ГлавнаяМир

Фукусима: поворотный момент для «мирного атома»?

Страшные события, которые одно за другим поразили Японию, буквально потрясли жителей планеты. Мощное землетрясение и многочисленные продолжающиеся толчки, гигантское цунами, которые обрушились на побережье Японии, и катастрофа на АЭС Фукусима напомнили тем, кто имеет плохую память, что человек не может конкурировать с разбушевавшейся природой.

Фукусима: поворотный момент для «мирного атома»?
Фото: EPA/UPG

От сострадания по отношению к жертвам катастрофы до охватившего ужаса перед лицом сценария ядерного Апокалипсиса – вот палитра противоречивых чувств, которые овладели нашими душами в повседневной жизни. С тех пор, в разных точках мира раздаются мощные голоса с требованием прекратить использование ядерной энергии. Французы, еще до японской катастрофы, уже находилось в состоянии, граничащем с шизофренией, в связи с распространением ядерной энергии. Причем не без оснований.

Фукусима-1
Фото: EPA/UPG
Фукусима-1

Старые связи

Во-первых, стоит отметить, что во Франции доля атомной энергетики в общем энергобалансе страны составляет 80%. Имея второй по величине атомный ресурс в мире и первый в Европе с 19 работающими АЭС, Франция, если так можно сказать, «обручена» – хорошо это или плохо? – с этим источником энергии. Французы уже свыклись с ее присутствием, причем как те, которые живут вблизи промплощадок, так и те, которые видят их во время ежедневных поездок. В этом нет ничего удивительного – ведь даже жители Помпеи жили спокойно у подножия Везувия до того, как он проснулся...

Кроме того, совершенно очевидно, что ядерная энергия «облучила» души, став источником национальной гордости.

Действительно, мировым лидером в области атомной энергетики является никто иной, как французский атомный концерн Areva, в то время как мировым лидером по производству электроэнергии является генерирующая компания EDF (Электрисите де Франс). Если наши соседи с берегов Рейн гордятся своими автомобилями, мы, со своей стороны, гордимся тем, что подчинили себе атом, причем как в мирных, так и в военных целях. Именно благодаря ожесточенной решимости Шарля де Голля, Париж в 60-е годы присоединился к весьма закрытому, но престижному клубу государств, обладающих грозным ядерным оружием.

Протест во Франции против продолжения работы старейшей атомной электростанции в Фессенхайме
Фото: EPA/UPG
Протест во Франции против продолжения работы старейшей атомной электростанции в Фессенхайме

Добавьте к этой картине вклад истории науки, и вы получите более точное представление о том, что ощущают французы в отношении ядерной технологии. Во всей Франции очень мало городов, в которых нет улицы, школы или сквера, носящих имена Пьера и Мари Кюри, пионеров исследования атома. Между прочим, в 1903 году супруги Кюри вместе с Анри Беккерелем получили Нобелевскую премию по физике за исследование явлений радиации. Будучи объектом восхищения своих сограждан, эти выдающиеся ученые, нашедшие покой в Пантеоне, придали человеческое лицо и позитивный имидж этой такой полезной и невидимой энергии.

Уж больно невеста хороша...

Тем не менее, даже если можно сказать, слегка сгущая краски, что французы сильно привязаны к атомной энергетике, они далеки от того, чтобы слепо ей доверять. После аварии на Чернобыльской АЭС власти сознательно вводили в заблуждение людей, со всей серьезностью заявляя, что радиоактивное облако, прокатившееся по всей Европе, не пересекло наши границы! Все еще помнят это невероятное телевизионное выступление в мае 1986 года министра промышленности Алена Мадлена, который объяснял, сопровождая свою речь снисходительно неуместной улыбкой, что наша страна не подвержена никакому риску и не стоит предаваться панике.

Если бы тема не была столь серьезной и шокирующей, этот эпизод мог бы стать объектом смеха. Однако если авария 26 апреля 1986 года приоткрыла глаза французов на опасность, которую несет атомная энергетика, выступление министра, по крайней мере, научило их тому, что в данном вопросе недостаточно ограничиваться одиночными протестами, а следует бить в набат сообща. С тех пор гражданское общество и неправительственные организации поставили под сомнение использование этого источника энергии; и не без оснований, потому что традиционные политические группировки – кроме различных партий «зеленых», которые поочередно сменяли друг друга – по-прежнему остаются ярыми приверженцами этого источника энергии.

Даже если им и удалось получить определенную поддержку на выборах, «зеленые» никогда не имели достаточного веса в национальной дискуссии, в отличие от своих немецких коллег. В первый раз, возможно, японская драма даст им возможность быть услышанными и получить поддержку внутри общества, которое начинает испытывать страх. На сегодняшний день «зеленые» ограничиваются требованием проведения широкого обсуждения ядерной проблемы, не призывая к отказу от этой технологии. Но для получения похвалы со стороны общества и занятия в нем уважаемого положения, они должны предложить реальные альтернативы.

Существует ли панацея?

Несколько лет назад, один из руководителей партии зеленых Ноэль Мамер предлагал отказаться от атома в пользу нефти, баррель которой тогда стоил 60 долларов. С тех пор не только выросла цена черного золота и которая будет продолжать расти в связи с его дефицитом, но и контроль над этим энергетическим ресурсом с высоким уровнем загрязнения стал причиной крупных военных конфликтов и экономических войн ХХI века. Вот почему партия зеленых со всей серьезностью настаивает на развитии возобновляемых источников энергии, преимущества которых еще далеки от совершенства.

Солнечные батареи в Германии
Фото: EPA/UPG
Солнечные батареи в Германии

Не являясь сторонниками дальнейшего развития гидроэлектроэнергетики – плотины коренным образом изменяют окружающую среду, – не слишком полагаясь на использование ископаемых источников топлива, экологи мечтают о будущем, в котором основными источниками энергии будут солнце и ветер. Если использование энергии солнечных лучей связано с решением очень сложных проблем хранения, второй источник сталкивается с проблемой эффективности. Для производства электроэнергии эквивалентной мощности одной АЭС требуется одновременная работа нескольких сотен турбин. Если мы не хотим сознательно изменить облик страны путем установки десятков тысяч ветряных турбин, необходимо рассмотреть и другие решения.

Во Франции чемпионом по использованию горячих тем является никто иной, как нынешний президент Николя Саркози. Теперь каждый может увидеть, насколько вредной и приводившей к противоположным результатам была эта политика в среднесрочной и долгосрочной перспективе. С момента катастрофы в Фукусиме, единственным правильным решением для Франции и Запада является сохранить холодную голову. Если открытие дискуссии о будущем атомной энергии может нанести вред только членам ядерного лобби, то любая ограничительная мера в нынешней ситуации будет действовать вопреки собственным интересам.

Шарль КешкекянШарль Кешкекян, специально для Lb.ua, Ницца, Франция
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter