ГлавнаяКультура

Джаник Файзиев: «Здорово, когда сосед по лестничной клетке понимает, что ты сделал»

Джаник Файзиев является big-босом в российской телевизионно-киношной среде. Впрочем, творения его рук украинцам также хорошо известны. Именно благодаря ему знаменитые парфеновские «Намедни» имели оригинальное визуальное наполнение. Именно он запустил один из первых качественных сериалов - «Остановка по требованию». Потом были блокбастеры «Турецкий гамбит», «Адмирал» и свежеиспеченный фильм «Каникулы строгого режима». А если добавить еще ряд резонансных документальных проектов, станет очевидно, что Файзиев ныне один из самых влиятельных российских продюсеров. Как раз из тех немногих, что воздействуют на общие тенденции в медиапространстве и даже создают их. Странно, конечно, слышать от него многократно затоптанное всеми медийщиками в угоду коммерческим интересам слово «катарсис», но... частота его вспоминания наталкивает на мысль, что продюсеры иногда тоже люди с сердцем.

Джаник Файзиев: «Здорово, когда сосед по лестничной клетке понимает, что ты сделал»
Фото: PHL

Как вы улаживаете - и улаживаете ли - вечные конфликты между режиссером и продюсером? Когда первый хочет, чтобы ему дали полную творческую свободу, а второй не желает из-за этой «прихоти» прогореть финансово.
Как правило, такие конфликты возникают на почве разных представлений о том, что будет лучше восприниматься зрителем в те или иные промежутки времени. Да, не скрою, такие споры часто происходят, но ведь продюсер действительно несет ответственность за жизнь фильма. Он вынужден становиться диктатором. К счастью, в моей практике не было такого, чтобы кто-то остался недовольным сотрудничеством со мной.

Вот с Борисом Акуниным, по произведениям которого вы сняли «Турецкий гамбит», у вас возникли-таки разногласия. Он был недоволен, например, актером, сыгравшим главную роль - Эраста Фандорина, и не только этим.
Да, возникли... Но мы же в итоге поладили. Просто Григорий Шалвович (Чхартишвили - таково настоящее имя писателя Б. Акунина - «Левый берег») изначально был уверен в том, что только он знает как надо. К счастью, во время съемок фильма он быстро сообразил, кому и какие полномочия стоит делегировать, и особо не вмешивался в рабочий процесс. А насчет исполнителя главной роли, то читатели всегда представляют книжных героев по-своему. Например, Фандорин - голубоглазый брюнет. А вы, к примеру, думаете, что он должен быть непременно блондином. И что бы ни делали режиссеры, подбирая на роль соответствующего актера, останетесь недовольны.

Вы долгое время проработали на ТВ и сейчас продолжаете производить для него различный телепродукт. Кризисное время диктует какие-то новые запросы со стороны зрителей?
Современное телевидение - это быстрорастущий, а значит - постоянно меняющийся организм. Уж не знаю - кризис или не кризис... Но нынешняя молодежь сваливает подальше от ящика, предпочитая ему работу или иные развлечения. Поэтому ТВ начинает больше заботиться о взрослых людях. И если говорить огульно, то сейчас стало больше развлекательных программ - всяких песенных, ледниковых и просто реалити-шоу... Признаюсь, я начинаю все меньше и меньше понимать телевидение. Может быть потому, что мало его смотрю в последнее время.

Кроме того, просмотр кино по ящику уже не способен вызывать катарсис, потому как полуторачасовые фильмы раздуваются вдвое из-за обильных рекламных блоков. Это отталкивает часть зрителей от телеэкрана. Ведь аудитория должна погружаться в атмосферу фильма, а ее постоянно выдергивают оттуда. Поэтому сегодняшнее отечественное кино не нуждается в катарсисе... А ведь это то, ради чего люди, собственно, и интересуются искусством. С другой стороны, я понимаю, что без рекламы ТВ не может существовать. И с этим нужно как-то смириться.

Собственно, телезрители уже давно разделились на две части - та, которая не желает смотреть кино как жвачку, и та, которая ее таки жует. Естественно, телеменеджеры в курсе происходящих событий. Поэтому наше ТВ так часто «радует» демонстрацией хорошо знакомых фильмов. Их с любого кадра включи - и все сразу ясно, потому как уж видено-перевидено множество раз. В этом случае реклама не препятствует возвращению в нужную атмосферу. Остальным же рекомендую покупать DVD с фильмами или посещать кинотеатры, чтобы «хватануть» эмоционального заряда.

Или же, как любит говорить гендиректор российского Первого канала Константин Эрнст, дозу «спрессованного жизненного опыта»... Ведь за ней люди и тянутся к кино...
Вот тут я не согласен с Эрнстом. Спрессованный опыт можно спокойно получить, почитывая газету «Криминальные новости». Он там дается в чистом виде... Жил-был Вася, любил Машу - она ему ничего не сказала, поэтому он взял топор и убил парня, которого заподозрил в связи с ней. Получил за это десять лет, вышел из тюрьмы измененным человеком и... Короче, это не тянет на сценарий фильма. Точно так же можно получить жизненный опыт, почитывая книги о жизни великих людей. Но это не является искусством. Цель искусства - катарсис. Во время просмотра нужно попытаться не только изъять опыт у киногероя, а еще и возвыситься над ним (опытом)... Проделать некий душевный полет. И если человек почувствовал хотя бы на миг это возвышение, значит, это и был предмет искусства.

И что, современное массовое кино, которое вовсю крутят кинотеатры, способно «выдавить» катарсис? Мне кажется, что в 95% случаев нет.
Совершенно верно. Сегодняшний массовый кинематограф попросту забыл о нем. Потому что кинопродюсерам кажется, что люди приходят в кинотеатр за аттракционом.

Но если по-честному говорить, эмоции - самое-самое трудное для нас. Это то, ради чего мы толкаемся всеми предметами и органами в этом непростом бизнесе. Если вы написали книгу и человек, прочитав ее, не всплакнул, не возвысился, не сдвинулся внутренне с места, то это не книга, а толстая газетная статья с историей, которую можно пересказать за чашкой чая.

Все ваши кинопроекты были подкреплены большими деньгами. Что-то непохоже, что вы думаете только о катарсисе... О прибыли тоже ведь вспоминаете?
Вы что ж, думаете, что Микеланджело Буонаротти, которого просили построить собор Св. Петра, меньшими деньгами оперировал? Или Леонардо да Винчи, расписывавший фрески в соборах, - думаете, над ним не тяготели сроки, деньги и люди, говорящие, что он должен делать иначе? По-другому не бывает! Нет в жизни места такой сказочной ситуации, что кто-то придет к тебе, даст $100 млн. и скажет: твори что душе угодно, но только принеси мне катарсис. Нигде и никогда! Вы живете в обществе, в сегодняшнем дне с его сложными экономическими реалиями, общаетесь с конкретными людьми... Бывает еще хуже! У меня, например, было, что человек, принесший деньги, считал, что именно он будет здесь командовать, а я ему нужен был просто как технический исполнитель его желаний - чтобы снимал кино по его указке. Понятно, что я не стал этого делать.

У вас не возникает желания снимать авторское кино, которое, например, оценили бы где-то в Каннах? Да, возможно, это была бы не сильно коммерческая затея, но зато какой плевок в вечность!
Знаете, передо мной никогда не стояла дилемма - снимать либо коммерческое кино, либо авторское... Главное - производить интересные фильмы! Хочется всегда находиться в той зоне, где мне самому интересно. Поэтому у меня не возникает никаких внутренних противоречий. Кроме того, последние десять лет работы приучили меня к тому, что лучше и гораздо приятней, когда зрители понимают твое кино и о нем можно поговорить, чем когда восклицают: «Я чего-то не врубился - че там было-то, че ты хотел сказать?». Как говорил один мой товарищ: здорово, когда сосед по лестничной клетке понимает, что ты сделал!

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter