Король не умер! Да здравствует Король!

Григор Димитров может смягчить для фанов Роджера Федерера уход великого швейцарца из спорта или же его теннисную «маргинализацию»

Фото: EPA/UPG

Григор Димитров — это не бой-френд Марии Шараповой. Григор Димитров — это новый Федерер мужского тенниса, взращенный самим Роджером. Но — дистанционно.

При этом Григор все-таки «baby Federer» (маленький Федерер), поэтому он начинает вредничать и капризничать, доказывая, что внешнее сходство с «родителем» обманчиво и едва ли не высосано из пальца.

После выигрыша одного сета у самого Рафы Надаля в самом Монте-Карло молодой болгарин пожаловался: «Я бы хотел, чтобы меня перестали сравнивать с Федерером. Да, между нами есть кое-какие сходства, и мне льстят такие сравнения. Поначалу это казалось мне очень круто. Но со временем я понял, кто я такой. Я – это я, у меня свой стиль, и когда я на корте, это я выполняю свои удары. Думаю, что в конечном счете все это увидят».

Ну, безусловно, все всё и так уже увидели. И свой, и авторский, и стиль. И бекхэнды одноручные свои, и забегания под кроссы справа свои, и удары по линии выполняются в неповторимой авторской манере. Вот только смотришь на всё это и думаешь: «Блин, ну, Федерер же по корту бегает. Только помолодевший».

Понятно, что Димитров, почуяв близость больших побед, хочет выпятить собственное «я», уверить всех в его уникальности. Копия ведь всегда хуже оригинала. Там, где копия, и до обвинений в подделке рукой подать. «А новый Федерер-то — ненастояшый» - будет кричать возмущенная толпа. Ходить в перспективных с ярлыком «копия Роджера» - приятно, а вот жить и играть под бременем беспрестанных сравнений с Великим — невыносимо.

На Димитрова, чемпиона юношеских «Шлемов», уже почти махнули рукой, когда он наконец, в преддверии 22-летия, выстрелил. Григор — это не Рафа, который уже в 17 лет гонял мужиков. Ему надо было выстояться, созреть. Собственно, как и Роджеру в своё время.

Фото: EPA/UPG

Теннисный рок в 2013-м году будто издевался над Григором, раз за разом подсовывая ему в соперники ТОПовых соперников. Все началось с первого же турнира года, в австралийском Брисбене. Правда, там Григор сам подсунул себе Энди Маррея, дойдя до финала. Но затем Фортуна вдоволь поиздевалась над ним, раз за разом выбирая ТОПов в соперники уже на ранних стадиях. Каждое новое поражение делало Димитрова сильнее. Сначала он довольствовался поражениями на тай-брейках, затем отобрал сет у Надаля. Апофеозом стала расправа над первой ракеткой мира в Мадриде.

Да, Новак 12 дней не брал ракетку в руки (пусть даже семь); да, против него в футбольной манере болел весь стадион. Но серб был вовлечен в Игру с первой минуты — и это было очевидно. Джокович еще на Мастерсе в Индиан-Уэллсе осознал, кто подрос на теннисной грядке. А Димитров, проиграв второй сет и изнывая от боли в мышцах, не сломался, как того можно было ожидать, а задушил чемпиона уверенностью и хваткой.

СЛУЧАЙНО такие матчи не выигрывают. Их встреча продолжалась более трех часов, побив рекорд сезона для трехсетовых матчей. Даже интересно посмотреть, когда Джокович в последний раз проигрывал в матче, который он очень не хотел проиграть... Наверное, в финале US Open-2012... Но с Димитровым серб был очень зол, очень. И не помогло...

Димитров, сражаясь с ТОПами а-ля Стэн Вавринка, остается игроком ТОП-30. Временно? Если обойдется без травм, однозначно — да. Его кумир детства и юности Роджер Федерер не менее однозначно проваливает сезон, но не сходит со сцены. Теннисный мир получает как бы двух Федереров: одного — уже не в самом соку (и с неравномерными периодами игрового цветения), а второго — еще не в самом соку. Роджер анонсировал желание играть в теннис до 35 лет, чтобы поехать на свою очередную Олимпиаду, в Рио (белые штаны швейцарцу к лицу).

Двоевластия не будет, хотя бы по той причине, что на троне восседает представитель совсем другого течения. Но мы получили больше — гарантию непрерывности развития изящного тенниса как направления. Димитров подоспел тогда, когда Роджеру стало невмоготу на равных противостоять более атлетичным соперникам. Плюс психологически Федерер снова не готов (в какой уже раз?) выкладываться на полную катушку даже на тех турнирах, которые сам себе выбирает.

Конечно, если Димитров никогда не будет первой ракеткой мира — это станет своеобразной трагедией; но еще большим несчастьем было бы, если бы он играл в теннис Джоковича или Надаля.

Одна известная теннисная блоггерша зимой, когда только стало известно о якобы романе между Марией Шараповой и Григором, написала: «А в том, что у этих отношений будет конец, я почти не сомневаюсь. Хотя, может, к Маше с возрастом придет понимание, что суперзвезда и неудачник тоже могут быть парой. Если, конечно, между ними есть большая любовь».

Я вот только не пойму, а кто в этой паре неудачник?..

Евгений Швец Евгений Швец , Журналист, спортивный обозреватель Lb.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter