ГлавнаяЭкономикаБизнес

Последний ядерный бастион Ющенко

За считанные дни до истечения президентских полномочий Виктор Ющенко сделал очередную пакость Кремлю – приостановил конкурс на строительство завода ядерного топлива, победить в котором должна была бы российская компания ТВЭЛ. Для России эффект тот же, присвоение «Героя Украины» Степану Бандере. При совершенно государственнической позиции Ющенко умудрился сложить комбинацию из трех пальцев Кремлю, сделать реверанс Вашингтону и загнать в угол украинских энергетиков.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК
Последний ядерный бастион Ющенко
Фото: interenergoportal.ru

На прошлой неделе министр топлива и энергетики Юрий Продан как глава Межведомственной конкурсной комиссии (МВК) по отбору технологии для создания в Украине производства ядерного топлива для АЭС с реакторами ВВЭР (то есть всех эксплуатирующихся украинских энергоблоков) получил письмо от секретаря СНБО Раисы Богатыревой. Дескать, так и так, Юрий Васильевич, объявляя конкурс на технологию для завода, не учли вы пожелания Совета нацбезопасности от 13 октября, утвержденные соответствующим указом президента № 1062-3 8т (под грифом, между прочим, «секретно»). И предлагаю я вам, г-н министр, конкурс этот приостановить, уведомления о нем потенциальным участникам отозвать, а критерии отбора и методику оценки конкурсных предложений пересмотреть с учетом всех пожеланий Совбеза, изложенных в указанном выше указе.

Фото: obozrevatel.com

Продан с СНБО согласился, и конкурс приостановил. Любопытно, что и проводили-то его только по требованию Совбеза. До этого Кабмин планировал без всяких конкурсных условий отобрать технологию – выбрать площадку, сделать оценку воздействия на окружающую среду, технико-экономическое обоснование инвестиций, все как положено. По ходу согласовать строительство ядерного объекта в парламенте, как того требует действующее законодательство, и начать строить. А выбор технологии, сразу отметим, ограничен: либо традиционный российский производитель ОАО «ТВЭЛ», либо американская Westinghouse Electric Company.

По информации «Левого берега», Минтоп был в полушаге от решения в пользу российской технологии. И выбор этот был оправдан. Предложения ТВЭЛа гибче, шире, экономичнее, наконец, комфортнее для украинских атомщиков. Вопросы были на ранних стадиях, когда Россия настаивала на строительстве в Украине не СП, а собственного завода со 100%-ным пакетом у ТВЭЛа. Однако в ходе переговоров стороны вышли на компромисс, и доля собственности была предложена паритетная. И в МТЭ, и в «Энергоатоме» полагали, что конкурс не нужен, поскольку изучены предложения и ОАО «ТВЭЛ», и Westinghouse. «Россия предлагает создать в Украине полный цикл производства свежего ядерного топлива. Это и конверсия, и спекание таблеток, и изготовление комплектующих и т.д., за исключением только обогащения. Westinghouse предлагает лишь фабрикацию. Кому нужен этот американский конструктор Lego?» – рассказывал тогда на условиях анонимности источник в Минтопэнерго.

Фото: dm-matveev.livejournal.com

Однако после визита в Украину вице-президента США Джона Байдена, по факту последующей встречи представителей Секретариата президента с руководством компании Westinghouse в процедурные вопросы вмешался Совбез. И принял решение производить выбор поставщика на конкурсной основе. Менее чем за полгода Минтоп собрал Межведомственную комиссию, выписал и утвердил Порядок проведения конкурса, Методику и Критерии отбора поставщика, чтобы в конце января 2010 года объявить во исполнение распоряжения Совбеза и соответствующего указа президента конкурс на отбор технологии.

Не прошло и двух недель, как в процесс снова вмешался СНБО. В чем, собственно, заключаются его претензии? Ключевая, по информации «Левого берега», – это невыполнение предписания Совбеза о 100%-ной доле государства в будущем предприятии. Процитируем Критерии оценки конкурсных предложений, текст которых имеется в распоряжении редакции. Четвертый раздел под названием «Условия сотрудничества» содержит следующие пункты: доля нерезидента в уставном капитале предприятия; сумма роялти при условии работы на полной проектной мощности; объем финансирования, доступ к которому гарантируется участником; годовая ставка вознаграждения за доступ к финансированию; срок начала погашения финансовых обязательств.

Первый же критерий говорит о том, что форма собственности предприятия предполагается явно не государственная. Остальные демонстрируют, что строить завод исключительно за собственные средства Украина не планирует. То есть поставщик технологии должен хотя бы частично профинансировать строительство завода с условиями возврата кредита после того, как производственные мощности будут запущены. Что касается технических требований, то в них прописаны технологии в полном объеме, а не исключительно фабрикация, как предлагала ранее Westinghouse, и гарантии обогащения урана, которое на территории Украины организовать пока невозможно – запрещено санкциями МАГАТЭ.

Все предложения американской компании свидетельствуют о том, что ей все равно, в чьей собственности будет завод. Ей нужно продать технологию фабрикации, при этом создав зависимость от своих мощностей, на которых будут производиться конверсия урана, спекание таблеток и так далее. Прагматичный интерес частной компании, которая еще не вышла на украинский рынок и в ближайшей перспективе шансов выйти не имеет, несмотря на подписанный с НАЭК «Энергоатом» в марте 2008 года контракт. «Контракт о намерениях». Как пояснила «Левому берегу» глава Комитета ядерного госрегулирования Украины Елена Миколайчук, сейчас в активную зону реактора на Южно-Украинской АЭС, где реализуется программа квалификации Westinghouse, загружаются 42 из 163 топливных сборок. Остальные даже не заказывались. Чтобы получить лицензию, нужно полностью загрузить реактор американскими сборками, на что уйдет четыре года, и проанализировать работу топлива. По оптимистичным подсчетам, лицензирования топлива Westinghouse ждать еще как минимум пять лет. Если, конечно, никто не выкрутит руки регулятору, что в свою очередь может вызвать международный скандал.

Фото: www.zaec.com.ua

За эти пять лет Россия может выиграть конкурс, построить совместный завод ядерного топлива и монополизировать украинский рынок. Мы не оговорились – не поделить на двоих, а монополизировать. Украина планирует строить, согласно Энергетической стратегии, 11 ГВт атомных мощностей. Риторический вопрос – какой тип реактора выбирать Украине, если топливо на ее заводе может производиться только под российский ВВЭР? Заявления ТВЭЛа о том, что он в полушаге от лицензирования своего топлива для реакторов западного образца, далеки от реалий. В действительности там программа квалификации даже не начиналась.

Цена вопроса – не просто половина валютной выручки ТВЭЛа, которую он получает в Украине при 15 работающих реакторах, но и строительство, и поставки топлива на все реакторы, построенные в будущем. Стоимость строительства одного энергоблока сегодня превышает $4 млрд. А мы заявили о намерениях построить как минимум 7–8 новых блоков. Разумеется, России продавать голые технологии под строительство завода неинтересно. Ей нужно СП, чтобы контролировать внедрение новых линеек топлива, отслеживать тенденции на украинском рынке и оперативно реагировать.

Украине нужно ядерное топливо. Правда, не любой ценой, а с наименьшими потерями. Атомщиков интересуют собственное производство, причем полный цикл, доступ к технологиям, гарантии обогащения урана и, желательно, с экономическими преференциями. Как в любимой цитате президента «Энергоатома» Юрия Недашковского: «Счастья! Для всех! Даром! И пусть никто не уйдет обиженным».

Что движет Виктором Ющенко – забота об энергетической безопасности страны, лобби американской компании или просто желание напоследок смешать карты Кремлю? Ответа на этот вопрос нет. Но есть большое подозрение, что после внесения требования президента о 100%-ной госсобственности завода российский производитель откажется принимать участие в конкурсе. И начнется новая торговая война. На этот раз не газовая, а ядерная.

Made in USA vs Сделано в России

Кассеты, изготовленные Westinghouse для Украины, имеют ряд существенных отличий от российского топлива ТВС-А, загруженного в украинские реакторы. Во-первых, для предотвращения изгибов сборки в них используются защитные стержни и дистанционирующие решетки, изготовленные из уникального сплава ZIRLO. Он практически не содержит кобальта, являющегося потенциальным источником высоких уровней гамма-излучения.

Во-вторых, в российских твэлах предусмотрено заполненное гелием центральное отверстие для выхода осколков деления, а в американской продукции оно отсутствует. Зато за счет отсутствия этого отверстия в топливной таблетке американского образца содержится больше урана, что повышает производительность сборки Westinghouse. Кроме того, уран, используемый в американских таблетках, имеет степень обогащения ниже, чем в российских, что, соответственно, удешевляет цену сборки.

Американцы также владеют уникальной технологией работы с диборидом циркония, которой нет у России вообще. У Westinghouse имеется собственное ноу-хау по нанесению диборида циркония в виде тонкого слоя на топливные таблетки, что обеспечивает большее выгорание топлива. Правда, эту технологию для Украины американцы не используют – боятся промышленного шпионажа.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК