ГлавнаяКультура

Петр Ильич и защита от кариеса

В украинском прокате – «Черный лебедь» Даррена Аронофски – слегка безвкусный пастиш о балерине, в которой многие узнают себя (и им это не понравится, а если понравится, то они предпочтут это завуалировать).

Петр Ильич и защита от кариеса

Этот фильм-зефир, кажется, уже все давно посмотрели, но его, несомненно, стоит видеть на большом экране ради одной-единственной сцены – появления заявленного в названии существа.

Строго говоря, «Черный лебедь» – это экранизация «Лебединого озера», только вместо прекрасного принца, в которого влюбляется главная героиня – роль в самом балете, а вместо музыки Петра Ильича Чайковского – его старательные ремиксы, и даже рингтоны.

Прилежная балерина Нина (Натали Портман) мечтает исполнить главные партии в балете – партии Одетты и Одиллии, Белого и Черного лебедя, двух девушек, одна из которых влюбляется в прекрасного принца, любовь которого может снять ее проклятие (с рассветом она превращается в лебедя), другая всячески этому препятствует и соблазняет принца, чтобы Одетта навеки осталась лебедем.

В один прекрасный день приходит эксцентричный хореограф (Венсан Кассель), который собирается ставить свою версию «Лебединого озера», поскольку видит иной подтекст в противостоянии двух героинь и хочет, к тому же, изменить концовку. Кроме того, пришло время объявить новую приму театра и Королеву Лебедей, ведь старая (блестящее появление Вайноны Райдер) перестала справляться с возложенной на нее ответственностью.

Венсан Кассель

Он выбирает Нину для исполнения главной партии, но она, не смотря на свою одержимость этой ролью, не может полностью перевоплотиться в Черного лебедя, хотя является идеальным Белым. Для того, чтобы станцевать Одиллию, Нине приходится открывать в себе то, что раньше было завешано розовыми рюшами ее девичьей спальни и стеснительностью, поощряемой деспотичной матерью, – темноту собственного бессознательного и сексуальности.

С последним, в частности, гораздо лучше справляется соперница Нины – Лили (Мила Кунис). Она более раскованна и ей симпатизирует пафосный балетмейстер, а потому ее назначают дублёршей Нины, на случай, если Нина сойдет с дистанции. Вопрос заключается лишь в том, сможет ли изящная Нина превозмочь себя и стать Черным лебедем, а если сможет – то какую цену ей придется за это заплатить.

Мила Кунис

То, что «Черный лебедь» – это «Рестлер» для девочек, не заметил только ленивый. И это отчасти верно. В сущности, оба фильма – о том, как человек разрушает себя во имя достижения цели. Герой Рурка не может жить без рестлинга, героиня Портман хочет быть идеальной балериной. Оба готовы пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы один-единственный раз исполнить свою роль блестяще.

Величие «Рестлера» заключалось в исполнителе главной роли, Микки Рурке. Этот фильм практически стал возвращением главного хулигана Голливуда в кино, и неважно, что сейчас единственные доступные для Рурка роли – это харизматичные и вместе с этим трогательные головорезы, вроде Ивана Ванко во втором «Железном человеке». «Рестлер» – фильм о самом Рурке и о том, как он вытащил себя за волосы из болота, а рестлинг, как нечто среднее между боксом и актерской игрой (двумя профессиями Рурка), стал лишь удачным инструментом для триумфа актера в 2009-м.

С «Черным лебедем» все немного иначе. Если отбросить все киноцитаты (а в связи с этим фильмом вспоминают и Ардженто, и Верхувена, и Кроненберга, и Линча), то выяснится, что Аронофски снял кино не о торжестве личности, а о сумасшедшей балерине в самых, что ни на есть, попсовых, популярных в определенных субкультурах, розово-черных тонах.

Этим объясняется двоякое отношение к картине, которое возникает во время и после просмотра. С одной стороны, интересные темы вроде раздвоения личности и работы механизма гиперкомпенсации считываются в фильме с радующей легкостью: обилие зеркал и двойников Нины, появляющихся то тут, то там, галлюцинации, агрессивная забота матери, которая в буквальном смысле подрезает дочери крылья, сексуальность, которую нужно высвободить, конкуренция с примой и с другими соперницами, и так далее.

С другой же – форма, которую выбрал Аронофски для воплощения всей этой небезынтересной смысловой каши, мягко говоря, озадачивает. Как вид искусства, балет всегда был закрыт для подобных экзерсисов, а его изысканность страховала от прочтений в духе современной рекламы и создания пастишей вроде «Черного лебедя». В связи с этим страдания Нины, выполненные в лучших традициях бульварных жанров, выглядят дико. Происходит это именно из-за несовместимости смысла и формы, ведь все остальное – актеры, монтаж, операторская работа, даже музыка – срабатывает как раз в пользу фильма.

Роль Натали Портман действительно выдающаяся, она прыгнула выше своей головы, играя Нину и ее болезненную реинкарнацию, и заслужила весь букет наград, которыми была осыпана зимой. Тот факт, что Портман сама занималась балетом в детстве, оправдывает ее заинтересованность в этом проекте, хоть все, что было выполнено ею в этом фильме блестяще, не касалось самого балета (профессиональные танцоры оценили старания актрисы в танцевальных сценах как не очень успешные). Ее Нина – стесняющаяся девушка, которая живет с невротичной матерью, закрывающей ее не только от внешнего мира, но и от самой себя, сталкивается с необходимостью преодолеть этот искусственный барьер ради достижения цели.

Три женские роли второго плана тоже не подвели – Барбара Херши отлично смотрелась в роли матери-диктатора, Вайнона Райдер как нельзя лучше вписалась в роль спивающейся примы-балерины, а Мила Кунис, которая, в общем-то, пока не проявила особых актерских талантов, сыграла очень убедительную Лили практически за счет того, что полностью попала в образ.

Вайнона Райдер

Венсан Кассель, правда, выбивается из ладного актерского состава, и вызывает сплошное недоумение, но это у него роль такая, будем считать карикатурность его героя с противным акцентом маленьким и невинным бессознательным проявлением расизма.

Во всем остальном, «Черный лебедь» – пошловатая, но притягивающая к себе магнитом, стилизация под триллер с элементами низкопробной эротической драмы и вытяжками из брошюрок «Фрейд за 90 минут». Ощущение вкусовщины появляется во время самой первой сцены – когда Нина рассказывает о своем сне, и не покидает до конца фильма, усиливаясь в отдельных, где того требует смысл, моментах.

Тем не менее, оторваться от фильма невозможно, им вполне можно заменять зефир в шоколаде – эффект от употребления практически такой же (к тому же, можно сэкономить на дантисте). Это картина из разряда «кому не понравится, тот сам виноват», и если вам нужен объект для guilty pleasure, «Черный лебедь» – как раз то, что нужно.

В прокате с 10 марта.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отдела "Культура"
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook