ГлавнаяКультура

Берлинале-2015: Занавес

65-й Берлинский кинофестиваль подошел к концу – в пятницу, тринадцатого, показали последние фильмы конкурсной программы. Уже в субботу, 14-го, основное жюри объявит, кому достанутся “медведи” – за лучший фильм, режиссуру, сценарий и актерские работы.

Нынешний фестиваль примечателен тем, что за все время у него так и не появилось явного фаворита, как это обычно бывает. Бывает так, что одного фаворита тут же перебивает другой, как в прошлом году “Отрочество” перебило “Крестный путь”, но потом победил “Черный уголь, тонкий лед”.

Впрочем, есть несколько лидеров. Это остроумный фильм Джафара Панахи “Такси”, показанный в самом начале, гватемальская драма на этнографическом материале “Иксканул”, фильм Алексея Германа-младшего и чилийская драма о католических священниках “Клуб”.

Кадр из фильма "Клуб"
Фото: berlinale.de
Кадр из фильма "Клуб"

Клуб” снят известным чилийским режиссером Пабло Ларраином. На его счету фильм “Глория”, который получил несколько наград на Берлинале в 2013-м году и “Нет”, премьера которого состоялась в Каннах. Вполне возможно, что по логике восхождения режиссера по важным наградам киносмотра, в Берлинале он, наконец, получит “Золотого медведя” или гран-при.

Фильм, который выставлен в этом конкурсе, – мрачная драма о четверых священниках, живущих в изгнании. Все они совершали разные преступления, но Католическая церковь отправила их в экзилию, чтобы их не посадили в тюрьму. Несмотря на то, что отцы должны вести себя прилично и каяться в собственных прегрешениях, они довольно неплохо себя чувствуют на отшибе цивилизации: выигрывают деньги на собачьих гонках, пьют вино, и, кажется, уже забыли, почему сюда попали.

Ситуация меняется, когда в их деревню приезжает новый “заключенный”, обвиняемый в растлении малолетних, – он оказывается преследуемым собственной жертвой, которая грозит рассказать всем об их связи в подробностях. Затем приезжает инспектор – молодой священник, желающий сделать карьеру в Ватикане и прикрыть дом, в котором живут отцы, а самих их отправить за решетку.

“Клуб” снят в мрачных тонах – все его действие происходит как будто постоянно в сумерках или ночью. Отцы, несомненно, находятся на темной стороне силы и выбраться оттуда им не представляется никакой возможности, да и желания особого тоже нет. Впрочем, Ларраину, кажется, тоже не хочется слишком глубоко копать – в этом плане “Клуб” заметно проигрывает прошлогодней “Голгофе” Джона Майкла МакДонаха, который, в принципе, затрагивает те же темы – падение авторитета Католической церкви, искупление своей (и не своей) вины и так далее.

Кадр из фильма "Клятвенная девственница"
Фото: berlinale.de
Кадр из фильма "Клятвенная девственница"

Вполне возможно, что на женскую актерскую награду сможет претендовать итальянская актриса Альба Рорвахер, сыгравшая в драме “Клятвенная девственница” Лауры Биспури.

Снятый в ко-продукции пяти стран, фильм Биспури (дебютный, кстати) рассказывает о женщине из албанской деревни, которая воспользовалась правом стать клятвенной девственницей и принять на себя роль мужчины, чтобы не поддаваться дискриминации со стороны традиционного сообщества, в котором живет.

Сестра Ханы давно сбежала с женихом, а вот сама главная героиня долгие годы оставалась на родине из любви к их общей семье, которая ее приютила, когда Хана была маленькая. Став взрослой женщиной, Хана решает покинуть родную деревню и уехать к сестре в Италию. Там ей предстоит переосмыслить себя и, что важнее всего, собственную женскую телесность.

Биспури нашла очень интересный повод поговорить о телесности, роли женщины и все еще существующих консервативных традициях в Европе, но, к сожалению, не смогла в полной мере этим поводом воспользоваться. Ее героиня Хана (которая большую часть фильм именуется Марком), скупо сыгранная Рорвахер, не передает всего богатства того опыта, который должна бы, по идее, пережить. Вместо этого Биспури нагромождает на историю Ханы кучу клише, от гиперболизированной версии которых ее героиня, вообще-то, и сбежала, отказавшись от женской роли в своей родной деревне.

Кадр из фильма "Эйзенштейн в Гуанахуато"
Фото: berlinale.de
Кадр из фильма "Эйзенштейн в Гуанахуато"

Большой сенсацией грозил стать фильм культового режиссера Питера Гринуэя о Сергее Эйзенштейне. “Эйзенштейн в Гуанахуато”, будь он показан представителям российского Минкульта, неизбежно вызовет у них какой-нибудь приступ, и только этим оправдывает свое существование.

В остальном фильм Гринуэя, наполненный, как всегда, визионерским трюкачеством, увы, оставляет желать лучшего. По сюжету, Эйзенштейн приезжает в Мексику, чтобы снять фильм, после неудачи в Голливуде. Здесь он встречает красивого преподавателя Паломино Каньедо, который не только познакомит великого режиссера с мексиканским культом смерти, но и лишит девственности (эпизод с красным флажком наверняка станет самым ярким воспоминанием об этом фильме).

Эйзенштейн у Гринуэя – чудак, стесняющийся самого себя, и оттого становящийся все более эксцентричным с каждой сценой. Главную роль играет финский актер Элмер Бяк, ему прочат “медведя” за актерскую работу. Фильм Гринуэя сочится безумием и даже своего рода китчем до такой степени, что обесценивает и собственную авторскую экранизацию биографии величайшего кинорежиссера, и все хорошие моменты, что в нем есть.

На пресс-конференции после фильма Питер Гринуэй в своей привычной манере вещал об умирающем кино и киноязыке (эта тема не отпускает его давно), и стало понятно: если кино и умерло, то “Эйзенштейн в Гуанахуато” станет одним из самых ярких гвоздей в его гробу.

Кадр из фильма "Унесенные пулями"
Фото: berlinale.de
Кадр из фильма "Унесенные пулями"

По соседству с гринуэевским “Эйзенштейном” вполне может оказаться китайский фильм “Унесенные пулями” Цзяна Вэня, также обращающийся к началу кинематографа, но, соответственно, в Китае.

Начинается “Унесенные пулями” пародией на первую сцену из “Крестного отца” и продолжается умноженным на бесконечность оммажем Базу Лурманну и реинтерпретацией западной культуры. Цзян Вэнь сам играет главного героя, занимающегося отмыванием денег богачей посредством организации пышных и бессмысленных событий. Одним из таких событий становится конкурс красоты для куртизанок, победить в котором должна, естественно, китаянка. Вскоре победившую девушку обнаруживают мертвой, а вину возлагают на ее спутника – главного героя фильма.

Примечательно, что именно на этой истории основан первый в истории полнометражный китайский фильм, “Янь Жуйшэн”, снятый в 1921 году. Естественно, “Унесенные пулями” по своей эстетике не имеют ничего общего с фильмами того времени, но при этом изо всех сил пытаются отдать им должное. Фильм Цзян Вэня вышел в прокат в Китае в декабре 2014 года и собрал там хорошую кассу. Почему отборщики Берлинале решили, что “Унесенные ветром” будут уместно смотреться в конкурсе – загадка.

Азиатская часть берлинского конкурса продолжилась фильмами из Вьетнама и Японии.

Кадр из фильма "Большой отец, маленький отец и другие истории"
Фото: berlinale.de
Кадр из фильма "Большой отец, маленький отец и другие истории"

Вьетнамский “Большой отец, маленький отец и другие истории”, действие которого происходит в 1990-х годах в Сайгоне, вполне мог бы претендовать на какие-то награды, если бы был чуть собраннее. Это история о молодом парне, занимающемся фотографией, и его любви к своему другу, который продает наркотики и из-за этого попадает в разные неприятности. Вместе с ним в передрягах оказывается вся честная компания друзей – события с их участием и составляют львиную долю фильма. Режиссер Фэн Данг Ди местами удачно рифмует проявление сексуальности с окружающей природой, но на этом его удачи заканчиваются: как только доходит до диалогов или содержательных сюжетных поворотов, фильм глохнет.

Японская картина “Путешествие Часуке” основана на одноименной книге, написанной режиссером фильма Сабу. Главный герой фильма разносит чай сценаристам, которые пишут сценарии человеческих жизней. После гибели девушки на земле Часуке решает отправиться на землю несколькими часами ранее и спасти ее.

Самый, пожалуй, мелодраматичный конкурсант Берлинале пытается переосмыслить человеческие желания изменить свою судьбу, отмотать время назад и всех спасти, показывая, что спасти всех нельзя, а судьбу свою придется создавать самому, ничего тут не попишешь – сценаристы нынче не очень, даже на небесах. Довольно оптимистичный завершающий аккорд для неровного конкурса Берлинского кинофестиваля, который был довольно многообещающим, но ожиданий не оправдал. Оправдают ли ожидания фестивальной публики члены жюри, мы узнаем уже после 8 часов вечера по Киевскому времени, когда начнется церемония закрытия.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter