ГлавнаяЭкономикаГосударство

Танец черных лебедей

Если у любого экономиста спросить, будет ли глобальный кризис, он, не задумываясь, ответит – да. Вопрос только в том, когда этот самый кризис состоится. На горизонте мировой экономики всегда есть «неожиданные» риски (черные лебеди), которые так или иначе могут стать основой для очередного глобального коллапса. Десятилетний цикл, который мы просматривали в 1998/1999 гг. и в 2008/2009 гг., на уровне интуиции подводил многих к мысли, что 2018/2019 гг. ничем хорошим не закончатся. Но вот уже 2018 год подходит к концу, а кризиса все нет, хотя его ожидания усиливают ряд факторов.

 Нью-Йоркская Фондовая биржа
Фото: EPA/UPG
Нью-Йоркская Фондовая биржа

Фондовый рынок США и ФРС

С 3 по 29 октября один из основных фондовых индексов США S&P500 рухнул с 2925,51 до 2641,25 или примерно на 10%. Глубокая коррекция индексов происходила в два этапа и вызвала серьезные опасения среди аналитиков и экспертов о том, что глобальный кризис уже начался. Но ситуация нормализовалась, и в период с 29 октября по 7 ноября S&P500 вырос с 2641,25 до 2813,89 пунктов или на 6,5%. Причин такого положения дел было несколько.

Во-первых, американский рынок в последние годы очень активно. За последние 5 лет S&P500 вырос примерно на 55,5%. Однако рынок не может расти все время. Инвесторам нужна пауза для переоценки позиций и перспектив.

Во-вторых, последние год-полгода угольком, который разогревал фондовый рынок США, выступала налоговая реформа Дональда Трампа. У многих компаний в США финансовый год завершается 30 ноября, поэтому в октябре инвесторы обычно уже имеют представление, о том, как очередной год закончат те или иные компании. Я имею в виду не только инсайдерскую информацию, но и вполне легальные данные, которые компании могут раскрывать через отчетность перед Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC).

В-третьих, часть спекулятивного капитала с рынка акций ушла на рынок облигаций и от этого, конечно, пострадали S&P500 и композитные индексы, рассчитанные под акции. Если говорить простым языком, то из-за роста ставки ФРС теперь в США стало возможным разместить капитал в облигации с неплохим рейтингом под 4-5,5% годовых. Кстати, ФРС придется задуматься над дальнейшим сценарием повышения ставки. На очередном заседании 8 ноября ФРС оставила ставку неизменной. Следующее заседание состоится 19 декабря, и пока есть все основания полагать, что на нем также будет принято решение отложить повышение ставки как из-за «октябрьского провала» на фондовом рынке, так и из-за слишком быстрого влияния на рынки, которые развиваются.

Народный банк Китая
Фото: Issaku Harada
Народный банк Китая

Таинственный Китай

Федрезерв и необходимость переоценок – это не единственное, что расстроило инвесторов в октябре. На их настроения серьезно повлияла информация о замедления экономики КНР. Так, ВВП КНР в первом полугодии 2018 года вырос на 6,8%, а за третий квартал 2018 года – только на 6,5% в годовом исчислении. Позже статистику поправили до 6,7% и 6,6% соответственно. Однако из-за роста ставки ФРС и торговой войны КНР и США, инъекции Народного банка Китая в экономику страны постепенно утрачивали свое действие.

Отток капитала и замедление экспорта повлияли на качество экономического роста. При этом, если с оттоком капитала еще можно как-то бороться, то с торговой войной, навязанной Трампом, – нельзя: у Китая не те масштабы. Пошлины США затронули китайские товары на 250 млрд. долларов, а пошлины Китая – американские только на 110 млрд. Именно эта разница для КНР оказалась куда более значимой, чем для США, которые, скорее всего, китайских пошлин просто не заметят.

В ответ на замедление роста Народный банк Китая снизил резервные требования к банкам на 1% и таким образом высвободил на рынок 1,2 трлн. юаней, что составляет порядка 175 млрд. долларов. Проблема в том, что этот шаг НБК сделал уже в четвертый раз за 2018 год. Нет ничего удивительного, что в октябре на валютном рынке юань практически вплотную подобрался к отметке 7,0 юаней за доллар, поставив очередной исторический десятилетний рекорд.

В начале ноября курс был сбит за счет интервенций НБК до 6,89, но позже он снова подполз к отметке 6,98. НБК, конечно, может позволить себе проводить такую стратегию: выпускать на рынок ликвидность в юанях и следом проводить интервенции на валютном рынке. Однако ситуация остается нездоровой, и поэтому, собственно, все чаще именно Китай называют стартовой площадкой для следующего кризиса. С другой стороны, золотовалютные резервы НБК сейчас оцениваются в сумме 3,3 трлн долларов США, и это значимая сумма, а сам юань, хотя и формально, но уже получил статус резервной валюты от МВФ. Так что упорство НБК с впрыском ликвидности в рынок вполне понятно. На горизонте в 1-1,5 года вряд ли негативные пророчества в отношении текущей модели монетарной политики НБК сбудутся, но и в самом НБК понимают, что вечно жить по такой модели нельзя.

Тем не менее, пока что торговые переговоры между США и КНР находятся в тупике. Американцы их ведут с позиции силы и не проявляют уступчивости. В Вашингтоне уже заговорили о возможной «холодной экономической войне» с КНР.

Фото: EPA/UPG

Риски и дивиденды для Украины

В текущей ситуации, на мой взгляд, главная трагедия для Украины состоит в провале тайминга нашей экономической политики. Простыми словами: когда на мировых рынках было благоприятное время для роста на развивающихся рынках (2014- первая половина 2017 года), у нас была война, утрата части территории и значительный уровень финансовой нестабильности. Любые инъекции НБУ гривневой ликвидности могли бы приводить к раскручиванию инфляционной спирали и галопирующей девальвации. Когда же страна достигла финансовой стабильности – «окно возможностей» на мировых рынках закрылось.

И теперь, когда я общаюсь со своими коллегами из-за рубежа, они мне задают логичный вопрос: кто будет кредитовать Украину с ее большими кредитными рисками в международном масштабе, если в США сейчас доллары можно разместить под 5% годовых в активы с адекватными рисками, а в киевских банках – под 3-5%? Диспропорция в ставках обостряет наши риски и заставляет поднимать ставки в национальной валюте тех заемщиков, которым деньги нужны «на вчера», а среди таких оказались и Минфин, и ряд госкомпаний. Теперь же НБУ ослаблять монетарную политику объективно не получится уже под действием внешних факторов. Пятилетка 2014-2018 гг. по объективным причинам оказалась одной из самых неудачных. И впереди может быть еще 1-2 года слабого, хотя и стабильного экономического роста из-за довольно агрессивной политики ФРС.

Гонконг, Китай
Фото: EPA/UPG
Гонконг, Китай

Однако в текущей ситуации – ожидания «китайского кризиса» – есть и свои плюсы. Ликвидность в юанях, которой НБК снабжает экономику КНР, часто идет на инфраструктурные проекты, читай – на стройки. Строительство в классике жанра стимулирует спрос на сталь, железорудное сырье, а именно на этом рынке Китай сейчас устанавливает цену. Для Украины это выгодно, поскольку это заметная часть нашего экспорта. Пока падали фондовые индексы в США, ЖРС росло в цене, превысив в ноябре отметку в 75 долларов за тонну, что уже намного выше прогнозов МВФ.

А вот наш основной импортный товар – нефть и производные от нее – активно падали в цене. После публикации данных по экономике КНР – черное золото обвалилось с 85 долларов за баррель до почти 70 долларов за баррель. Рынок не спасли даже данные о росте импорта нефти в КНР на 31%, так как есть четкое понимание, что при рисках замедления глобальной экономики нефть дорогой быть не может. Для Украины цена 70 долларов за баррель и ниже – это вполне комфортный диапазон.

В целом, пока что «танцем черных лебедей» для экономики Украины я доволен. Экономический блок правительства должен перестать намекать НБУ на то, что желает смягчения монетарной политики. По моему мнению, это сейчас небезопасно и может повредить шаткому балансу на валютном рынке и рынке ОВГЗ, который все же был достигнут. Правительству нужно более активно работать с международными донорами: ЕИБ, ЕБРР и Мировым Банком и на 90-99% использовать все возможности для того, чтобы увеличить финансирование экономических проектов в Украине извне.

Виталий Шапран Виталий Шапран , к.э.н., член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter