перестраиваться во время езды по Киеву.

Это все касается автомобильных дорог, а что же с общественным транспортом?

Метро надо развивать.

Но в этом году, как я понял, денег на строительство метро на Троещину так и не дали?

Процесс остановился из-за того, что нет решения, как пойдет ветка. Есть два варианта: вести метро по пр. Маяковского или по ул. Бальзака. По Бальзака ветка изначально планировалась, и для нее там оставлено место. А теперь есть другой проект, с другой конструкцией метро, но по пр. Маяковского. Оба варианта у «Метростроя», их изучают, и должны принять решение, что лучше. Но пока решения нет, «Метрострой» направил силы на участки, где понятно, что и как строить.

Довелось говорить с одним из работников «Метростроя», который меня уверял, что метро на Троещину при должном финансировании можно построить буквально в течение года. Это правда?

Да, технически можно, и это рано или поздно будет сделано. Потому что жилье на Троещине строить продолжают, и без транспорта там никак. На Троещине живет более 350 тыс. человек. Кстати, есть еще одна проблема - для чего транспорт нужен в городе? Наверное для того, чтобы добраться из дома на работу, на учебу или к месту отдыха. И если я живу на левом берегу Днепра, где уже больше 1 млн. жителей, почему я должен ездить на другой берег? Почему у 42% населения города всего-навсего 18% мест приложения труда? Значит, надо на левом берегу развивать рабочие места. А их развивать уже негде, потому что участки застроены. Или землю купили и ждут, когда вырастет в цене, чтобы подороже продать. Вот вам эффект работы прошлой команды.

Там, где планировалось построить коммунальную зону и места приложения труда, уже отведены площадки под жилье. То есть мы не дали возможности построить депо, завод по переработке бытовых отходов, а построили жилые дома. А потом жители этих домов спросят: как нам оттуда выехать?

Была же идея создать деловой центр на левом берегу?

(Сергей Анатольевич оживляется, встает с места, показывает на большой карте Киева) Вот участок близ Святошинско-Броварской линии метро. Между Броварским проспектом, улицей Луначарского, набережной и Никитско-Слободской улицей. Там, где выставочный центр сегодня находится.

Была идея создать здесь деловой центр левого берега, а потом начали от этого участка по кусочку «отщипывать» участки под жилые дома, другие строения. Этот процесс еще в УССР начался.

Там уже кафедральный собор греко-католики построили на берегу.

Церковь как раз может быть в деловой части, тут никаких проблем. А вот выставочный центр, здание, которое начинали строить для Госплана УССР - они, конечно, мешают.

То есть идея строительства делового центра в том месте умерла?

Надо ее развивать. В нынешних условиях существование выставочного центра как раз к лучшему. Возможно, в будущем, когда город будет богаче, мы сможем выкупить эту территорию и построить многоэтажные деловые центры. Уж на левом-то берегу высотки можно возводить.

Вы говорили о развитии левого берега, а что с берегом правым?

Для правого берега актуальная проблема - это отношения с Киевской областью. Город мыслился в рамках городской черты, а когда какие-то необходимые городу объекты размещали за городской чертой, возникали проблемы. Сейчас и городская, и областная власти нашли общий язык и подписали меморандум. Теперь общины населенных пунктов за чертой Киева будут сами решать, какие объекты ставить. Например, инвестор захочет построить предприятие в неком селе. И вот громада этого села должна будет взвесить, насколько новые рабочие места компенсируют возможный вред от размещения такого предприятия.

Чтобы такие предложения возникали не стихийно, мы заранее в Генплане отметим места, которые могут быть интересны инвестору. Власть должна задавать функциональные характеристики объектов.

Поэтому сейчас перед нами стоит несколько задач. Первое: провести инвентаризацию всех земель запаса 10-и районов, прилегающих к Киеву. Второе: ввести мораторий на хаотичную застройку этих земель. Третье: предложить властям Киева, Василькова, Бучи, Броваров, Борисполя и других городов определиться с объектами, которые им необходимы. И тогда мы получим ответы на все вопросы.

Если через спутник посмотреть на территорию Украины, используя специальный фильтр, через который мусор видно красным цветом (такие возможности есть), то можно увидеть интересные вещи. Все границы областей четко очерчены красным. Потому что руководство каждой области пытается весь мусор вывезти на границу. Такого быть не должно, нужно искать компромиссы.

Что еще вы относите к проблемам?

Вопросы эстетического рода. Киевлянам не хватает эстетической, гармоничной среды обитания. Я веду речь об озеленении, благоустройстве, памятниках, скульптурах, выставках. Да что там - площадей у нас нет, кроме площади близ театра им. Ивана Франка на территории бывшей усадьбы Фридриха Меринга (успешный киевский предприниматель второй половины XIX века, - LB.ua). Все остальное - не площади, а транспортные развязки.

Львовская площадь, например, еще не сформирована. Там до сих пор нет выходов из метро, не завершена реконструкция института им. Карпенко-Карого - столько лет в строительных лесах стоит.

И вдруг видим, что из этой площади делают U-образный перекресток из-за очередного строительства. И все это называется «реконструкция брызгального бассейна с торговым павильоном»! Поэтому Кабмин потребовал от нас объявить мораторий в этой зоне, остановить строительство. Мы должны провести новый конкурс, отобрать пул инвесторов, предложить инвестору, который так неудачно продемонстрировал свои амбиции, компенсацию. Затем частично или полностью этот объект снести, чтобы часть площади включить в общий проект.

Вы говорите правильные вещи, но не называете, ни конкретных сумм, ни сроков. Например, по той же Львовской площади?

Этот вопрос не в моей компетенции. Это должно быть взаимное движение: бюджетных средств, государственных средств и частных инвестиций. В каждом случае нужно искать компромисс. По этой же причине нельзя назвать конкретные сроки.

Давайте еще ситуацию проясним. Приходит к вам богатый человек, готов построить микрорайон. Город ему какие требования выдвигает?

Он же не просто так хочет микрорайон построить, он денег хочет заработать. И когда вы спросите, сколько денег он хочет, то будет ответ: много, больше, чем вы себе можете представить. И власть, действительно, выдвигает ограничения.

Первое: плотность населения. У нас по нормам 450 человек на гектар, хотя мы уже и превышаем это ограничение - бывает и по 500-550 человек на гектар. Второе: должно продавать не просто квартиры, а жилую среду. То есть должно быть рассчитаны площади детских и спортивных площадок, мест для выгула домашних животных, учтена необходимость строиетльства школы и детского сада. Мы как власть поможем подвести инженерные сети, транспорт, запустим школьные автобусы.

Такая схема правильная. Но территорий для новых микрорайонов осталось очень мало.

Правильно я понимаю, что такие правила действовали и раньше, просто они не выполнялись?

В том-то и дело, что в советское время выполнялись. Именно поэтому мы можем любоваться такими районами как Русановка. Посчитайте, сколько там детских садов и школ? Больше десятка. Уже потом из левого берега сделали так называемые «спальные районы», где ничего этого нет. Дал о себе знать остаточный принцип финансирования объектов соцкультбыта. После 2002 года эта проблема особенно обострилась и начали формироваться «спальные районы». Вы думаете, их так изначально проектировали? Да ничего подобного!

С набережной Днепра сегодня убирают плавучие рестораны. Там тоже строить собираются?

Если говорить о долине реки Днепр - легких Киева, то эта территория должна оставаться зоной рекреации. Там могут быть гольф-клубы, места для семейного отдыха, пляжи, водные аттракционы. Но никакой застройки.

Если в целом говорить о зеленой зоне Киева, то она сегодня не в лучшем состоянии. Это не упрек «Киевзеленстрою». Но там нет идеолога - только технические работники.

У меня в управлении скоро будет работать ландшафтный архитектор, который все о деревьях знает и понимает, как можно зеленью украсить город.

Потому что когда мы вздыхаем и говорим о склонах Днепра, то не задумываемся, что там ходить страшно - сыро, тропинки разрушены, видовые площадки заросли. Если мы так о склонах беспокоимся, то надо убрать самосевы, гнилое, больное и сухое дерево. Привезти и посадить здоровые красивые деревья. Этого же никто не делает!

Подножье склона и сама территория набережной также используются крайне неэффективно. Это просто транзит для грузовиков, трамвая и машин в восемь рядов. Набережная - узкая полосочка, где к тому же рестораны кто-то поставил. Даже подходы к пешеходному мосту - это жуть: лестницы разбиты, фонари перекошены, мусор и грязь. Вы себе такое в Париже можете представить? Я - не могу. Чем мы хуже? Париж был маленьким городишком, когда Киев уже был серьезным городом.

Так вот нам надо провести конкурс, чтобы изменить профиль набережной. Например, была идея спрятать транспортный поток ниже пешеходной зоны. Перекрыть его сверху платформами, на которых разместить объекты для отдыха.

Полностью упрятать дорогу в туннель?

Зачем же сразу в туннель? Просто в нескольких местах поставить платформы. В Перми недавно похожий проект реконструкции набережной реки Кама представили. И общественность восприняла нормально - без истерик. У нас же из всего хотят скандал сделать.

Недавно проходил мирового значения симпозиум CANactions (инициатором был Союз архитекторов Украины, а душой и модератором процесса - архитектурная мастерская Виктора Зотова). Там были озвучены предложения по развитию кромки реки Днепр. Так вот было как минимум три интересных идеи. Например, мы сейчас любуемся правым берегом только со стороны Русановки, Березняков, с моста Днепр. Но это далеко, мы видим лишь силуэты, контуры. А уже по ту сторону от Броварского проспекта вообще ничего не видим - острова вид заслоняют.

Вот если развить набережную центральной части правого берега молами, пешеходными пирсами с выходом в реку, то вы сможете видеть склоны Днепра вблизи. Это еще не проект, но это концепции, это идеи, которые сегодня волнуют архитекторов.

Вам приписывают слова о перестройке Майдана…

Вот именно что приписывают! Я вообще не считаю Майдан приоритетом своей деятельности на ближайшие годы. Хочу, чтобы вы это подчеркнули и отметили (произносит буквально по слогам): не считаю приоритетом в своей деятельности на ближайшие годы.

На майдане сегодня проходят общественные мероприятия, люди гуляют. В общем, как говорят, полюбить - это привыкнуть. Люди уже привыкли, как я понимаю. Что касается меня, то я никогда не привыкну к этому ансамблю или вернее отсутствию ансамбля.

По моему глубокому убеждению, 10 лет демократии категорически нельзя было отмечать установкой колонны, да еще и коринфского ордера (вид архитектурной композиции, - LB.ua). Это называется забить кол в демократию. Потому что колонна в центре площади - это символ тирании, это уже Римская Империя. Когда мы говорим о демократии, о Древней Греции, то агора - это свободная площадь, где собирался народ. В нашей русской, украинской традиции это тоже всегда присутствовало - это вече, Новгородские, Киевские площади. И когда мы ставим колонну в самом пышном коринфском стиле - это уже какой-то символ. Кроме того, давайте посмотрим на базу, на которой установлена колонна. Например, в Севастополе есть памятник затопленным кораблям: на скале стоит колонна как знак победоносного начала, несмотря на то что орел сверху держит венок в память о погибших кораблях. Так вот базой там является гранитная скала.

А теперь обратите внимание на базу под колонной на Майдане. Она же пустая! Во все четыре стороны по двум осям - пустота. Закрадывается невольно мысль, что в базе нашей демократии - пустота. Мне совершенно непонятно, зачем там проходить, почему нельзя было сделать базу монолитной? Там что, демонстрации ходят или танки ездят? Понимаю, в Париже Триумфальная арка - та самая, под которой на самолете Ален Делон пролетал в фильме «Искатели приключений». Там французский флаг висит, ее используют во время парадов и т.д. А здесь что мы видим? Чистая пустота.

Я категорически против того, чтобы загонять людей в подземные пространства. У нас же сделали «Глобус» (видимо, для того чтобы экономически оправдать строения наверху).

Во многих странах под землей машины ездят, а по верху ходят люди.

Совершенно верно! Так и у нас должно было быть. И были предложения, и «Метроград» на Бессарабской площади никогда не предполагался. Наоборот, там собирались мост соорудить, чтобы разгрузить ул. Крещатик и бульвар Шевченко. Но теперь этого уже никто не сделает.

Пространства под землей тяжело эксплуатировать, канализовать их тяжело, воздух туда надо нагнетать, очищать, забирать и выводить. А забирают воздух туда с полутораметровой высоты, где свинец и вся таблица Менделеева от выхлопов машин. Что же здесь хорошего?

К тому же это место раньше называлось Козьим болотом. И все эти геологические процессы, которые там идут, надо было учесть при строительстве. Это было достаточно дорогое удовольствие. То есть такое сооружение, конечно, имеет право на существование, но теперь мы наверху видим…

«Теплицы»?

Кто их «теплицами» называет, кто как. Знаете, когда-то ехал по улице Саксаганского и увидел новый шалман под тентами, какой-то прямо цирк-шапито. Спрашиваю у сына (он у меня тоже архитектор): что это за забегаловка такая? А он мне говорит: это просто до Майдана не довезли.

То есть Майдан сегодня представляет из себя не строгий градостроительный ансамбль, как это было раньше. Он представляет из себя, как говорил Александр Грин, какой-то футуристический рисунок. Смешение разнородных предметов в противоестественной коллекции. Вот стоят на Майдане Лядские ворота, над которыми еще этот «воробышек» или, как его еще называют, «Бэтмэн». Но вы задумайтесь, что такое ворота в земляном валу? Земляной вал был высотой метров 10, то есть в основании имел протяженность метров 50-70. Так вот ворота тянулись с одной стороны до другой - такие были ворота. А где вы их видите здесь? Эта вот арочка слабомощная - это домысел. Там внизу фундамент только одного пилона от прежних ворот, но это совершенно не так все выглядело.

Золотые ворота же хорошо сделали?

Это та же история, этот пример профессионалами также осужден. Потому что подлинные остатки ворот спрятаны сейчас под этим кожухом. Опять же посмотрите на завершения, которые создали. Да, такое могло быть нарисовано в какой-то книге, у архитектора или археолога. Но когда это выстроено в материале - настолько фальшиво выглядит! Вот просто маленький ребенок посмотрит и у папы спросит: как это все было? А папа ему начнет объяснять, что тут был земляной вал. Так какой он должен был быть по величине, чтобы земля не осыпалась? От этого и надо отталкиваться. Как там эти ворота действовали, как туда люди въезжали-выезжали. Это все домысел, театральность. И это все осуждается и ЮНЕСКО, и по Венской и Афинской хартии по сохранению исторического наследия.

Так вот, возвращаясь к Майдану. Все оно уже есть, и пусть себе стоит. И стеклянная форма конусообразная, и шпили и башенки с лесенками и мостиками сверху… Это все от лукавого. Но раз оно уже существует - пускай. Я эту площадь перестраивать не собираюсь. Знаете, я вам одну историю по этому поводу расскажу. Когда я на флоте служил, мне навстречу шел моряк в мешковатой форме, которая на нем просто висела. Я его остановил, сделал замечание. А он мне и отвечает: «Родина дала - пусть Родина теперь смеется». В общем, пока нет в Киеве парковок, детских садов, пока у нас других проблем море, незачем Майдан трогать.

СПРАВКА LB

Сергей Анатольевич Целовальник родился в 1952 году в Севастополе. Окончил Киевский инженерно-строительный институт. С 1980 года - главный художник, а с 1990 года - главный архитектор Севастополя. В 1993-95 годах - первый заместитель главного архитектора Киева. С 2005 года возглавляет созданную им проектную компанию ООО «Целина», среди проектов которой - жилищно-офисный центр на улице Серафимовича и бизнес-центр «Андреевский-плаза» (инвестор и девелопер проекта - компания «Эста Холдинг», входящая в группу СКМ Рината Ахметова). Является рецензентом проектов на Градостроительном совете Киева, однако из-за несогласия с градостроительной политикой вышел из состава совета. Вице-президент Национального союза архитекторов.

Андрій ЯніцькийАндрій Яніцький, редактор економічного відділу LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram