ГлавнаяМир

В Беларуси мобильные операторы используются для слежки за инакомыслящими, - доклад Amnesty International

Государству в его незаконной слежке помогают австрийские, турецкие и другие телекоммуникационные компании.

Белорусские власти используют телефонные сети некоторых из крупнейших в мире телекоммуникационных компаний для подавления свободы слова и инакомыслия, заявила организация Amnesty International в опубликованном сегодня докладе, который поступил в распоряжение LB.ua.

В докладе под названием «ДОСТАТОЧНО ОСОЗНАВАТЬ, ЧТО ОНА ЕСТЬ: Гражданское общество, секретность и слежка в Беларуси» говорится о том, как потенциально неограниченная, круглосуточная и неконтролируемая слежка подтачивает силы активистов НКО, ведь рискованными становятся самые элементарные действия, например назначение встречи по телефону.

Белорусские милиционеры задерживают участников акции протеста против режима президента Лукашенко в центре Минска
Фото: EPA/UPG
Белорусские милиционеры задерживают участников акции протеста против режима президента Лукашенко в центре Минска

«В стране, где вас могут задержать за участие в акции протеста или критику президента, одной угрозы того, что власти за вами шпионят, бывает достаточно, чтобы сделать работу активистов почти невозможной», — сказал Джошуа Франко, исследователь Amnesty International по технологиям и правам человека.

Всё это происходит с согласия телекоммуникационных операторов (включая тех, что принадлежат группе Telekom Austria и компании Turkcell), которые предоставляют властям почти неограниченный доступ к коммуникациям и данным своих клиентов. Обеспечение властям удалённого доступа к телефонным и интернет-коммуникациям всех своих абонентов — условие работы в Беларуси.

«Действующие в Беларуси компании обязаны предоставлять властям доступ к каким угодно данным и когда угодно. Поэтому если КГБ хочет за кем-то шпионить, ему не нужен ордер, не нужно просить компанию о доступе», — отметил Джошуа Франко.

«На телекоммуникационные компании возлагается огромная ответственность. Обычно технологии способствуют свободе слова, однако с распространением коммуникационных технологий в Беларуси угроза репрессий повысилась. Важно, чтобы телекоммуникационные компании не давали злоупотреблять коммуникационными технологиями, используя их для возмутительного посягательства на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнений, — продолжил он. — Будущее свободы в интернете зависит от того, станут телекоммуникационные компании сопротивляться правительствам, которые вторгаются в частную жизнь и пространство свободы слова, или же смиренно согласятся на все их условия, чтобы только не потерять в прибыли».

Пристальная слежка со стороны государства негативно сказывается на деятельности активистов

В телефонных и интернет-сетях у белорусского КГБ и других силовых ведомств есть бесплатный, постоянный удалённый доступ к коммуникационным данным как в реальном времени, так и к их сохранённым копиям.

В основу доклада легли интервью, взятые с августа 2015 года по май 2016 года более чем у 50 правозащитников, журналистов, адвокатов, представителей политической оппозиции, технических экспертов и прочих людей, которые проживают в Беларуси и в эмиграции. Они демонстрируют, как страх перед слежкой сказывается на частной жизни, свободе выражения мнений, свободе мирных собраний и свободе объединений.

Белорусский оппозиционер Дмитрий Бондаренко разговаривает по телефону после освобождения
Фото: EPA/UPG
Белорусский оппозиционер Дмитрий Бондаренко разговаривает по телефону после освобождения

Как рассказали организации Amnesty International активисты, из-за тотальной секретности, окружающей слежку, они вынуждены считать, что за ними постоянно следят. Один независимый журналист, чья личность не раскрывается, заметил: «Большинство людей боятся открыто говорить по телефону. Это стало частью образа мышления . Ты заведомо полагаешь, что жить страшно и плохо, что ты ничего не можешь ни контролировать, ни изменить. В принципе, говорю ли я в помещении, по телефону, пишу ли электронную почту, я считаю, что всё это попадёт в КГБ».

Такие простейшие действия, как поиск финансирования для своей организации, телефонные звонки, назначение встречи превращаются в рискованные, потому что, по словам активистов, они боятся, что их личная либо финансовая информация может быть использования для возбуждения против них дела, дискредитации или шантажа.

Активисты также рассказывали Amnesty International о том, как милиция оказывается проинформированной о месте и времени встреч, акций протеста и прочих публичных мероприятий ещё до того, как они случаются, причём даже тогда, когда они обсуждались лишь во время частных телефонных переговоров.

«Для правозащитников в Беларуси шифрование — последняя линия обороны от репрессивного государства и его могущественного аппарата слежения. Всем правительствам, которые хотят ослабить шифрование и усилить полномочия по слежке, следует задуматься над потенциальными последствиями для прав человека», — сказал Джошуа Франко.

Белорусские власти имеют неограниченный доступ к коммуникациям

По белорусскому законодательству сети операторов должны быть совместимы с системой технических средств для обеспечения оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ), благодаря чему властям для получения доступа к коммуникациям больше не нужно ни направлять запрос оператору связи, ни уведомлять его. Компании должны также хранить данные об устройствах клиентов и оказанных им услугах доступа к интернету в течение пяти, а может, и 10 лет, чтобы у властей сохранялась возможность удалённого доступа к такой информации.

Всё происходит почти бесконтрольно, и нет никакой открытой информации о том, насколько часто используется эта система и для каких целей. Юридические основания для слежки определяются чрезвычайно широко. В частности, слежка может вестись в связи с угрозой национальной безопасности. В белорусском законодательстве описаны 30 видов угроз национальной безопасности, включая «снижение уровня благосостояния и качества жизни населения», «рост безработицы», «недостаточные объёмы и низкое качество иностранных инвестиций», а также «попытки разрушения национальных духовно-нравственных традиций и необъективного пересмотра истории» . Для инициирования слежки властям не нужна санкция суда.

Amnesty International призывает белорусские власти создать систему сдержек и противовесов в сфере слежки, чтобы привести её применение в соответствие с международными стандартами в области прав человека.

Организация также призывает телекоммуникационные компании, которым целиком или частично принадлежат белорусские операторы, оспорить правовые нормы, которые не позволяют им соблюдать неприкосновенность частной жизни, и проинформировать своих клиентов в Беларуси о том, что власти в любой момент могут получить доступ к их данным.

Офис Velcom в Минске
Фото: Sputnik/Роман Шантар
Офис Velcom в Минске

Причастные международные телекоммуникационные компании

Три крупнейших оператора сотовой связи в Беларуси частично принадлежат иностранным компаниям:

  • Компания «Велком» является дочерним предприятием группы Telekom Austria и полностью принадлежит ей. В Telekom Austria организации Amnesty International сообщили, что обязаны соблюдать требования белорусского законодательства. Компания не публикует никакой информации о том, каким образом происходит управление доступом к данным клиентов «Велкома». В свою очередь, контрольный пакет Telekom Austria принадлежит América Móvil . Компания América Móvil никак не отреагировала на письма Amnesty International.

  • Компания life:) на 80% принадлежит турецкой компании Turkcell , а 38% последней принадлежит шведской компании Teliasonera . В Teliasonera организации Amnesty International сообщили, что компания твёрдо проводит политику против прямого доступа к телекоммуникационным данным, однако не может отвечать за действия компании Turkcell, поскольку не является обладателем её контрольного пакета. Компания Turkcell не ответила на письма Amnesty International.

  • МТС совместно владеют российская компания МТС и государственный белорусский телекоммуникационный оператор «Белтелеком» . Компания МТС (Беларусь) не ответила на письма Amnesty International.

Amnesty International считает, что эти компании нарушают прочно установившиеся стандарты в области бизнеса и прав человека. Согласно принятым ООН Руководящим принципам предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, национальное законодательство страны, где работает компания, не может служить оправданием для нарушения прав человека.

«Назойливая слежка — не новость для Беларуси. Единственно изменение заключается в том, что благодаря технологиям она выходит на совершенно иной уровень. У властей теперь есть огромный аппарат слежения, позволяющий без каких-либо ограничений вмешиваться в частную жизнь. При помощи детализации звонков КГБ способно видеть, где и с кем человек находится. Мобильный телефон превратился в портативного милиционера, приставленного к человеку», — подытожил Джошуа Франко.

Перевод: Юрий Михайлов

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter