ГлавнаяМир

​Молдова в поисках «золотой середины»: спасение или погибель?

Продолжающаяся геополитическая неопределенность Молдовы, кризис системы управления страной, а также наличие пророссийского ресурса как внутри страны так и рядом с ее границами - в "ПМР", создает условия для внутренней дестабилизации и даже переворота, на волне которого проросийский президент наконец-то получит необходимые ему полномочия. Ведь Молдова - это не Черногория, тут особо сопротивляться российскому «слиянию и поглощению» будет некому. Нужна только команда.

Фото: ТСН

Недавно Молдова удивила – при наличии проросийкого президента Игоря Додона, пришедшего к власти на лозунгам дружбы с Россией и затем красовавшийся рядом с Путиным на военном параде 9 мая на Красной площади в Москве, вдруг выслала из страны аж пятерых российских дипломатов.

Россия в ответ, действуя в обычной в таких случаях традиции «взаимности», выслала пятерых молдаван посольств в Москве.

При этом сам президент Молдовы Игорь Додон осудил действия правительства и МИД Молдовы – при чем дважды: сразу же в день высылки, а затем еще раз на экономическом форуме в Петербурге.

В общем, всё осталось по-прежнему. Формальный счет 5:5, новых санкций против молдавского экспорта и молдавских гастарбайтеров Россия против Молдовы в своей обычной манере пока не ввела. Но вряд ли на этом конфликт исчерпан и события будут развиваться дальше.

Игорь Додон во время визита в Москву
Фото: EPA/UPG
Игорь Додон во время визита в Москву

История вопроса

В Молдове существует мнение, что проводящий пророссийскую линию в молдавской политике президент Додон (являющийся также председателем Партии социалистов - ПСРМ) с одной стороны, а также Владимир Плахотнюк (председатель Демократической партии - ДПМ) и де-факто возглавляющий проевропейскую линию – лишь формально оппонируют друг другу, а на самом деле они - тайные союзники. Точнее, что Додон - креатура Плахотнюка.

Эту версию усиленно проталкивают «проевропейцы-2» - разношерстная группа политических аутсайдеров, поддержавших сначала «Платформу ДА» - под лозунгом «Долой олигархов». Конечно, это более чем странно - учитывая из каких источников финансировалась само ДА.

ДПМ от участия в президентских выборах отказалась, отозвав своего кандидата Мариана Лупу. Фактически она подыграла этим Майе Санду, поскольку проевропейская аудитория явно делилась между этими кандидатами. Но Санду проиграла Додону, хоть и с минимальным перевесом.

Майя Санду о результатах выборов
Фото: EPA/UPG
Майя Санду о результатах выборов

Этот перевес был настолько незначителен, что говорить об объективности подсчета голосов просто сложно. Любое дуновение ветра могло повлиять на результат, изменив победителя. Разумеется, сторонники Санду немедленно заявили, что Додону подыграл Плахотнюк - но никаких убедительных доказательств этого нет. С тем же успехом, в случае выигрыша Санду, о подтасовках мог бы говорить (и, говорил бы, конечно!) Игорь Додон.

Если же говорить о том, кто более выгоден Плахотнюку на посту президента, то, разумеется, ему выгоднее Додон. Во-первых, в лице Санду Плахотнюк получил бы формально проевропейского, но заведомо оппозиционного ему президента Молдовы. Во-вторых, в этом случае пророссийская часть электората - а это примерно половина избирателей Молдовы, оказалась бы лишена политического представительства, и могла бы выражать своё мнение только через уличные протесты. Словом, если бы Плахотнюк вмешивался в ход выборов, то он, вероятнее всего, подыграл бы Додону. Но явных доказательств этого вмешательства нет. Интрига «кто победит?» сохранялась буквально до последнего бюллетеня.

Как бы то ни было, по результатам выборов сложилась следующая ситуация. В Молдове есть проевропейское (по общей направленности действий) правительство. Есть парламент - достаточно лоскутный, но в котором меньшинство ДПМ всегда собирает вокруг себя большинство голосов по любому важному вопросу, сдавая ПСРМ вопросы второстепенные и непринципиальные.

Игорь Додон (справа) и Влад Плахотнюк (в центре)
Фото: eSP.md
Игорь Додон (справа) и Влад Плахотнюк (в центре)

И, наконец, есть пророссийский (во всяком случае - по своей риторике) президент Игорь Додон. При этом, Молдова - парламентская республика, где реальная власть сосредоточена в правительстве и в парламенте. Судебная ветвь - вплоть до Конституционного суда, тоже пребывает в основном на проевропейской позиции. 

Полномочий у президента – минимум. Ему только и остается что делать публичные пророссийские заявления. Без особой оглядки на объём своих полномочий и с явным вызовом: «а вот попробуйте начать процедуру импичмента. Начнете - получите уличный протест». И ещё - с явным намеком на парламентские выборы 2018 года - мол, придет новый парламент, где большинство будет у ПСРМ.

Надо сказать, что последнее - крайне сомнительно. Это понимают и те, кто принимает Додона в Москве. Всё говорит о том, что новый парламент ничем не будет принципиально отличаться от старого: да, будет немного другой состав партий, ибо задействуется другая система выборов (в Молдове многомандатную систему меняют на смешанную), но останется та же управляемость "правящим меньшинством" в лице ДПМ, и то же оппозиционное меньшинство ПСРМ, которому, как и сейчас, будут кидать как кость с барского стола возможность проталкивать свои мнения по второстепенным вопросам. 

Кризис управления страной – налицо.

Такая ситуация в Молдове, безусловно, не устраивает Москву, но инструментов для её изменения у Москвы пока нет.

Фото: OrangeSmile.com

Быстро изменить ситуацию могло бы только физическое уничтожение Владимира Плахотнюка – поскольку весь проевропейский курс Молдовы, по сути, держится на нём как на единственном гвозде. И при «выбывании» этой фигуры из игры проевропейская дематериализовалась на глазах. Поэтому неудивительно, что такая попытка ликвидации Плахотнюка была предпринята.

Но покушение, как известно сорвалось – и не без помощи Украины. Мало того, спецоперацию СБУ по поимке киллеров курировал лично президент Порошенко. Что не удивительно – давно ходят слухи, что Плахотнюк и Порошенко – давние друзья и даже хорошее бизнес партнеры.

С вещами - на выход!

И вот в последние месяцы молдавские власти предприняли ряд практических шагов по ограничению российского влияния в регионе.

Сначала был арестован по обвинению в шпионаже в пользу России и соучастии в организации подкупа депутатов парламента бывший депутат парламента Молдовы Юрий Болбочану.

Экс-депутат Юрий Болбочану под арестом
Фото: golos.md
Экс-депутат Юрий Болбочану под арестом

Затем МИД Молдовы выступил с резким протестом против некорректного обращения россиян с сотрудниками прокуратуры Молдовы, официально посещавшими Россию в связи с расследованием "дела о Ландромате" - об отмывании $22 млрд. через банковскую систему Молдовы. Сотрудников при въезде в Россию подвергли длительному и унизительному допросу. Было отмечено, что этот случай – далеко не единичный и что хамское отношение российских спецслужб к молдавским визитерам стало уже нормой.

Важным знаком стало признание Конституционным судом Молдовы Приднестровья оккупированной территорией, а размещенного там российского контингента - оккупационной армией.

Сдвинулась наконец с места организация совместных молдово-украинских постов на приднестровском участке границы – что означает полноценное взятие Молдовой под свой контроль всего периметра границы страны. Естественно, это вызвало панику в Тирасполе.

И, наконец, последнее на данное время событие – высылка за шпионаж пяти российских дипломатов. Среди них, к слову, был и помощник военного атташе Александр Грудин, завербовавший Болбочану.

Что происходит "за кулисами"

Хотя по первому впечатлению все эти шаги кажутся весьма решительными, более внимательное их изучение приводит к противоположным выводам. Действия Молдовы по дистанцированию от России выглядят скорее половинчатыми и осторожными.

Например, высылка российских шпионов, в том числе Грудина, случилась только через два месяца после ареста его агента Болбочану.

Совместные посты остаются скорее виртуальной угрозой. Во-первых, они заработают в полную силу только с 2018 года и только при условии, что Молдова не сдаст назад – а на неё давят из России очень сильно. Во-вторых, посты - это всего лишь инструмент урегулирования приднестровского конфликта, который необходимо правильно и эффективно применить. Для этого нужны план действий и законодательная база. Но ни того ни другого нет. А предложения и даже подробные разработки, исходящие от неправительственных организаций (такие, как, к примеру, план «Института эффективной политики») остаются невостребованными правительственными кругами прожектами.

Фото: all.biz.md

Приднестровские функционеры по-прежнему беспрепятственно передвигаются по Молдове и летают через молдавский аэропорт по миру, куда захотят. Нередко они делают это и по молдавским паспортам, которых их тоже никто не лишает, несмотря на прямо направленную против территориальной целостности Молдовы деятельность.

Приднестровские спецслужбы безо всяких проблем и рисков похищают в Молдове людей.

В Приднестровье беспрепятственно завозят ГСМ для российской группировки, что позволяет ей, совместно с приднестровской армией и фактически в режиме нон-стоп, проводить интенсивную подготовку резервистов из числа жителей региона и учения с участием боевой техники.

Некоторое оживление действий по ограничению российского влияния обычно происходит в связи с зарубежными поездками Плахотнюка. Вот и сейчас - дело с антигосударственной деятельностью российских дипломатов ознаменовалось наконец-то высылкой именно после визита председателя ДПМ Плахотнюка в Вашингтон видимо неслучайно.

И таких совпадений – уже не одно-два, поэтому причины и следствия антироссийской риторики Плахотнюка представляются достаточно очевидными. Одни эксперты связывают это с давлением на него США, что побуждает его действовать решительнее. Другие – с заверениями о поддержке, получаемыми им в ходе таких визитов и намерении понравиться США. Истина же, вероятно, лежит где-то посередине.

Влад Плахотнюк (справа) во время визита в США
Фото: kp.md
Влад Плахотнюк (справа) во время визита в США

С одной стороны, поддержка Молдовы Западом, - в лице ЕС и США, носит скорее декларативный характер. И даже то, что реально поступает (если говорить о материальной стороне помощи), расходуется и используется крайне неэффективно. Существуют устоявшиеся коррупционные схемы по освоению грантов и иной помощи. Притом, в эти схемы могут быть вовлечены и некоторые европейские партнеры.

Дипломатическая и информационная поддержка также не отличаются эффективностью. Ряд молдавских экспертов прямо заявляеют о том, что некоторые бизнесмены из ЕС в последние годы стали активными участниками криминального бизнеса в Приднестровье - обеспечивая, в свою очередь, лоббирование интересов "ПМР" в структурах Евросоюза. Борьба с коррупцией, которую ведут сегодня власти Молдовы, совершенно не способна обеспечить решение этих проблем в приемлемой степени.

С другой стороны, позиции проевропейских сил в самой Молдове тоже крайне слабы. Тот факт, что за Додона голосовала только половина молдавских избирателей ещё не означает, что вторая половина находится на проевропейских позициях. Впрочем, в равной степени это не означает и того, что половина избирателей Молдовы настроена пророссийски.

Фото: varlamov.ru

Запас прочности молдавских обещаний

Вся история молдавской политики с момента провозглашения независимости в 1991 году - это история маневрирования между распадающимся СССР и уходящей из соцлагеря Румынией, затем плавно перетекшего в маневрирование между обобщенным "Западом" и Россией, с редкими заездами в Китай.

За пылким признанием в братской любви к очередному обретенному братскому народу неизменно следовало попрошайничество, более или менее успешное. В случае успеха полученная помощь успешно разворовывалась. Это всё, что действительно необходимо знать о внешней политике Молдовы, чтобы получить точную общую картину, не увязая во второстепенных деталях.

Любые политические вопросы неизбежно тонули и тонут в бесконечных обсуждениях «за всё хорошее и против всего плохого». Идея о том, что «маленькая страна должна дружить со всеми» стала чуть ли не основой всех реализуемых в Молдове политических программ.

Такая неразборчивость делает Кишинев крайне ненадежным союзником. «Серединный путь» вызывает раздражение и в США, и в ЕС, и в России. Зато ему очень рады в непризнанной «ПМР», около 80% экспорта которой уходят в ЕС, но которая хочет дружить и с Россией – чтобы разводить её на материальную поддержку и использовать российские войска в качестве «крыши» криминального тираспольского режима.

При таком трогательном сходстве и общем происхождении было бы просто странно, если бы Кишинев и Тирасполь не могли договориться. И они договариваются - правда, не совсем так, как этого могут ожидать сторонние наблюдатели. К примеру, все 25 лет поствоенной фазы приднестровского конфликта существовал негласный договор между командами Тирасполя и Кишинева: о разделе сфер экономического влияния, а также доходов от эксплуатации зоны криминального предпринимательства под контролем властей «ПМР». Время от времени договор устаревал в связи с изменением ситуации, между Кишиневом и Тирасполем возникали трения, наступало обострение отношений – но после переговоров стороны приходили к новому паритету.

Лидер непризнанной республики Вадим Красносельский и президент Молдовы Игорь Додон
Фото: sputnik.md
Лидер непризнанной республики Вадим Красносельский и президент Молдовы Игорь Додон

Не исключено, что и нынешний замах Молдовы на решение приднестровского вопроса иссякнет, когда такое соглашение будет снова достигнуто. Грозный и ужасный совместный контроль завершится некоторым переделом денежных потоков в пользу молдавских партнеров, а приднестровские участники концессии смирятся с неизбежным. Отсутствие интереса со стороны молдавского правительства к подробным планам демонтажа режима в Тирасполе только подтверждает это предположение.

Ещё одно тому подтверждение - слухи о скором запуске схемы закупок электроэнергии у МолдГРЭС через украинского посредника. Между тем, именно отказ от закупок на МолдГРЭС был важнейшим элементом экономического удушения Тирасполя путем лишения его валютных поступлений и именно после этого «ПМР» начало по-настоящему лихорадить.

Такие же изменения может претерпеть и курс Молдовы на уменьшение российского влияния. Весь вопрос упирается в сиюминутную выгоду. Никто в молдавских верхах не говорит о прекращении или хотя бы сокращении сотрудничества с Россией. Никто не видит в этом сотрудничестве ничего плохого. Молдова просто добивается больших преференций и большей свободы маневра. В принципе, Молдова совсем не прочь стать пограничной территорией, где западный и российский бизнес смогли бы сотрудничать в обход санкций.

Молдова прекрасно себя чувствует в качестве территории, за влияние на которой соперничают две могущественные силы.

Что вырисовывается в ближайшем будущем

На фоне внешнеполитических колебаний Кишинева (между Западом и Россией), при наличии ярко выраженного конфликта между ветвями власти в Молдове, да еще при пророссийском "всенародно избранном президенте" и достаточно сильной пророссийской «пятой колонны» в стране нельзя исключать событий, направленных на силовое решение вопроса. Таким себе «Крымом №2».

Путч под видом «народного восстания», в результате которого тот же Игорь Додон разгонит «антинародный парламент» и назначит досрочные выборы, которые пройдут под контролем невесть откуда взявшихся «зеленых человечков» – сценарий не такой уже и невозможный.

Ведь прямо под боком - неисчерпаемый источник этих «зеленых человечков»: криминальный «ПМР» с российскими войсками и местной армией впридачу. Тем более, что в последние недели отсюда приходят новости об усилении военного компонента этого образования.

Фото: EPA/UPG

Например, во всех городах и районах «ПМР» проводится с 15 мая и до 5 сентября изучение мобилизационных ресурсов - проверяются данные о гражданах региона мужского пола в возрасте от 18 до 60 лет, обновляется картотека военкоматов.

Не отстает и оккупационный контингент: в Оперативной группе российских войск (ОГРВ) в Приднестровье прошла комплексная тренировка по связи - военнослужащие отрабатывали построение единого информационного пространства и обеспечение непрерывного управление при перемещении войск. А войсковые разведчики той же ОГРВ «в ходе тренировок провели налет на пост условного противника и захватили секретные документы, включая образцы новейшего вооружения».

То есть на оккупированной территории Молдовы отрабатываются наступательные и диверсионные операции. Которые могут быть реализованы на территории соседей: либо Молдовы, либо Украины. Украина приднестровской группировке явно не по зубам. А вот Молдова - вполне.

Плюс к этому – плотность российской агентуры, гнездящейся в столице Молдовы (в различных партиях, фондах, общественных организациях и творческих объединениях, непрерывно восхваляющих Россию и Путина и обличающих «украинский фашизм») достигла запредельной величины.

К слову, Игорь Додон тоже дружен "с героями Донбасса". Ранее он охотно позировал с "заслуженным мастером спорта ДНР" Марьяной Наумовой. А Наумова, в свою очередь, хвасталась в соцсетях фото с совместного отдыха с командиром банды "Русич" военным преступником Алексеем Мильчаковым.

Игорь Додон и Марья Наумова
Фото: КПРФ
Игорь Додон и Марья Наумова

На пути такого сценария есть только одно препятствие - молдавские силовики. Но есть опасение, что в критической ситуации в среде силовиков тоже наступит раскол – и не столько из-за абстрактной любви к России, сколько из-за меркантильных соображений.

В общем, для переворота в Молдове, на волне которого всплывет «всенародноизбранный» - всё готово. Ведь Молдова - это не Черногория, тут особо сопротивляться российскому «слиянию и поглощению» будет некому. Нужна только команда.

Сергей ИльченкоСергей Ильченко, Украинский и молдавский публицист и политолог
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter