ГлавнаяКультура

Записки режиссера. Чисто русский проект

Интеллигент - понятие сложное и труднообъяснимое. Да и само это слово не каждый нынешний интеллигент без ошибок написать сможет.

Записки режиссера. Чисто русский проект
Фото: bigpicture.ru

В конце XIX в. лингвист и книгопродавец Ив. М. Желтов в заметке «Иноязычие в русском языке» писал: «Помимо бесчисленных глаголов иноземного происхождения с окончанием -ировать, наводнивших нашу повременную печать, особенно одолели и до тошноты опротивели слова: интеллигенция, интеллигентный и даже чудовищное имя существительное — интеллигент, как будто что-то особенно высокое и недосягаемое. В известном смысле, впрочем, эти выражения обозначают действительно понятия новые, ибо интеллигенции и интеллигентов у нас прежде не бывало. У нас были «люди ученые», затем «люди образованные», наконец, хотя и «не ученые» и «не образованные», но все-таки «умные». Интеллигенция же и интеллигент не означают ни того, ни другого, ни третьего. Всякий недоучка, нахватавшийся новомодных оборотов и слов, зачастую даже и круглый дурак, затвердивший такие выражения, считается у нас интеллигентом, а совокупность их интеллигенцией».

Фото: ttolk.ru

А ведь прав Иван Михайлович, ох, как прав! Просто, как ныне живёт!..

А ещё, говорят, что это чисто русский феномен (В данном материале использую слово «русский» в государственном, а не в этническом смысле. А то у нас с этим, и в правду, вечная, несправедливая и преднамеренная путаница). И, действительно, это был чисто русский проект.

В XIX веке, когда Россию заполонило огромное количество весьма начитанных иностранцев, у небольшой части местной элиты, образованной, патриотичной и душевно ранимой, возникла обидчивая идея отделиться от них в некую особую привилегированную группу. При этом, избранные должны были отличаться от заносчивых чужеземцев не столько объёмом и глубиной знаний, сколько особой формой их применения. Ведь не имея возможности соревноваться в промышленном производстве с Европой, власти уже давно старательно создавали миф о России, как о мировом центре духовности. Для этой-то цели как нельзя лучше и подходили страдатели и болетели за общее благо, мечтатели и прожектёры, люди, безусловно, умные и совестливые, но не способные при этом ни на один решительный поступок.

При этом на Западе до сих пор отдают предпочтение другому, столь же старому термину - "интеллектуалы", там он часто звучит, как аналог "интеллигенции". Для них интеллектуал - «это человек с высоко развитым интеллектом и аналитическим мышлением. Интеллектуал производит и развивает идеи, определяет нормы и культурные ценности для остальной части общества».

Но у нас с этим «кровосмешением» категорически не согласны. Наш, русский интеллигент - это нечто невиданное и ни на что не похожее, это - «особая социально-профессиональная и культурная группа людей, занятая преимущественно в сфере умственного труда, обладающая чуткостью, тактом и мягкостью в проявлениях, ответственная за поступки и склонная к самоотречению».

Просто святые и мученики!.. Авторитетный академик Д.С. Лихачев, писал об интеллигентах: "это не просто люди, занятые умственным трудом, имеющие знания или даже просто высшее образование, а воспитанные на основе своих знаний классической культуры, исполненные духа терпимости к чужим ценностям, уважения к другим. Это люди мягкие и ответственные за свои поступки, что иногда принимается за нерешительность. Интеллигента можно узнать по отсутствию в нем агрессивности, подозрительности, комплекса собственной неполноценности, по мягкости поведения".

Дмитрий Сергеевич Лихачев
Фото: liveinternet.ru
Дмитрий Сергеевич Лихачев

Это правда. Интеллигент постоянно находится в особом состоянии, определяющем ключевую сторону его интеллигентского естества, - состоянии самоотречения. Интеллигенту чужда меркантильность. Нравственность поступка для него важнее целесообразности. Не потому ли многие проблемы Российской империи XIX и начала ХХ века вызваны в большой мере и тем, что их провоцировала и принимала в них участие именно пугливая и закомплексованная российская интеллигенция, а не жёсткие и плохо управляемые интеллектуалы, которых в России тогда уже было достаточно, что, отчасти, и привело к событиям 17-го года?..

Правильно сказано, что «русская интеллигенция есть группа, движение, традиция, объединяемые идейностью своих задач и беспочвенностью своих идей».

Это и есть наш русский интеллигент, генетически связанный одновременно и с Родионом Раскольниковым, и с Львом Толстым. Это и есть замечательное и одновременно больное порождение «земли Русской». И без всякой радости я говорю именно о болезни, болезни буквальной, которой почти никто из них не избежал. Но о какой болезни я говорю?

Выдающийся русский психиатр начала XX века П.Б.Ганнушкин, его я недавно уже упоминал в случае с режиссёром фон Триером, обозначил, и многие годы изучал, особую болезнь - психастению, что буквально значит "слабодушие" или "душевная неустойчивость". На Западе её до сих пор рассматривают, как одну из форм истерии. Но профессор тогда ещё обнаружил, что почти все его пациенты, страдающие этой болезнью, принадлежат к кругу местной интеллигенции.

Как же выглядит у профессора Ганнушкина образцовый психастеник? Для психастеника, по Ганнушкину, характерны: чрезмерная мнительность, впечатлительность, ранимость, застенчивость, чувство тревоги, пугливость, слабость инициативы, нерешительность, неуверенность в себе, в будущее, которое представляется ему бесперспективным, несущим неудачи и неприятности. Ему свойственны склонность к мучительному самоанализу и отвлеченным рассуждениям.

Вам это никого не напоминает? Правильно - это психологический портрет классического русского интеллигента!..

Ничего не хочу сказать этим плохого об интеллигентах, ведь и психастеники являются людьми нравственными, в том смысле, что хотят совершать только хорошие дела и ужасно стыдятся плохих. Правда, это не означает, что они не способны на дурной поступок. Но и те и другие подолгу и регулярно размышляют над нравственными вопросами, и это занятие становится для них привычным, просто-таки постоянным делом их жизни.

Так что, интеллигенция с одной стороны норовит себя всячески бичевать и каяться, но с другой стороны обладает каким-то совершенно болезненным самолюбием и перфекционизмом, и по этой причине ничего не делает. В отличие, кстати, от интеллектуалов.

Интеллигенция демонстративна и всегда на виду. Интеллектуалы чаще всего работают молча, хотя и не всегда на благо обществу. Интеллигенция всё время зовёт всех вперёд, ибо думает, что знает куда, но потом первой же и убегает. Интеллектуалы сурово доводят начатое до конца, но, в случае чего, не очень-то и парятся по поводу неудачи. Интеллектуалы, обычно, психологически крепки. Интеллигенты, в это время, пьют валерьянку. При этом, вот парадокс, стоит интеллектуалу захворать психастенией, как - бац! - он моментально превращается в интеллигента!.. И наоборот. Так что смело можно предположить, что интеллигент - это, всего на всего, обычный интеллектуал приболевший психастенией.

Фото: topic.lt

Кроме того, наша интеллигенция, обратите внимание, - всегда всех ругает, совершенно всех. Любое правительство (ни дна им, конечно, ни покрышки!..), любую правительственную меру. Но не может же даже самое бездарное правительство, (в т.ч. и наше), всегда делать только плохо? Но если какую-то меру будет обсуждать интеллигенция, особенно творческая, то в лучшем случае скажет: "Да, они, конечно, полные идиоты, но они могли сделать еще хуже - спасибо, что сделали хотя бы так, а не как обычно". Это высшая похвала, которой можно добиться от интеллигентской снисходительности.

И всё это поддерживается общественным мнением, и всё это считается высшим пилотажем свободомыслия и выставляется, чуть ли не как героизм. До тех пор, пока власть не цыкнет строго и укоризненно не погрозит им пальцем. Тогда наш интеллигент гордо поправит шляпу и очки, и, бурча под нос вялые дразнилки, станет неподалеку в красивой позе обидевшегося тенора. Но очень скоро, охолонув, начнёт этой самой власти суетливо поддакивать и подпевать.

Такие, вот, дела. Да думаю, вы и сами видите, что у нас уже сформировалась настоящая субкультура изрядного слоя тщедушного городского населения, построенная исключительно на психастении Ганнушкина, и называется она - современная русская/украинская интеллигенция.

Поэтому, по-прежнему, не доверяю я интеллигентам. Но, как всегда, обожаю интеллектуалов! И ничего с этим поделать не могу. И вопрос здесь, заметьте, не в терминах, а в сути. И в пользе, которую каждый из нас должен, всё-таки, приносить не только себе, но и Отечеству.

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter