ГлавнаяМир

Россия: начало конца социального контракта власти с народом

Никакого патриотизма в подлинном смысле этого слова в России не существует. Вместо него действует примитивный социальный контракт: власть обеспечивает благосостояние и стабильность – а народ демонстрирует поддержку власти в её, в частности, внешнеполитических начинаниях и дружно проявляет радость по поводу роста могущества России и ее вставания с колен. В настоящее время этот социальный контракт начинает рушиться. Ключевое слово здесь – начинает.

Фото: facebook/Роисся24

Тот факт, что внешнеполитический и вызванный санкциями экономический кризис в России должен сопровождаться кризисными явлениями в области внутренней политики не подлежит сомнению. Однако обозначить основные черты и проявления этого кризиса в настоящее время достаточно сложно. Пока можно говорить лишь о росте напряженности в главных наиболее уязвимых точках русской внутригосударственной жизни. Таковыми являются, как уже неоднократно отмечалось, межнациональные, социальные и межрегиональные противоречия. Они проявляются в кратной разнице в благосостоянии и уровне решения социальных проблем в регионах-донорах, а также регионах, полностью живущих за счет денежных трансферов из бюджета РФ.

Наиболее заметным событием последнего времени стали массовые протестные выступления в Ингушетии против соглашения о границе с Чечней. Этот вопрос был неурегулирован с 1991 года – момента прекращения существования Чечено-Ингушской АР в составе РСФСР. Вопреки многим экспертным мнениям, эти выступления не переросли в сколько-нибудь масштабные межнациональные и социальные столкновения, хотя и показали, что градус напряженности в регионе продолжает оставаться повышенным. 

При этом основой недовольства и протестов стало, насколько это сейчас известно, неудовлетворенность действиями своего республиканского ингушского руководства, не вынесшего вопрос о разграничении и обмене территориями с Чечней на референдум. Любая активность в регионе заставляет центральные власти волноваться, а в оппозиционных кругах порождает надежды на масштабный внутренний кризис, но в данном случае, как и в истории с протестом дальнобойщиков, конфликт властям явно удается локализовать, а недовольство скорее всего ляжет определенным грузом на «политическое подсознание» до будущих времен.

Что касается социального аспекта, то он значительно более разнообразен. Правительству удалось провести лето в праздничном угаре ЧМ по футболу. Но наступила осень и Госдума приняла пенсионную реформу. Мало того, Владимир Путин хоть и постарался смягчить удар и подсластить пилюлю, но однозначно занял позицию поддержки пенсионной инициативы правительства. Так что тут уж никто не сможет сказать, что «плохие медведевско-кудринсике бояре» вершат свои дела в обход «доброго» кремлевского лидера, пекущегося о народе.

Фото: EPA/UPG

Пенсионная реформа вместе с отказом Путина сменить правительство во главе с крайне непопулярным Дмитрием Медведевым сразу же после президентских выборов весной этого года сильно разочаровала «простых россиян» - причем речь идет именно о традиционном путинском электорате, принадлежащем отнюдь не к интеллектуальной и социальной элите. Эти люди, можно сказать, дни считают до пенсии, а тут им прибавляют еще 5 лет. У них и так отношение к работе, как к пребыванию в местах лишения свободы. 

Причем властная партия «Единая Россия» провела операцию, можно сказать, жестко, брутально и топорно. Опять заговорили о том, что депутаты (а в значительной мере и чиновники, также в подавляющем большинстве принадлежащие к этой партии) утратили связь с народом (избирателями), не заботятся о нем и даже относятся к нему с презрением. Результатом стал провал ЕР на выборах в местные органы власти и замена Путиным руководителей в ряде регионов.

Однако ситуацию этим не исправить. Вслед за падением рейтинга «руководящей партии», органов законодательной и исполнительной власти, социологические исследования отмечают и падение популярности президента. В крымскую эйфорию наигрались. Триумфальных успехов, ведущих к улучшению жизни населения в Сирии, не наблюдается. В целом, сирийская война в России непонятна, непопулярна и ненародна.

Украину тоже можно ругать сколько угодно, но даже российские СМИ не в состоянии заявить, что все внутренние проблемы России из-за Украины. Внесенная на этом фоне инициатива изменения конституции хоть и будет использована властью для своего усиления, но популярности ей не прибавит.

Для автора этих строк является некоторой психологической загадкой та степень озабоченности рейтингом президента, которую проявляет кремлевская администрация. Казалось бы: выборы прошли, 6 лет президентства гарантированы – что ему до рейтинга? Так ведь нет, не живется Путину спокойно без ощущения всенародной любви и поддержки. Между тем, оснований для такой поддержки становится всё меньше.

Я неоднократно указывал, что никакого патриотизма в собственном подлинном смысле этого слова в России не существует. Вместо него действует примитивный социальный контракт: власть обеспечивает благосостояние и стабильность – а народ демонстрирует поддержку власти в её, в частности, внешнеполитических начинаниях и дружно проявляет радость по поводу роста могущества России и ее вставания с колен. В настоящее время этот социальный контракт начинает рушиться. Ключевое слово здесь – начинает.

Народу начинает приходить в голову, что его мнением никто на самом деле не интересуется. Не было референдума по разграничению Чеченской и Ингушской республик? А сколько было разговоров о проведении референдума о пенсионной реформе! Где тот референдум и где те разговоры? А вот повышение с Нового года налоговой нагрузки, неизбежный рост цен и тарифов ЖКХ – налицо. Кстати, что-то мне подсказывает, что конституционная реформа тоже сопровождаться референдумом не будет.

Фото: Илья Варламов

Как было 20 млн. живущих за чертой бедности, так они жить за чертой бедности и остаются. И вот на региональных выборах побеждают коммунисты, а администрация демонстрирует абсолютную беспомощность, пытаясь решить проблему за счет назначения новых губернаторов. И вот уже глава Конституционного суда В.Зорькин говорит о том, что «нынешнее состояние общества уже достаточно хорошо осознает связь между социально-экономическими проблемами, стоящими перед значительной его частью, и несправедливостью приватизации крупной собственности. А это не только ставит под сомнение легитимность сложившейся системы собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями и рисками, но и ведет к подрыву общественного доверия к справедливости социального устройства в целом».

Это еще никто громко не говорит о прямой взаимозависимости между разрушением общественного договора и аннексией Крыма с «поддержкой Донбасса»!

Вместе с тем, справедливости ради необходимо указать на мощный источник стабильности существующего в России status quo как во внутренней, так и в международной политике.

Начнем по обыкновению с внешнего фактора. Можно сколько угодно грозить России и налагать на нее все новые санкции. Всё это – не более чем безнадежные попытки «образумить» существующий режим. Максимум – привести к власти более лояльные Западу круги той же самой российской элиты. Ибо другой, реально существующей и сколько-нибудь организованной силы, в этой стране нет. А это не более чем новый круг того же самого круговорота, называемомого русской историей, которую мы можем наблюдать более полутысячи лет.

Никто ни на Западе, ни тем более в России не знает, что делать с развалившейся на седьмую часть мировой суши необустроенной территорией, напичканной ядерным оружием и мечтающим о «халяве» народом. 

Фото: EPA/UPG

Никто на Западе ни индивидуально, ни коллективно не готов взять на себя политическую, военную, экономическую, социальную и даже духовно-пропагандисскую ответственность за эту территорию, а потому все всегда предпочтут диалог с существующей властью любой открытой и серьезной конфронтации. Региональные конфликты (типа сирийского), направленные на военные поражения и ослабление России – да. Серьезные шаги, направленные на изменение ее внутренней структуры и духовной сути – нет.

Еще хуже внутриполитическая ситуация. Общественных сил, способных не просто на словах противостоять власти, а реально взяться за реформирование существующего в стране миропорядка нет. Любые либеральные преобразования вызовут у народа абсолютное отторжение. Уж не буду вдаваться в исторические разыскания в обоснование той точки зрения, что любые преобразования на западный манер завершаются в России катастрофой, много раз об этом говорил и писал. На кого уповать в качестве альтернативы ЕР? На КПРФ и ЛДПР? Полноте, всерьез это даже обсуждать невозможно.

Таким образом, нынешняя система в России, которая абсолютизировала свойственные на протяжении всей ее истории неспособность к преобразованию и развитию, тем самым гарантировала собственную стабильность.

Что с этим делать? Пока хотя бы выносить этот вопрос на обсуждение и продолжать поиски и размышления.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter