ГлавнаяКультура

80 дней, которые потрясли Одессу, или еще раз вокруг Оперного театра

Если остановить одессита на улице и спросить, когда он или она  последний раз были в Оперном, боюсь, что вряд ли мы услышим вразумительный ответ. Но одесситы есть одесситы, даже если где не были или  чего  не знают, то обязательно перескажут своими словами, да так красочно, что гости из Москвы или из Рязани в обморок упадут от услышанных ужасов! Международный скандал гарантирован! Речь-то идет  о жемчужине архитектуры! Как не об архитектуре? О коллективе? Да, в принципе какая разница!!!

80 дней, которые потрясли Одессу, или еще раз вокруг Оперного театра

И кто сегодня утверждает, что Одесса перерождается? Нет! Чего у Одессы не отнять - это умения сочинять на тему и без нее, наслаждаясь самим процессом сочинительства, и это  настолько сочно и ярко, что можно заслушаться, а значит автоматически поверить всему  услышанному, да и придуманному самостоятельно тоже. Невольно вспоминается старый «бородатый» анекдот:

« - Я Пугачеву не люблю!
- А чего?
- Она картавит, и у нее слуха нет!
- А где ты ее слушал?
- Да мне Рабинович напел!»,
- приблизительно так можно охарактеризовать и общественное мнение, сложившееся по вопросу вокруг Оперного театра.

Никто ничего толком не знает, никакими фактическими материалами не владеет, но зато все говорят:

Не выдали студентам зарплату! Не платят актерам театра! Хотят устроить в театре ночной клуб! - а вот кто не выдал, почему, каковы причины, что за абсурд с ночным клубом? - это значения не имеет, главное - все плохо! Караул! Пошла волна негодования общественности!  Но  нельзя же  ярлыки вешать на своих, на родных, на одесских!

А тут еще и "козел отпущения" нашелся из "чужих", да и на зло всем по-украински только разговаривает, руки с маникюром - значит во всем он и виноват! Позор! Ганьба! - вот  украинское  слово подобралось, как-то совсем произвольно, значит, все-таки понимаем по-украински?

Понимаем! Это стало очевидно всем, кто пришел на последнюю пресс-конференцию экс-директора и художественного руководителя Одесского театра оперы и балета Сергея Проскурни. И записали, и перевели, и разобрались в сути проблем, если  хотели, конечно, разобраться...

 На лицо одесские СМИ практически в полном составе! Разве, что сравнимо с приездом президента или отчетом прокуратуры. Не удивительно: на улице август, на дворе скандал -  есть о чем рассказать в новостях, ура! Хотя в этом году как никогда новостей пока хватает...

Так вернемся к пресс-конференции. Насколько была рассчитана и на кого  нацелена  выбранная Сергеем Владиславовичем тактика ведения пресс-конференции? Противостояние директоров или противостояние менталитетов - громкая, зычная, практически с одесским размахом и любовью к аллегориям тема, и более чем полуторачасовое выступление самого автора  с пояснениями, уточнениями и не до конца выложенными фактами.

 Что понравилось? - Логичность изложения, последовательность мысли, четкость высказываний, в дальнейшем практически 100 процентная цитируемость основных положений изложенного бизнес- плана преобразования оперного театра всеми средствами масс- медиа.

 Только по предварительным расчетам, отмеченным в бизнес-плане, на проекте "200 лет - 200 событий" при продаже 50% билетов на каждое из запланированных в юбилейном сезоне событие, включая приезд мировых знаменитостей, театр должен был бы заработать 48 миллионов гривен. А если предположить, что средняя посещаемость составила бы 70% - заработанных денег хватило бы и на повышение зарплат и на премьеры и на увеличение состава - хора, оркестра, балета. Ведь на сегодняшний день творческий коллектив - это всего 1/3 всех работников театра.

- Что плохого я хотел сделать? - постоянно задавал вопрос Сергей Проскурня в зал журналистам.

- У нас так не принято, - одновременно отвечали на поставленный вопрос  зал и Проскурня, словами бессменного администратора театра Светланы Ивановны Хлоденко.

В Одесском оперном многое не принято. Не принято обращать внимание как живут в театральном общежитии, а уже 5 лет  там нет тепла и молодые актеры в 8 метровых комнатах по трое по четверо спят на матрасах на полу вповалку или в бутафорском цеху.   Вы возразите, что это быт? Но разве не бытие определяет наше сознание в 21 веке,  и кто опровергнет этот постулат марксизма? О чем может думать артист пусть даже хора, если он не может постирать, приготовить, выспаться? О великом искусстве или об удобной постели?

 - У нас так не принято! - все. Точка. Но точка ли?

Монолог Проскурни был эмоционален, он держал внимание зала почти 2 часа, только скрип ручек по бумаге и вздохи старшего поколения присутствующих, отлично понимающих, кому адресованы оценочные суждения без называния имен.

 Ломать старое всегда сложно, но это необходимо. Волна протеста обоснована - все давно привыкли к порядку вещей, тепло и сыро и пахнет гнилью..., помните у классика. А тут никому ненужный Буревестник, явно давно занесенный в международную Красную книгу.

"Красивая театральная ширма, конфликты подходов, менеджеров, систем», - продолжал вывешивать тезисы Проскурня. Правильно охарактеризовала выступление Сергея Владиславовича журналист Ольга Шубина : "Придя на пресс-конференцию, мы неожиданно попали на семинар по топ менеджменту" Лучше не скажешь. Семинар получился. Старшему поколению не все понятно и они из вежливости молчат, те, кто помоложе, положительно оценивают выдающиеся ораторские способности и  способности топ менеджера Сергея Проскурни, но проблема все-таки повисает в воздухе. Мы наш , мы новый мир построим или... Так кто собственно виноват и что делать? "Точка возврата еще не пройдена", - было заявлено экс- директором. Планов масса, желание отстаивать права в суде на поверхности,  но не комментируются, как собственно и взаимоотношения с мэром и мэрией. Только о сложности взаимоотношений с министром культуры было заявлено открыто.

 Что не понравилось? При четко проработанном выступлении, где ставка была сделана на эмоциональность, явно не хватало фактажа - документов подтверждающих сказанное, двойных билетных книжек о которых было заявлено, отчетов с заниженными показателями посещений и много другого, что конечно человека думающего заставляло задуматься: а правда собственно где? Традиционно посредине или в другом каком-то месте? Да, вроде все об этом знают, говорят, догадываются, но презумпцию невиновности пока не отменяли вроде бы? Что касается  детективной истории со студентами и так не подписанными договорами о получении гонораров за "Кармэн", в связи с пропажей печати театра,- захватывающе - эффектна, но не до конца понятна. Непонятными  были и реплики об обедневшем собственном спонсоре и сумасшедших ставках 5 канала, оказавшимся по силам оппонентам и не по «зубам» самому Проскурне. Из уст настолько профессионального и по-киевски заточенного человека, выглядели просто смешно.  Потому кто прав, кто виноват - разобраться сложно, как всегда время все расставит на свои места. Закончатся каникулы, министр соберет комиссию, и надеемся, что на следующей пресс-конференции «точка возврата» определится присутствием доказательств и отсутствием домыслов.

 Ну а одесситы пока продолжат рисовать собственную картину  событий непохожую на ту самую правду, в поисках которой по-прежнему находятся и  директоры и менталитеты.  А  вот повторятся ли 80 дней пребывания в должности Сергея Проскурни или они будут складываться и множится, превращаясь в годы, пока не известно, как и неизвестно разомкнется или сомкнется круг вокруг Оперного театра.

"Ничто так не объединяет людей, как совместные эмоциональные впечатления", - было сказано  в конце виновником собрания. С этим сложно не согласится, порядка 40 человек, пришедших в конференц-зал института проблем управления им. Горшенина в Одессе, Сергей Владиславович объединил сильным эмоциональным толчком, непрестанно исходившим от него,  в едином мнении «Время перемен пришло». Очевидно, теперь очередь объединять Одессу в едином мнении по поводу оперного театра  громкими премьерными постановками. Не так ли Сергей Владиславович? 

 

P.S. Президент Украины Виктор Ющенко, во время своего визита по Одесской области,  поручил министру культуры Василию Вовкуну провести выездное заседание с целью решения конфликта, возникшего в Одесском национальном академическом театре оперы и балета.