ГлавнаяМир

Поставят ли Лукашенко и Порошенко точку в “шпионском скандале”?

Затянувшийся на год “шпионский скандал” между Беларусью и Украиной продемонстрировал крайнюю уязвимость двусторонних отношений, особенно в контексте внешних факторов. Запланированная на 26 октября встреча Александра Лукашенко и Петра Порошенко может положить конец нынешнему кризису, однако не изменит нестабильный характер этих отношений.

Александр Лукашенко и Петр Порошенко во время встречи в Киеве.
Фото: EPA/UPG
Александр Лукашенко и Петр Порошенко во время встречи в Киеве.

Белорусско-украинский форум регионов, в рамках которого и должна состояться встреча двух президентов, в этом смысле полон символизма. Проходит он в Гомеле - именно здесь в августе 2017 года был похищен, а затем вывезен ФСБ в Россию украинец Павел Гриб. Причем МИД Украины до сих пор не добился от официального Минска объяснений в связи со случившимся. А начался форум 25 октября - в годовщину задержания в Минске корреспондента “Украинского радио” Павла Шаройко, впоследствии приговоренного Верховным судом Беларуси к 8 годам колонии по обвинению в шпионаже. Обе истории наглядно демонстрируют сколь значительно влияние Москвы на белорусско-украинские отношения.

Шпионские игры

Шпионский скандал, спровоцировавший резкое похолодание между Беларусью и Украиной, разразился ровно год назад. В этот день в Минске по обвинению в шпионаже был задержан корреспондент “Украинского радио” Павел Шаройко. Чуть позже КГБ объявил, что Шаройко является полковником ГУР Украины и на территории Беларуси он создал шпионскую сеть из 16 человек, которые якобы собирали разведсведения в военно-политической сфере. Курировал эту работу, согласно утверждению белорусских чекистов, первый секретарь посольства Украины Игорь Скворцов. Скворцов был объявлен в Беларуси персоной нон-грата, в ответ из Киева был выслан белорусский дипломат.

Павел Шаройко во время допроса
Фото: стопкадр видео
Павел Шаройко во время допроса

К началу 2018 года стало ясно, что арест Шаройко нужно воспринимать в контексте судьбы белорусского гражданина Юрия Политика. Он был задержан СБУ на границе с Беларусью 16 июня 2017 года и обвинен в шпионаже “в пользу третьего государства”. В феврале 2018 года одновременно начался суд над Шаройко в Минске и над Политика в Чернигове. Аналитики предполагали, что “шпионов” хотят как можно скорее осудить и обменять, дабы не создавать напряжение в отношениях двух стран. Но если украинского корреспондента в том же месяце осудили на 8 лет колонии, то процесс над белорусам с тех пор даже не сдвинулся со стадии предварительных судебных заседаний - сторона защиты всячески затягивала рассмотрение дела под тем или иным предлогом.

Именно в неравном статусе двух “шпионов” и заключается камень преткновения. Киев исходил из того, что обмен должен состояться только после суда над Юрием Политикой в рамках симметричного помилования. Минск же твердо намерен выйти из “шпионского скандала” победителем.

Он хочет поменять полковника ГУР, уже осужденного, на камеру признавшегося в шпионской деятельности и попросившего прощения, на безвестного белорусского гражданина, которого даже в работе на КГБ официального никто не обвинял. Белоруса при этом не осужденного, не признавшего свою вину и заявившего о применении к нему в СБУ пыток.

Подозреваемый Украиной в шпионаже белорус Юрий Политика
Фото: БалаПАН
Подозреваемый Украиной в шпионаже белорус Юрий Политика

5 октября глава КГБ Валерий Вакульчик де-факто публично озвучил эту позицию. По словам главы госбезопасности, симметричного обмена быть не может, так как он был бы не равноценен.

“У нас с некоторыми спецслужбами были факты обмена, когда у нас были задержаны кадровые сотрудники иностранной разведки и с их стороны тоже были задержаны по обвинению в шпионаже люди. Не сотрудники КГБ, но тем не менее. И там осуществлялся обмен. В деле Шаройко кого менять на кого? Юрий Политика что, шпион? Его обвиняют, но это не доказано”.

Одновременно Вакульчик сообщил: документы Шаройко уже поступили в комиссию по помилованию при президенте, сейчас этот вопрос рассматривается.

Рука Кремля или каприз Лукашенко?

Зеркальность историй Павла Шаройко и Юрия Политика очевидна. Обоих долго вели спецслужбы и в итоге арестовали с документами, которые по факту являются обычной пустышкой. При этом арестовывали Шаройко только для того, чтобы в итоге отдать Украине на выгодных для себя условиях. Именно поэтому корреспондента “Украинского радио” после приговора вот уже 8 месяцев держат в СИЗО КГБ, а не отправляют в колонию - он должен быть всегда под рукой для обмена.

Многие аналитики, как украинские, так и белорусские, убеждены, что за арестом Павла Шаройко стоит Москва. Хотя прямых доказательств нет, ряд косвенных признаков на это действительно указывает. Эксперты обращают внимание на то, что за неделю до операции КГБ Минск посетил глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин, документы, которые стали поводом для ареста Шаройко, передал корреспонденту “Украинского радио” журналист НТВ, а также на ряд других характерных деталей. Однако, пожалуй, самый главный аргумент в пользу фактора Кремля заключается в затяжном характере “шпионского скандала”.

Президент Беларуси Александр Лукашенко и директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин (второй слева) во время встречи в Минске, 17 ноября 2017.
Фото: belta.by
Президент Беларуси Александр Лукашенко и директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин (второй слева) во время встречи в Минске, 17 ноября 2017.

Очевидно, что Лукашенко действительно заинтересован в хороших отношениях с Украиной. Доказательством тому служит интенсивность контактов на высшему уровне в 2017 году: с конца апреля по начало ноября Порошенко и Лукашенко трижды встречались тет-а-тет - за этот период белорусский лидер даже со своим главным союзником Владимиром Путиным виделся реже. Размен столь важного внешнеполитического направления на сомнительные бонусы в виде формальной победы в “шпионском конфликте” выглядит по меньшей мере странно. Тем более что внешняя политика Лукашенко всегда отличалась предельным прагматизмом. Зато затягивание “шпионского скандала” полностью соответствует интересам Путина, нежелающего допустить сближения Киева и Минска.

Это, конечно, не является стопроцентным доказательством того, что “шпионский скандал” полностью управляется из Москвы. При всем своем прагматизме, Лукашенко (как и всякий авторитарный лидер) иногда принимает важные решения, основываясь исключительно на своих личных страхах, желаниях или обидах. В ноябре 2017-го руководитель Беларуси возмущался: они с Порошенко якобы договорились не придавать огласке арест Шаройко, но украинская сторона эту договоренность нарушила. Нельзя исключать, что Лукашенко просто не понимает, что в XXI веке, тем более в демократическом обществе, скрыть исчезновение журналиста нереально. Неизбежную утечку информации он мог искренне посчитать проявлением “коварства” официального Киева, которое нельзя оставлять без внимание.

Молчание на фоне милитаризации

На ком бы не лежала основная ответственность, факт остается фактом: “шпионский скандал” спровоцировал кризис белорусско-украинских отношений и резкое сокращение двусторонних контактов на высшем уровне. После того, как арест Шаройко стал достоянием общественности Порошенко и Лукашенко лишь дважды говорили по телефону - в феврале и марте 2018 года. За последующие восемь месяцев президенты вообще ни разу не контактировали. То есть прямой диалог, зачастую снимающий взаимное недоверие и сглаживающий конфликтные ситуации, просто исчез.

Происходит все это в условиях усиливающегося давления Кремля на официальный Минск. Сразу после сочинской встречи с Владимиром Путиным Лукашенко вдруг обеспокоился потоками оружия из Украины и приказал укрепить белорусско-украинскую границу. Некоторые эксперты полагают, что инициатором “закрытия” границы является как раз Москва, а следующей услугой, которую Лукашенко должен оказать Кремлю, будет размещение на территории Беларуси российской военной базы. По мнению аналитиков, Путин представит это решение в качестве своего ответа на концентрацию сил НАТО и США в странах Балтии и Польши.

"Планы польского правительства разместить на постоянной основе на своей территории дивизию Вооруженных сил США контрпродуктивны и не способствуют сохранению стабильности и укреплению национальной безопасности. В этих условиях мы вынуждены принимать ответные меры и должны быть готовы нейтрализовать возможные военные угрозы на всех направления”, - заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу 24 октября.

Характерно, что слова эти прозвучали в Минске на совместной коллегии оборонных ведомств. Одновременно Шойгу выдал длинный спич об агрессивном поведении НАТО и отработке странами блока операций “наступательного характера”. А за несколько дней до визита Шойгу посол и спецпредставитель президента РФ Михаил Бабич заявил, что “любое нападение на Беларусь Москвой будет расцениваться, как нападение на Россию, со всеми вытекающими из этого последствиями”.

Белорусская пограничная застава «Дивин»
Фото: gpk.gov.by
Белорусская пограничная застава «Дивин»

В шаге от развязки

Несомненно, что Путин стремится так или иначе втянуть Беларусь в конфронтацию с Западом и Украиной. Милитаризация белорусской территории - обязательная часть этого плана. В этих условиях Кремль крайне заинтересован в затягивании кризиса белорусско-украинских отношений. Тем более, что нынешний кризис замешан как раз на шпионской тематике.

То, что визит Порошенко в Гомель не был отменен - хороший признак. Вполне вероятно решение “шпионского кризиса” уже выработано, Шаройко и Политика вскоре окажутся на свободе - не исключено, что прямо в ходе форума. Детали при этом не столь важны. Какими бы неприятными ни были условия обмена для Киева или Минска, они нанесут двум странам куда меньше вреда, чем “заморозка” двусторонних отношений.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter