ГлавнаяЭкономикаБизнес

​Макеевка. Угольный след?

Много ли криминала вьется вокруг угля? Несомненно. Черное золото – оно на то и черное. Что под землей, что на поверхности беду притянуть может.

​Макеевка. Угольный след?

Многие «успешные бизнесмены» и «перспективные политики» донецкого происхождения карьеру тем и начинали, что частным порядком «толкали» выпавший из официальной отчетности уголек селянам или иным нуждающимся в топливе гражданам.

Потом еще круче стало. Появилась возможность играть по-крупному, с контрактами на сотни тысяч тонн и лоббированием «своих» на руководящие посты в угольных объединениях. Потому часто происходят с «угольными генералами» всякие непонятные и неприятные вещи: тот от госбезопасности в бега ударился, у того растраты многомиллионные вскрылись при проверке…

Встраиваются ли в эту цепочку взрывы в Макеевке? Сложный вопрос… Версия, что вся эта катавасия затеяна ради того, чтобы в ГП «Макеевуголь» успели под шумок уничтожить некие документы, изобличающие руководство предприятия в финансовых злоупотреблениях, появилась одной из первых, но пока относится к разряду неподтвержденных. На те повреждения, которые нанесены админзданию взрывом маломощного устройства, пропажу важных бумаг не списать – обгоревший фасад и выбитые стекла не являются уважительной причиной для утери документов строгой отчетности. Хотя, конечно, юридические коллизии возникают прелюбопытнейшие: «теракт», как ни крути, является форс-мажором, указанным в любом стандартном договоре, и появляются интересные, рейдерского оттенка, нюансы, позволяющие легально отменить неудобные обязательства.

Фото: ostro.org

Однако, как ни крути, кроме требовавших выкуп террористов и мечтающих о новых бюджетных ассигнованиях на борьбу с террористами силовиков, денежные интересы в этом деле имеет и «Макеевуголь». Точнее, руководитель этого объединения Станислав Толчин, по логике, должен страстно желать, чтобы о его денежных делах все забыли. Хотя бы на время. Раньше, правда, такими шумными способами отвлечения внимания не баловались шахтерские начальники. Но и Станислав Толчин выделяется из общей массы. Например, демонстративно роскошным образом жизни – его личный автопарк позволяет ездить каждый день недели на новой машине, и это не колымаги какие-нибудь, а очень даже эксклюзивные модели. Известны пристрастия «угольного генерала» к дорогим часам и кабацким загулам в компании девиц сомнительного поведения. Местные сказывают, что даже имел на тему аморального своего поведения воспитательную беседу не с кем-нибудь, а с самим Василием Джарты, имя которого в Макеевке – суть альфа и омега.

Причиной незавидного положения «Макеевугля» стала странная политика его руководства, проводимая под девизом «кому должен – всем прощаю». Начнем с того, что с началом кризиса предприятие едва ли не демонстративно прекратило делать отчисления в городской бюджет и пенсионный фонд. Даже раньше, чем подобные привилегии для горняков утвердил тогдашний Кабмин под руководством Юлии Тимошенко. А после того, как Джарты отправился в Крым, Толчин стал публично посылать муниципалитет едва ли не по матушке. Суммы озвучивались по нарастающей, и в 2010 году долги ГП «Макеевуголь» перед подрядчиками, местным бюджетом и прочими кредиторами, государственными и частными, достигли отметки 1,3 млрд. грн.

Одновременно с этим обозначилась четкая линия на разгосударствление предприятия. В рамках этого процесса деньги тратились в неслабых объемах, в частности, на рекламу предприятия, которому это вроде как и ни к чему, если государство тебя содержит и тебе же сбыт планирует. Однако тратились деньги широко, и славили биг-борды и плазменные экраны шахтерский труд, поздравляли от имени «Макеевугля» со всеми праздниками, статьи хвалебные в газетах выходили с завидным постоянством… Складывая две части уравнения, получаем популярную формулу: создается новое юрлицо, насквозь частное. В итоге у частной компании – деньги и всякие полезные материальные активы, а у государства – ГП без ничего, но все в долгах.

Фото: pro-test.org.ua

Были даже предприняты попытки выйти из-под государственного контроля явочным порядком, проведя полулегальное собрание совета учредителей ЗАО «Макеевуголь», на котором «приняли решение» отписать каждому работнику из 15-тысячного коллектива аж по одной акции номиналом в 50 грн. Руководство ГП не стеснялось банально шантажировать ни шахтеров, ни власти, рассказывая страшилки о том, что без теплой опеки г-на Толчина все равно продадут родное предприятие непонятно кому за бесценок и погубят.

При этом администрация холдинга «Макеевуголь» вытворяла такое, что глаза на лоб лезли. Дошло до того, что в октябре прошлого года руководитель ГлавКРУ Петр Андреев на заседании Кабмина вынужден был поднять вопрос о том, что его ревизоров на предприятие внаглую не пускают. «Как только пошли ревизоры и обнаружили схемы, по которым разворовывались государственные и бюджетные средства, здесь же ревизорам запретили доступ к документам и прекратили допускать на предприятие. Вот сейчас мы уже второй раз выходим на ту же ревизию, которая не состоялась - это «Макеевуголь», - жаловался Андреев. Но при этом даже веса чиновника такого уровня не хватало, чтобы приструнить провинциального директора! И это удивительно. Министр углепрома писал издевательские отписки, что не пущать ревизоров – это есть хорошо и правильно, а областная администрация заверяла, что это не повод расторгать контракт со столь успешным менеджером и вообще замечательным парнем, как Станислав Толчин.

Не удивительно посему, что в день всеобщей паники после взрывов Петр Андреев молниеносно и с огромной радостью поделился с общественностью всем, что знал плохого о «Макеевугле». Рассказал в письменном виде, что обнаружили на предприятия грубые нарушения финансовой и бюджетной дисциплины аж на 1,8 млрд. грн., и отмечено при этом нецелевое использование семи миллионов бюджетных денег. И в результате допущенных нарушений госбюджету нанесен ущерб на 117,5 млн. грн.

Предположение, что взрывы в Макеевке – новый, более изощренный способ шантажа в борьбе за разгосударствление «Макеевугля» - лишь одна из возможных сюжетных линий. От прочих отличается разве грубоватой приземленностью фабулы, и относится к числу тех версий, которые объясняют, почему террористов не боялись ни в соседнем Донецке, ни в других городах области. Это, мол, макеевские ребята чего-то там между собой решают, чего дергаться? А взрывчатки на шахтах всегда в достатке – и на складах, и у рачительных горняков для личного пользования отложено.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter