ГлавнаяЭкономикаФинансы

Большая игра в налоги

Спор идет о том, сколько заработанных денег налогоплательщики смогут оставлять себе. И это все, что нужно помнить, когда кричат о том, что «МВФ нам не даст валюты», «в бюджете дыра на 200 миллиардов гривен» и «армию нечем будет кормить».

Удивительные вещи творятся нынче вокруг налоговой реформы. Невиданные в Украине до сих пор. Я не шучу – этот регулярный фискально-новогодний карнавал всем нам изрядно поднадоел. Но нынешний – он действительно первый такой.

Фото: dzvin.org

Попробую изложить, почему. Когда примерно 20 лет назад я начинал свою журналистскую карьеру, меня страшно занимал вопрос – почему это в Верховной Раде каждый год депутаты дрались за увеличение бюджетных расходов. Как же так? Во всех учебниках пишут, что парламент стоит на страже денег налогоплательщиков и режет правительственные аппетиты. В новостях пишут о том, как Конгресс (сенат, парламент, палата общин – нужное подчеркнуть) сражаются за сдерживание расходов правительства и защищают кошельки налогоплательщиков. А у нас в Раде наблюдалось тихое счастье, аттракцион невиданной щедрости за счет кошельков налогоплательщиков.

Довольно скоро я разобрался – госбюджетные расходы (и вслед за ними – налоговое давление) раздували для того, чтобы:

А) Было чего красть из госбюджета. То есть легально собирались налоги, а потом собранное «приватизировалось» сидящими в высоких креслах. Это есть воровство на выходе.

Б) Было на чем кошмарить бизнес и зарабатывать на крышуемых налоговых «ямах». То есть создавалась параллельная система теневого «налогообложения», конкурирующая с легальной. Это есть воровство на входе.

В) Было за что подкупать самый совковый и многочисленный слой избирателей. Это нужно системе, чтобы защищать завоеванную территорию и расширять ее все больше.

Вот эта чудесная триада причин и есть та база, на которой стоит обеими ножками нынешняя украинская налоговая система.

У истоков всего этого счастья стоял… Правильно, Николай Яныч Азаров. Именно он в середине 90-х заложил базу для вот этой раскручивающейся спирали роста госрасходов и увеличения налогового давления. За пару лет руления бюджетным комитетом Верховной Рады Азаров запустил эту чУдную традицию. А потом ушел руководить Налоговой – чтобы быть поближе к потокам, конечно же.

Фото: Макс Левин

Зачем я столько об истории? А вот зачем.

Нам сейчас при обсуждении налоговой реформы все время дуют в уши о том, что «НДС (акцизы, ЕСВ – единый социальный взнос, налог на прибыль) платит не бизнес, а конечные потребители», поэтому «важнее легкость уплаты налогов, а не их ставки», а значит, «не надо скиглить». Так вот ровно все эти три чудесные идеи рождены не нынешними младореформаторами из Минфина, а Николаем Яновичем (тм).

Младореформаторы лишь используют наследие старших товарищей. Но стесняются ставить копирайты. А зря, они ведь всего лишь стоят на плечах титанов.

Ну а теперь о сути реформы. Когда вы читаете о том, что министр финансов Наталия Яресько ратует за «4 по 20» (НДС=20%, ЕСВ=20%, подоходный=20%, налог на прибыль=20%), это правда, но как обычно – не вся. Г-же Яресько глубоко по барабану ставки. Ей «младшие товарищи» рассказали, что при иных ставках страна не получит бюджет с низким дефицитом. С тем дефицитом, который устроил бы МВФ. И, соответственно, страна не получит от МВФ валюты.

Учитывая, что Яресько давно и мощно самоустранилась от формирования налоговой политики и сосредоточилась на общении с внешними донорами и кредиторами, ее позиция вполне объяснима. Эта позиция называется «сделайте мне красиво».

Фото: dyvys.in

И ребята из Минфина и прочих интересных мест делают министру «красиво». О том, в какой мере Яресько несет ответственность за происходящее вокруг налоговой реформы, пусть думают на Банковой – она ведь является президентской креатурой.

Публичным же (не путать с реальным) архитектором налоговой реформы «а-ля Минфин» является зам министра финансов Елена Макеева, прославившаяся точнейшим следованием заветам Николая Яновича (см выше). Это она с начала нынешнего года рассказывает неустанно, что ставки не важны, а важна легкость уплаты налогов. И под это дело продавливает увеличение ставок против тех уровней, что предусмотрены действующим Налоговым кодексом с 1 января 2016 года: подоходный – 15% (17% для высоких зарплат), ЕСВ – 22,5%, НДС – 20% (7% - для узкого перечня «льготных» товаров), налог на прибыль – 18%.

Что противопоставляет идеям Минфина налоговый комитет Верховной Рады? «Проект Южаниной».- он же «законопроект 3357». Там все сильно иначе. Там реальное сокращение ставок: подоходный – 10%, ЕСВ – 20%, НДС – 15%, налог на распределенную прибыль – 15%. Это далеко от идеала. Например, логично было бы объединить в один налог нынешний подоходный и ЕСВ. Но на это вряд ли пойдут – ставка объединенного подоходного в 30% выглядит психологически убийственной.

У налоговой реформы есть еще один, как модно нынче говорить, стейкхолдер. Это – фискальное ведомство. Оно сейчас не обладает правом законодательной инициативы – формально и фактически. Хотя именно Минсдох в 2010-2013 годах имел реальный приоритет в формировании налогового законодательства – его предложения без особых затей визировались в Кабмине и уходили на утверждение в Раду в качестве правительственных законопроектов.

Нынешняя позиция фискального ведомства – ее негласно озвучивают, да – такова: «мы хотели бы снижения ставок, так как при низких ставках проще вести детенизацию», «мы хотели бы сфокусироваться на работе с большими налогоплательщиками», «для малого, среднего бизнеса, а также физлиц хотели бы ввести автоматизированные и удаленные системы контроля». В какой мере эти заявления искренни – пока сложно оценить. Ближайшее будущее покажет – фискальное лобби так или иначе проявит себя во время обсуждения законопроектов в Раде..

Фото: www.petrikiv-rn.dp.gov.ua

Я намеренно до сих пор не писал об упрощенной системе налогообложения малого бизнеса. Так вот с ней, судя по свежайшим публичным заявлениям представителей Минфина, собираются де-факто распрощаться. Ради этого идет тотальное внедрение кассовых аппаратов, сужение сферы применения «упрощенки» и многое другое, что пока публично не демонстрируется. «Упрощенку» в Минфине и ГФС уже вполне откровенно называют обналичиванием и причисляют к «схемам уклонения». На самом деле если от чего и уклоняются «упрощенцы», так это от чрезмерных затрат на ведение учета и уплаты «коррупционного налога» представителям контролирующих органов.

Судя по публикуемым планам Минфина, «упрощенка» будет оставлена только для самозанятых кустарей и единоличных рыночных торговцев с минимальным годовым доходом (до эквивалента 800 евро в месяц).

Что из этого всего следует?

Налоговая реформа имени Минфина нацелена на то, чтобы украинская экономика напоминала гантелю: на одном краю поля - крупный бизнес, на другом – мелкие самозанятые предприниматели. Создания толстого, жирного слоя малого и среднего бизнеса такая налоговая модель не предполагает. То есть в стране не будет формироваться заметный средний класс, будут культивироваться социальные иждивенчество и попрошайничество. И, конечно, политическая коррупция – подкуп широкого слоя беднейших избирателей. То есть итогом будет консервация олигархической системы – и в политике, и в экономике.

Альтернативная налоговая реформа (от комитета ВР и экспертного сообщества) далека от идеала, но она хотя бы дает надежду на развитие малого и среднего бизнеса, на снижение налогового давления, на привлечение широкого спектра иностранных инвесторов. В общем – на цивилизованное будущее дает надежду.

В конце концов, «модель им. Минфина» у нас существует уже ровно 20 лет. Результат – ужасен. Может, надо «что-то в консерватории менять»? Хуже точно не будет.

PS

Я намеренно не обсуждаю детально вопрос о «дыре в госбюджете на 200 млрд грн». Пока у нас разворовывается и бестолково тратится минимум четверть госбюджета, сокращать его дефицит надо исключительно и только со стороны расходной его части. Потому что лить в дырявое ведро – бессмысленно, это любой ребенок скажет.

Александр Крамаренко Александр Крамаренко , главред журнала "Деньги"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter