ГлавнаяКультура

Возвращение Седляра

Выставка художника Василия Седляра, открывшаяся на прошлой неделе в Национальном художественном музее, не собрала много посетителей. Но сюда пришли истинные ценители украинского искусства.

Два небольших зала и два десятка работ: четыре сохранившиеся картины, несколько рисунков, эскизов к ним, образцы керамики. Вот все, что осталось от сотен произведений к 110-летию художника, расстрелянного в 1937 году по приказу Сталина. «Украинскую культуру ХХ века так активно уничтожали, что сейчас историки искусства стали археологами. Мы выкапываем обломки и пытаемся реконструировать эту культуру. Именно обломки от Седляра представлены на этой выставке», – говорит искусствовед Дмитрий Горбачев.

Окончив Киевскую художественную школу, Седляр в 1919 году поступил в Украинскую академию художеств, где учился у знаменитого мастера Михаила Бойчука, основателя школы «бойчукистов», известного выставками в «Салоне независимых» в Париже.

Выиграв конкурс киевского издательства «Література і Мистецтво», в 1929–1932 годах Василий Седляр работал над иллюстрациями к «Кобзарю», ставшими вершиной его графического творчества. Выбор фактического редактора этого издания Владимира Вайсблата на художника пал не случайно – работы художников-«бойчукистов» уже выставлялись на Венецианской бьеннале и в Москве. Он не прогадал. Собрание поэзии Тараса Шевченко 1931 года, напечатанное тиражом 5 тыс. экземпляров, имело большой успех. «Все 75 рисунков седляровского «Кобзаря» представляют такое же органическое целое, как и «Кобзарь» Шевченко», – одобрительно отзывались газеты.

В 1933 году книгу решили переиздать, но уже с цветными рисунками. Не пройдет и пяти лет, как эти два «Кобзаря» окажутся в списке крамольной литературы. Их прикажут изымать, уничтожать, сжигать, поскольку рисунки будут объявлены «националистическими», «контрреволюционными» и «формалистическими». Самого Седляра, как и его учителя Бойчука, арестуют, обвинив в шпионаже и контрреволюционной организации, и расстреляют.

Работы повторили трагическую судьбу художника. «Седляр вместе с Бойчуком разрисовали харьковский Краснозаводской театр фресками, – рассказывает Дмитрий Горбачев. – Когда его расстреляли, фрески сбили отбойными молотками. Причем на них испытали самые новые отбойные молотки!» То же самое происходило с картинами художника в киевских музеях: их соскребали, вырезали из рам, полосовали ножами…

Побоялась хранить оригиналы и семья расстрелянного художника. «Тесть Седляра, работавший в Лаврском музее, рассказывал, что когда арестовали его зятя, семья уничтожила целую папку с рисунками. Это ведь был компромат! Родственники были бы арестованы и осуждены как враги народа, если бы те рисунки нашли при обыске», – продолжает искусствовед.

Удивительно, как при такой зачистке сохранилась толика работ, собранная организаторами выставки. У каждой – своя легенда. Например, единственный оригинал из рисунков к «Кобзарю» – иллюстрацию с красным флагом к «Заповиту» – удалось спасти от списания и перевезти в Киев из Третьяковской галереи. Из 62 иллюстраций уцелел он один.

Летом 2009-го «Кобзарь» был переиздан на основе двух уникальных сохранившихся экземпляров книги 1931-го и 1933 годов, подаренных самим Седляром своей Музе – Оксане Павленко. Книгу, воспроизведенную киевскими издательствами «Дух і Літера» и «Оранта», сопровождает статья исследователя книжной графики и печатного дела Артура Рудзицкого, который популяризирует Седляра, публикует многие доселе не издававшиеся архивные материалы и фотографии.

Графика тушью в исполнении этого художника – нетрадиционна, похожа на керамическую роспись. В свое время эту бойчуковскую манеру не понимали и критиковали коллеги по цеху – Казимир Малевич, Александр Архипенко. «Малевич говорил, что должна быть экспрессивная, активная живопись, а тут такая лирическая, тоскливая нота и цвета такие, будто бы выгоревший ковер. Древность. Для них каждое явление отдает древностью, – размышляет Горбачев. – А вот поэт-авангардист Гийом Аполлинер писал о «бойчукистах» в Париже как об интересном явлении: “Малороссийские художники возрождают византизм, и это все очень интересно, оригинально”».

До сих пор у иностранных искусствоведов не выработаны критерии для оценки работ «бойчукистов». Поэтому на них и нет рыночного спроса. Пока.