ГлавнаяЭкономикаБизнес

Россияне скупают украинские метзаводы

Кризис провоцирует новый передел собственности в крупной промышленности. Продажа ИСД – только начало.

Россияне скупают украинские метзаводы
Фото: www.solo-consulting.com

Российские предприниматели давно мечтали войти в число владельцев крупнейших украинских металлургических комбинатов. Но возможностей у них почти не было – при Кучме в процессе приватизации предприятий власти предоставляли безусловное преимущество отечественным бизнесменам. Теперь времена меняются – россияне приобрели корпорацию «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД), впервые получив контроль над одним из крупнейших производителей стали в Украине.

Деньги из копилки Путина

8 января ИСД сообщила, что 50%+2 акции корпорации проданы группе инвесторов, которую возглавляет швейцарская компания Carbofer. Она занимается торговлей сталью на мировом рынке и принадлежит российскому бизнесмену Александру Катунину. При этом из состава акционеров ИСД вышел Виталий Гайдук, экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) и нынешний руководитель группы советников премьера Юлии Тимошенко. А 49,9% акций ИСД остались в собственности Сергея Таруты и Олега Мкртчана, уже много лет занимающих посты соответственно председателя совета директоров и гендиректора корпорации. Сумма сделки, которая была закрыта в декабре, не оглашается, но аналитики оценивают стоимость проданного пакета акций в пределах от $1 до $3 млрд. Контракт касается только металлургических предприятий ИСД и не включает другие активы (машиностроительные предприятия, агрокомпании, медиаактивы, спортклуб).

Сделка полна загадок. Главная из них – кто же стал владельцем контрольного пакета акций ИСД? Нынешнее «лицо сделки» россиянин Александр Катунин вряд ли обладает для этого необходимыми средствами. Составить фоторобот покупателей ИСД, которые скрываются за плечами Александра Катунина, несложно. Во-первых, в сообщении «Индустриального союза Донбасса» прямо говориться, что акции проданы российским инвесторам. Во-вторых, эти инвесторы являются владельцами сырьевых активов. Отсутствие собственных источников железной руды и угля было одним из самых слабых мест корпорации. Она была вынуждена периодически вести ценовые войны с владельцами украинских рудников и шахт, в ходе которых ИСД приходилось иногда даже везти руду из Бразилии и договариваться о покупке угля в США. Судя по сообщению корпорации, после сделки сырьевая проблема должна быть полностью решена.

Под описание подпадают оба основных претендента на ИСД, имена которых называла британская The Financial Times – «Металлоинвест» (принадлежит Алишеру Усманову) и Evraz Group (преемник «Евразхолдинга», его основными владельцами являются Роман Абрамович и Александр Абрамов). Первая из этих компаний добывает около 40% железной руды в России, но ей принадлежат всего два сталелитейных предприятия. В 2007 году Алишер Усманов уже пытался договориться о слиянии своей компании с ИСД, но безуспешно. А Evraz Group обладает несколькими крупными угольными месторождениями в России. Вполне возможно, что новыми владельцами ИСД стали акционеры обеих компаний. Акции корпорации приобрели несколько покупателей, заявил Александр Пилипенко, вице-президент консорциума «Индустриальная группа» (управляет активами ИСД). «Ни один из покупателей не будет владеть таким пакетом акций, который предусматривает одобрение в антимонопольных органах», – сказал он.

В любом случае, покупка ИСД одобрена в России на высшем уровне. Участие в финансировании сделки принимает Внешэкономбанк России (ВЭБ). Его не стоит путать с Внешторгбанком (ВТБ). В отличие от последнего, ВЭБ не является собственно банком (в России у него нет лицензии на предоставление банковских услуг). По сути это крупнейший российский государственный инвестфонд, который вкладывает средства в важные для властей этой страны проекты. Пост председателя наблюдательного совета ВЭБ занимает Владимир Путин. Среди недавних проектов ВЭБ в Украине – покупка Проминвестбанка.

Чему удивился Азаров

Вторая загадка сделки – почему Виталий Гайдук продал свою долю в корпорации? Ведь, по словам Сергея Таруты, в средине 90-х годов он был «одним из идеологов создания ИСД». С одной стороны, продажу акций ИСД можно легко объяснить. В последние годы мировой рынок стали глобализируется – крупные компании скупают более мелкие. По всей видимости, кризис подстегнет этот процесс. Более крупным компаниям, да еще и обладающим собственными источниками сырья, будет легче выжить в условиях низкого спроса и ужесточившейся конкуренции. Кроме того, еще два года назад Сергей Тарута заявил в интервью, что Виталий Гайдук хочет выйти из бизнеса.

Но, с другой стороны, неясно, почему сделка произошла именно сейчас. В 2008–2009 годах металлургия пережила сильный спад, поэтому в данный момент сталелитейные компании стоят дешево. Если бы Виталий Гайдук подождал несколько лет, он смог бы выручить за свои акции больше. Еще два года назад капитализация ИСД оценивалась в $9 млрд., а стоимость контрольного пакета могла достигнуть $5 млрд. Есть два варианта ответа на вопрос о том, почему Виталий Гайдук не захотел ждать. Согласно первому, у ИСД очень большие долги – около $3 млрд., что сопоставимо с выручкой корпорации в минувшем году. И новые акционеры помогут компании решить долговую проблему.

Однако такое объяснение не может быть исчерпывающим. Не одна ИСД вынуждена решать долговые вопросы. К примеру, чистый долг Evraz Group на конец минувшего года достигал $7,5 млрд. И подобным крупным компаниям удается успешно договариваться о реструктуризации задолженности. Поэтому более вероятным выглядит второй вариант: Виталий Гайдук спешил завершить сделку до президентских выборов в Украине, поскольку нет гарантии, что главой государства станет Юлия Тимошенко. А среди приближенных ее основного соперника Виктора Януковича преобладают сторонники ограничения участия иностранного капитала в ключевых отраслях. Это уже было продемонстрировано и во время первого, и во время второго премьерства Виктора Януковича. Николай Азаров, один из соратников лидера Партии регионов, выказал сдержанное неудовольствие сделкой по продаже ИСД. «Для меня, как и для многих других, это известие неожиданно. Эта сделка не могла проходить мимо правительства Тимошенко, и логично ей задать вопрос, что она реально дала Украине», – заявил он. В таком случае Виталий Гайдук мог бы продать корпорацию только отечественным бизнесменам – конечно же, дешевле. Кроме того, с учетом прогнозируемого в ближайшие годы низкого спроса на сталь и необходимости выплачивать долги прибыли ИСД будут значительно меньше, чем в последние годы, – так же, как и других компаний. И подходящей цены можно ждать достаточно долго.

Кто следующий?

Российский капитал начал проникновение в украинскую черную металлургию еще в 2003 году, когда Вадим Новинский приобрел крупнейшего отечественного добытчика железной руды – Ингулецкий горно-обогатительный комбинат. В 2004–2005 годах он также получил контроль над самым убыточным меткомбинатом – Макеевским. А в 2007-м стал совладельцем «Азовстали» и Енакиевского метзавода, получив в обмен на свои активы 25% металлургического бизнеса Рината Ахметова (компании «Метинвест»). В 2007 году в Украину пришла и Evraz Group – она приобрела у группы «Приват» небольшой Днепропетровский метзавод им. Петровского, несколько коксохимических предприятий и доли в двух рудных компаниях.

Следующими кандидатами на продажу могут оказаться «Запорожсталь» и Мариупольский меткомбинат им. Ильича, которые также не имеют собственных источников сырья и оснащены в значительной степени устаревшим оборудованием. По неофициальной информации, совладельцы «Запорожстали» Эдуард Шифрин и Алекс Шнайдер уже как минимум полгода ищут покупателя на свой пакет акций комбината. Передел может затронуть химическую промышленность и машиностроение. В частности, владельцы химических заводов могут утратить интерес к ним после того, как повышение цены газа до европейского уровня лишило их источника сверхприбылей. Претендовать на промышленные гиганты будут, прежде всего, российские компании, которые ищут пути вложения нефтегазовых доходов, а также имеют, как сказано в пресс-релизе ИСД, «опыт развития бизнеса в условиях малопрозрачного способа управления финансово-экономической жизнью государства».

Альтернативой этому сценарию, по всей видимости, могут быть только попытки консолидации крупного бизнеса под крылом отечественных предпринимателей – если политика властей будет направлена на создание «национальных чемпионов», способных выстоять в конкурентной борьбе на мировом рынке.