ГлавнаяЭкономикаГосударство

Еverybody lies

В популярном сериале "Доктор Хаус" просто и доходчиво показано, чего стоит правильная диагностика болезни. Догадался, в чем причина хвори - пациент будет жить. Не догадался - готовься к худшему. Болезни общества диагностируют социологи и аналитики, отчеты которых становятся основой для работы правительства и местных властей.

Например, говорит Госкомитет статистики, что ВВП Украины резко упал, и вот уже скачут котировки наших ценных бумаг на биржах, иностранные кредиторы начинают нервничать и народ спешит избавляться от национальной валюты. А чиновники ищут причину резкого падения ВВП и думают, как решать проблему, какие экономические таблетки прописать стране. 

Но можно ли доверять диагностике Госкомстата? Многие экономисты уверяют, что можно, хотя и находят причины для критики. Обычно ругают несовершенство методологии того или иного опроса, но не работу сотрудников Госкомстата "в поле". Хотя о том, что бизнесмены часто сдают в статистику липовые отчеты, знают почти все. А на днях знакомая рассказала мне о своем опыте общения с сотрудниками Госкомстата, которые проводили исследование украинских дохозяйств. Привожу ниже её рассказ с небольшими стилистическими правками:

"Есть у госкомстата задача. К примеру, определить за ближайшие полгода, какая средняя потребительская корзина, что потребитель покупает, какая у него при этом семья, доходы и т.д. Снимала я квартиру. Как водится, нелегально, по устной договоренности, без всяких бумажек, налогов и прочей официальщины. Тут откуда ни возьмись, приходит письмо из Госкомстата. Я его, ясное дело, отправляю в мусор, предварительно обсудив его содержание с хозяйкой квартиры. 

И тут наступает интересное. В течение трех недель меня изводят звонками на стационарный телефон. Хотят прийти, описать мое семейство, мои доходы, мои расходы, поинтересоваться маркой купленного стирального порошка и количеством съедаемых в неделю батонов. Потом милая, полудрожащая пенсионная тетечка из госкомстата, которая названивала по телефону, объявляется у дверей. Моего желания не отвечать на вопросы гостья не понимает. Ну вот искренне не понимает, насколько мне проще заработать 50 гривен другим способом, чем три часа рассказывать ей что-то о своей жизни. В итоге мы договариваемся, что, когда ей надо будет, она мне позвонит, и я по телефону ей скажу, сколько батонов купила, и какую колбасу скармливаю любимому.

А дальше начинается совсем прекрасное. Потому что она, видимо, пыталась дозвониться, когда ей было надо, а меня дома не было. Был как раз такой период, когда я из дома выходила в 7, а домой возвращалась в 22-23 часа. И когда она, наконец, дозванивается до меня в выходной, то начинает вкратце излагать, что она без меня уже в свои отчеты написала. То есть человек взял да и придумал мою потребительскую корзину, исходя из собственных заработков и вкусов в еде. Мяса там было раза в три меньше, чем мы съедали, как сейчас помню. Хлеба - раза в два больше. Почти не было фруктов и овощей, не говоря уже о сладком, которое мы едим очень много. Кстати, деньги за тот опрос я так и не получила - съехала с квартиры, и сотрудники государственного ведомства меня не нашли".

Возможно, этот случай - исключительное событие. И в основном государственные социологи работают честно и ответственно. Знаю людей, которые именно так относились к своей работе на Всеукраинской переписи населения в 2001 г. Но есть и другие примеры, когда социологи относятся к своей работе спустя рукава. Как сильно влияют эти неточности на общую картину - тема для отдельного исследования.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook