ГлавнаяЭкономикаГосударство

Вадим Пушкарев: "Вместо того, чтоб поддерживать экспорт и импорт, наши госбанки финансируют разведение свиней"

Выступление председателя правления ВТБ банка Вадима Пушкарева в качестве спикера экономической панели второго Национального экспертного форума, проводившегося 30 мая в Киеве Институтом Горшенина, значительно выделялось неординарной содержательностью оценок и нешаблонностью суждений.

Тогда, собственно, родилась идея записи этого интервью. С председателем правления одного из крупнейших российских банков в Украине представлялось интересным обсудить специфику инвестиционного климата "эпохи покращення, не/защищенность иностранного инвестора в украинском правовом поле; правду-вымысел относительно экономической экспансии россиян в Украину и т.д.

Так оно и получилось - обо всем этом мы поговорили.

Однако, личность Вадима Пушкарева весьма интересна еще в одном аспекте. Дело в том, что он – днепропетровец, выходец из команды, сформировавшейся в первые - самые лучезарные - годы работы "Приватбанка". Свидетель эпохи, одним словом. Той самой эпохи, которая сейчас столь пристрастно – в контексте дела Щербаня – изучает Печерский райсуд столицы. «Какой на самом деле была Тимошенко двадцать лет тому?», «Правда ли, что Лазаренко владел в «Привате» долей, оставшейся после смерти Леонида Милославского?», «Что из себя представлял молодой Коломойский?», «Верно ли, что в те времена крупный бизнес в Днепре был невозможен, если половиной не владел Лазаренко?». Эти и многие другие тематические вопросы мы также задали господину Пушкареву. И ответы получили весьма любопытные.

Фото: Макс Левин

«Элиты не до конца понимают: существует набор цивилизованных инструментов, способный эффективно защитить их интересы»

С.К. Начнем с последних событий. Собственно, ваше выступление, в качестве спикера экономической панели, на втором Национальном экспертном форуме, во многом, было посвящено необходимости эффективного лоббизма государством ключевых сфер экономики. Во всем мире подобное практикуется, в Украине до сих пор пребывает в зачаточном состоянии.

Никто, кроме нас самих, в развитии страны не заинтересован. Украина привлекательна в трех аспектах: как рынок сбыта, природных ископаемых и трудовых ресурсов. Наши трудовые ресурсы интересны, прежде всего, восточному соседу, природные — западному. Рынок сбыта - и тем, и тем.

Как крупного производителя; страну, которая может продавать не свои руки, а свои мозги, никто нас особо не рассматривает. Неудивительно: торговать мозгами, сохраняя при этом свои природные ресурсы, хотят все.

Тут мы приходим к термину «торговая политика». Вообще торговля - инструмент политики. С помощью торговли страны взаимодействуют друг с другом, могут начать внедрение на территорию других государств, пытаться установить влияние… Вспомните, как первооткрыватели Нового света сперва торговали бусами из стекляшек, а потом постепенно получили контроль над континентом.

А.Я. Очевидно, этими процессами должно управлять государство. Направлять, так точно.

Как говорится, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. К рынку это тоже применимо. Кто не хочет воспитывать и беречь своих производителей, тот будет работать на производителей чужих.

Яркий пример: история с нашим вступлением в ВТО. Никаких барьеров не выставили, не защитили своего производителя, теперь пожинаем плоды.

Все подобные международные объединения, в которые мы вступаем, начинают работать против нас. То же энергетическое сообщество. Мы пошли на определенные уступки со своей стороны в надежде, что получим содействие и поддержку Европы. Вспомните, когда возникла проблема с российским газом, мы эту поддержку получили? Нет.

Фото: Макс Левин

С.К. И кто – по вашей версии – виновен в отсутствии соответствующей внятной госполитики?

Хороший вопрос. Существует комплекс причин.

Первая причина: профессионализм тех, кто должен отвечать за тот или иной участок работы. Вторая: недостаточно полное и не глубокое понимание проблематики. Элиты (те, кто владеет промышленным потенциалом страны, пр. и, по сути, формирует ее экономику) не до конца понимают: существует набор цивилизованных экономических инструментов и механизмов, способный эффективно защитить их интересы.

А.Я. Протекционизм часто чреват коррупцией. Собственно, многие именно так на ваше выступление на форуме отреагировали.

Да, мне пытались доказать, что любой протекционизм - это коррупция, желание давать дешевые кредиты и так далее. Это все от непонимания проблематики.

Когда вы ведете ребенка в хорошую школу, где 20 человек в классе, а не 30. Это протекционизм? Безусловно. Когда даете ребенку с собой бутерброд с колбасой, чтоб он на перемене чипсы не кушал, это протекционизм? Безусловно. Что же в этом плохого?

А.Я. Как отрицательный пример протекционизма по-украински обычно приводят автопром. ЗАЗ научился делать «Таврии». Остальное – сборка.

Во-первых, должен действовать механизм, четко определяющий: какие льготы под какие цели, сроки и в каких объемах предоставлять.

Во-вторых, на западе активно применяется практика льготного финансирования и субсидирования. Применяется довольно успешно и Украине этот пример следовало бы перенять.

Сегодня в стране существует несколько государственных банков, в частности Украинский экспортно-импортный, Ощадный. Чем они сейчас занимаются? Финансируют завоз бытовой техники, разведение свиней или выдают кредиты для строительства маркетов, торговли чужими авто! Но, разве это их функция? Госбанки обязаны поддерживать экспорт и импорт, а государство обязано это регулировать.

Если только кто-то из производителей представляет продукцию, которая может пользоваться спросом на западе или востоке, может быть конкурента, именно такому производителю необходимо выдавать кредит по доступной ставке. А не тому, кто предлагает торговлю носками или жевательными резинками. Разве это не очевидно?

А.Я. Для корейцев – очевидно. Именно поэтому экспортно-импортный банк Кореи профинансировал поставку в Украину поездов Hyundai под Евро-2012.

Правильно. Корейский банк дал своему производителю кредит, чтоб тот смог выполнить заказ в сжатые сроки. Это и есть субвенция государства. У нас, к сожалению, подобные механизмы не работают.

Так сложилось, что мы экспорто-ориентированное государство. За что бы ни взялись - будем это экспортировать. Руду, природные ископаемые, лес, готовую продукцию, продукцию машиностроения. Вы знаете, например, что Украина входит в число лидеров мирового рынка по продаже меда и хлеба?

О правительстве Тимошенко: «на волне популизма убивали украинского производителя»

С.К. Как ситуация изменилась за последние три года? Многие считают: ухудшилась.

С точки зрения торговой политики, лоббизма, того, о чем мы с вами говорим, никак не изменилась. Не может ухудшиться то, чего не существует. Соответствующей законодательной базы, правил игры как не было, так и нет. Почему? Очевидно, этот вопрос следует адресовать Минэкономики и законодателям.

Фото: Макс Левин

С.К. Все-таки, хотелось бы оценку сквозь призму последних трех лет. Приведу вам слова одного из крупнейших игроков рынка: когда в стране не все в порядке с демократией, если международное реноме под вопросом, бизнес все это затрагивает напрямую. Кредиты почти не выдают, а если и выдают, то на короткий срок и под большие проценты. В той же соседней России подобных проблем нет, следовательно, получая кредитные средства, россияне их могут вкладывать в модернизацию, что в последствие также оборачивается прибылью.

Вы все время хотите подвести меня к дискуссии о том, как плохо стало жить в последние три года. Не получится.

С.К. Неужто жить стало лучше? Может, еще и веселее?

А шесть лет назад лучше было, по-вашему? Давайте объективно оценивать.

Или пять лет тому – кризис. Мировой кризис оказал на Украину минимальное влияние; те бедствия, которые тут развернулись – наших же рук дело.

А.Я. Почему же мировые экономисты говорят, что Украина крайне зависима от ситуации в Европе, в мире?

Нет, мы были совершенно независимыми. Но сегодня уже зависим от всего. Знаете, когда организм крепкий, он может выдержать отдельно грипп, отдельно воспаление легких, отравление. Но когда это все - параллельно, подрывается любой сильный организм. В таком случае даже элементарный вирус может привести к летальному исходу.

С.К. А в 2008 году мы не были уязвимы?

В 2008 год мы вошли в уникальном состоянии. У нас был колоссальный приток западного и восточного капитала. У нас был реальный экспорт, относительно неплохо обстояли дела с инвестированием и инвесторами; вышел из тени малый бизнес, развивался средний класс.

Украина - неразвитая закрытая экономика и, в данном случае это был плюс; у нас напрочь отсутствовал рынок, который в мире привел к кризису - рынок ценных бумаг; у нас также отсутствовал рынок инвестиционных кредитов.

С.К. Сегодня среднего класса в стране вообще нет.

Он был искусственно уничтожен, причем – стараниями тогдашнего правительства. На мой взгляд, все это стало следствием неграмотного управления.

Вспомните: едва подешевела гривна, появились так называемые «Юлины деньги» или «Юлина тысяча». Еще вспомните: к чему привел вброс этих денег на рынок? Первая реакция – скачок цен на мясо. Почему? Потому, что бабушка, которая всю жизнь откладывала, получив на руки тысячу, большую часть ее истратила на подарки внукам, остатки – купить колбасы в магазине, ну, хоть как-то себя побаловать.

Собственно, вполне предсказуемо: выброс денег спровоцировал рост цен. Так, вот, вместо того, чтобы внутренне субвентировать, поддержать собственного производителя, правительство что сделало? Открыло границы для польского производителя и в Украину пошло дешевое низкокачественное мясо. Так на волне популизма убивали украинского производителя!

А.Я. Полагаете, правительство намеренно лоббировало импортеров?

Они просто не понимали, что делают. Это все от повального популизма, желания понравиться, победить на выборах.

«Мое внутреннее ощущение от общения с Тимошенко не связано с теплыми эмоциями»

С.К. Знаете, когда Виктор Федорович представлял социальные инициативы, такое дежавю нехорошее у меня было. Ну, точь в точь Юлия Владимировна.

Что вы хотите, чтоб вам сказал политик? Давайте представим, что я - политик?

Я вам скажу: «Соня, голосуйте за меня. В ближайшие десять лет я вам подниму цену на коммунальные услуги в десять раз. В ближайшие десять лет вы не сможете себе позволить выехать отдыхать за рубеж. Почему? Да, потому, что я вижу реальный расклад: нам нужно выплатить пенсии, нужно рассчитаться по долгам, нужно обеспечить тепло в школах и больницах, хоть как-то, но накормить армию, которой у нас уже почти нет», поддержать инфраструктуру...Вы за меня проголосуете?

С.К. Скажите, почему не пошли в политику?

То есть?

С.К. То есть, вы принадлежите к числу выходцев из команды «Приват-банка» образца 90-х. Большая часть этих людей – во главе с Сергеем Тигипко – сегодня в политике. Вы – нет. Почему?

Потому что не хочу. Потому что это не мое. Потому что я не могу врать.

Фото: Макс Левин

С.К. Сейчас я буду называть фамилии «приватовцев» того времени: Александр Шлапак, мэр Луцка Николай Романюк, председатель правления «Оранты» Олег Спилка, собственно Сергей Тигипко…

Вадим Омельченко.

С.К. Да, президент Института Горшенина Вадим Омельченко

Он был одним из вице-президентов банка. С Омельченко и с Тигипко познакомились в один день. Конец июня 1988-го года, как сейчас помню.

С.К. В первые годы в «Привате» и на соседних орбитах собралось много небезызвестных ныне людей.

Да, мы жили в одно время в одном городе. С кем-то пересекались, с кем-то – нет, с кем-то пришлось столкнуться уже только в Киеве.

Поэтому говорить: да, я всех помню, всех знал лично с тех времен, не стану.

С.К. Ну, Елену Франчук, работавшую в «Привате» простым экономистом наверняка помните.

Конечно. У нас и сейчас хорошие дружеские отношения, Лена очень хороший, светлый и глубокий человек.

...Жизнь сводила с многими из тех, о ком сегодня ходят байки, небылицы разные.

В свое время и с Юлией Владимировной (Тимошенко, - LB.ua), и с Виктором Михайловичем (Пинчук, - LB.ua), с Лазаренко, Кучмой, Ющенко, Черномырдиным, многими другими, составляющими костяк современного политикума, довелось повстречаться, составить о них собственное мнение.

Которое зачастую не совпадает со стереотипами, навязываемыми сейчас журналистами. Поэтому сегодня я могу позволить себе роскошь судить о тех или иных событиях, их участниках, опираясь на собственные ощущения, основанные на знаниях, жизненном опыте.

Фото: Макс Левин

С.К. Какими были эти люди тогда? Давайте вспомним, например, Юлию Владимировну...

(перебивает) Вы меня упорно пытаетесь вытолкнуть за черту, переступать которую я не хочу и не стану. Я не буду никому давать никаких оценок, это попросту некорректно. Я лишь сказал о том, что сегодня – учитывая, что многих знаю лично – имею собственные, часто - отличные от бытующих, взгляды на происходящее.

С.К. Тем не менее, наблюдая за делом Щербаня…

Дело Щербаня, в том числе то, как оно сегодня развивается, можно оценивать по-разному, но факт в том, что убили человека, его жену, что это преступление кто-то совершил, но об этом все как бы забыли. Сейчас об этом вынужденно вспомнили. Найдут ли заказчика, нет, но о факте убийства уже, похоже, не забудут.

С.К. Прокуратура приписывает «авторство» убийства Юлии Тимошенко. Как вы, человек, знающий ее лично, это воспринимаете?

Информацию о деле я, так же как и все остальные, получаю исключительно из СМИ.

С.К. Все-таки…

Мое ощущение этого человека (Тимошенко, - LB.ua) сильно отличается от образа, который представлен сегодня в информационном пространстве.

С.К. И каков это человек?

Не совсем тот, который с красным сердцем на белом фоне.

С.К. А какой?

Вы хотите, чтобы я свои внутренние ощущения относительно этого человека высказал вслух. Я уже сказал, что делать этого не стану.

Могу лишь сказать, что мое внутреннее ощущение от общения с ней не связано с теплыми эмоциями.

С.К. В отличие от Александра Турчинова, с которым вы вместе росли.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter