ГлавнаяКультура

Пенелопа Крус: Я не боюсь быть некрасивой

Пенелопа Крус, первая в мире испанская актриса, получившая «Оскар», вкупе с двумя другими «гениями места», Педро Альмодоваром и Хавьером Бардемом, составляют нынешнюю славу испанского кино.

Пенелопа Крус: Я не боюсь быть некрасивой
Фото: tv_akado_ru

После долгих лет застоя (в эпоху Франко в Испании не было снято почти ни одной приличной картины) испанцы не только вырвались на международную арену, но и представили миру особый тип кинематографа. Пряный - чисто испанский - вариант постмодернизма, да еще и, как шутит один критик, с «человеческим лицом». Где Пенелопе Крус (в которой видят испанский вариант и Софи Лорен, и - отчасти - Одри Хэпберн, и некоторых иных див прошлого) отведено особое место: она не только красавица - мало ли красавиц в кино! - но и настоящая муза Альмодовара, его alter ego в женской ипостаси, тень даже не его самого, а гораздо глубже - его матери. Недаром в «Возвращении» он отдал ей главную роль - дочери умершей матери (то есть роль самого себя в юбке). Такой вот сложный подсознательный симбиоз, где Пенелопе отведена чуть ли не главная роль: быть выразительницей потаенных страхов и надежд маэстро Альмодовара.

Недаром в последней его картине, «Разомкнутые объятия», она появляется вновь - чтобы сыграть сразу несколько ролей в довольно запутанной мелодраме. К слову сказать, во всех своих ипостасях Крус очень хороша: не всякая актриса может быть одновременно соблазнительной и ироничной

Мисс Крус, как известно, вы первая в мире испанка, сумевшая добиться такой престижной награды, как «Оскар». После этого ваше самоощущение стало иным? Вы почувствовали себя настоящей международной звездой?

А не только звездой местного разлива - это вы имеете в виду? Нет, не почувствовала. Хотя пыталась: уговаривала себя, старалась изо всех сил внушить себе чувство самоуверенности... Ничего не получилось... Актер всегда незащищен, более нервной профессии, где человек - словно открытая рана, нет на свете. Так что, поняв это раз и навсегда, я даже и не пытаюсь с собой бороться: так тому и быть, думаю я, надо с этим жить...

И это говорит суперзвезда, самая востребованная испанская актриса!

Представьте себе. Как только становишься, как вы выражаетесь, востребованной и популярной, так и спрос с тебя увеличивается, ставки растут. Уже не сыграешь вполноги, кое-как...

Не сочтите за комплимент, но даже ваши недоброжелатели не могут утверждать, что вы хоть раз играли вполноги...

Спасибо, спасибо. Приятно слышать. И тем не менее: становясь старше, начинаешь относиться к себе требовательнее. Все более и более требовательно...

Надо же! По вашей игре в «Разомкнутых объятиях» этого не скажешь: такое впечатление, будто вы порхаете! Роль, вернее, все три ваших роли в этом фильме будто на одном дыхании сыграны...

Хотя работать было очень и очень нелегко: объединить всех трех героинь в одну - задачка та еще, скажу я вам по секрету. Однако для такой роли, да еще и в фильме Альмодовара, я на все готова: могу и с крыши сигануть, если он попросит...

Не попросит.

Надеюсь. (Смеется) Он меня любит, я думаю... Он как отец для меня - любящий и требовательный одновременно. Вообще то, что мы ним встретились, я считаю для себя огромной удачей, лотерейным билетом, который я неизвестно почему вытянула - в жизни бывают такие чудеса, хотя и редко... На то они и чудеса. Я готова бросить любой проект, хоть многомиллионный, если Педро меня позовет - буду сниматься у него в любой картине, хоть в эпизоде, хоть на «кушать подано».

Не скромничайте: вы теперь - его главная звезда, играете во всех его фильмах.

Однако не думайте, что мне это далось так уж просто. Над каждой ролью мы с ним работаем так тщательно, как, наверно, работают только в театре, да и то не во всяком. Это вам не голливудская манера игры: пошел туда, обернулся, дошел до кабеля, снова повернулся и ушел прочь из кадра. Там актер - больше марионетка, а здесь, в Испании, с Педро, нужно разработать каждую деталь, все мелочи, все должно быть интонационно оправдано. Все очень тонко, еще тоньше, еще и еще... Это не работа, а плетение кружев в полной темноте, все очень сложно, поверьте мне.

Когда вы были совсем юной, в Испании произошел полный переворот во всем - в нравах, манере себя вести, в моде на фильмы, книги, на все, что мы называем «культурой». В противовес зажатости прежних времен страна начала «хипповать» - несколько запоздало, конечно, но все же. Вы принимали в этом участие?

Да, я с радостью бросилась во все тяжкие: любила и покурить, и выпить, и поболтаться по улицам, вдыхая воздух свободы. Однако теперь такие развлечения мне противопоказаны: я настолько много работаю, что всегда должна быть в форме - тут уж не до курения, не до питья. С утра нужно быть готовой к съемкам, с ясной головой - и работать, работать, работать. Иногда я даже не знаю, в каком городе я проснулась.

По вашему виду не скажешь, что вы - трудоголик, изнуренная трудом женщина.

Внешний вид - тоже часть профессии. Все эти тряпки от кутюр, примерки, походы к портным, имиджмейкерам, косметологам и парикмахерам - такая тоска, однако...

Неужели такие приятные моменты чисто женской жизни вы тоже воспринимаете как работу?

Боюсь, что да. Как ни странно, я не тщеславна и мне все равно, как я выгляжу. Могу с утра ходить нечесаная и в старых джинсах, если не нужно бежать...ну вот хоть на красную дорожку в Каннах.

Гламур утомителен?

Скучен. Хотя - не станем ханжить - хорошо выглядеть, надеть на себя роскошное платье приятно каждой женщине.

Будете потом, в старости, рассматривать свои фотографии и сокрушаться: ах, почему я не ценила такой дар, как молодость и красота!

А я не боюсь быть некрасивой. Вон Педро в «Возвращении» приклепал мне такой могучий искусственный зад, а я - ничего, совсем не расстроилась. Даже теперь временами скучаю по тому своему заду...

Фото: www.hollywoodtuna.com

Кроме Альмодовара, у кого из современных режиссеров вы бы хотели сниматься?

У Ларса фон Триера и Вонга Кар Вая. Но для этого нужно не только запастись терпением, но чтобы и обстоятельства так совпали.

Как-то трудно вас представить вне фильмов Альмодовара - тем более у Ларса фон Триера, «сумрачного», как про него говорят, северянина...

Я многих играла - то есть женщин разных национальностей: гречанку, мексиканку, албанку... Могу и во француженку, если надо, перевоплотиться...

А в американку?

Пока акцент мешает. Но я стараюсь, стараюсь от него избавиться.

Лучше не надо.

?!

Есть такая поговорка: «Где родился, там и пригодился».

Да, в этом что-то есть. Недаром у лучше всего у меня все получается именно в Испании, у Альмодовара.