ГлавнаяМир

Минск как фактор нестабильности

Пока Россия, ЕС и Соединённые Штаты думают, как сохранить лицо, отказавшись от миротворческой миссии на юге Киргизии, думать надо о том, как вывести из игры Лукашенко. Похоже, в Кремле потребность в этом, наконец, осознана.

Минск как фактор нестабильности

Резня на этнической почве, случившаяся недавно в Киргизии, унесла две тысячи жизней и ещё четыреста тысяч человек превратила в беженцев. Город Ош, так называемая, “южная столица Киргизии”, на 70% разрушен. Ответственность за эти жертвы несут бывший президент Киргизии Курманбек Бакиев, его родственники, а вместе с ними — президент Беларуси Александр Лукашенко, предоставивший Бакиеву убежище и отказавшийся выдать Бакиева киргизскому правосудию.

При этом Лукашенко ещё и унизил Россию так, как не удалось, например, ни Ющенко, ни Саакашвили. А именно: приютив Бакиева и наверняка осознавая, что Бакиев каким-либо образом попытается вернуть власть, Лукашенко способствовал возникновению ситуации, в которой стало ясно, что Россия, во-первых, совершенно бессильна в центрально-азиатском регионе, во-вторых, не способна повлиять на ближайшего союзника, а в-третьих, не контролирует собственных специалистов, ещё в СССР обученных проведению операций, подобных, скажем, ликвидации президента Афганистана Амина. Это — худшее, что можно проделать с Россией: так сказать, “подстава в контексте величия”.

История вопроса

Этнический конфликт на юге Киргизии возник давно. И двадцать лет назад, в конце советского пути, узбеки и киргизы уже устраивали бойню. Тогда конфликт был быстро остановлен с помощью советских десантников, возвращавшихся из Афганистана в СССР.

После провозглашения государственной независимости Киргизии её президент Аскар Акаев и президент Узбекистана Ислам Каримов лично убеждали жителей юга Киргизии искать взаимопонимание. Акаев говорит об этом так: “В то время среди граждан Узбекистана, имевших родственников среди узбеков Кыргызстана, были сильны реваншистские настроения. Так что надо было снимать агрессию по обе стороны от границы. Мы с Исламом Абдуганиевичем совершили совместную поездку в город Ош, встречались с аксакалами, представителями общин, местной интеллигенцией”. Кроме того, в урегулировании конфликта участвовал Чингиз Айтматов. По словам Акаева, “его моральный авторитет был высок и среди простых людей, и среди интеллектуалов, которых Айтматов привлёк к миротворчеству. В его группе были известные литераторы — киргизы и узбеки. Вместе они объездили всю Ферганскую долину, общались с представителями двух народов”.

В 2010 году Айтматова нет, Акаев уже пять лет как низложен, Каримов предпочитает решать в Москве проблемы узбеков в Киргизии, а киргизское государство фактически отсутствует.

Русские средства массовой информации и политологи часто поминают Сталина в контексте причин этнических противоречий в этом регионе: мол, карандашиком на карте делил он Ферганскую долину между народами и вот что из этого вышло. А заодно — и древние, как глупость, противоречия земледельцев (узбеков) и кочевников (киргизов).

Однако Сталин совершенно точно не несёт ответственность за современную киргизскую нищету и за наркотраффик, которые в отличие от Бишкека являются центром жизни в Киргизии. Член комитета по международным делам государственной думы России Семён Багдасаров говорит об этом так: “Рынок России по афганскому героину составляет $14,5 миллиарда. Через территорию Киргизии шло 70% этих наркотиков. В докладе ООН Киргизия названа транзитным государством”. Столицей киргизского наркобизнеса является Ош, представляющий собой один из важнейших пунктов транзита наркотиков из Афганистана в Россию и Европу. По данным управления ООН по наркотикам и преступности, ежегодно через Киргизию проходит транзитом около 20 тонн наркотиков, большая часть которых следует через Ош, причём киргизские спецслужбы перехватывают не более 5% этого количества. Ситуацию осложняет ещё и то, что в узбекской общине в Киргизии (а это около 40-50% жителей на юге) нашли убежище исламские повстанцы и оппозиционеры, выступавшие против режима Каримова в Узбекистане, что проявлялось, например, в баткенских событиях.

Кроме того, узбеки считаются в Киргизии более успешными в экономическом плане по сравнению с киргизами, и со временем узбеки стали требовать иного участия в политической жизни страны: придания узбекскому языку статуса государственного, увеличения присутствия узбеков в местных администрациях и правоохранительных органах и даже политической автономии на юге Киргизии. Если бы их не остановили, как казалось киргизам, узбеки рано или поздно попытались бы присоединить юг Киргизии к Узбекистану.

Вот откуда лозунг “Главная нация здесь — киргизы!”.

Между тем, на севере страны появились угрозы в адрес проживающих близ Бишкека уйгуров, которые якобы могут стать “следующими” после узбеков. Вице-президент уйгурской диаспоры в Киргизии Жамалдин Насыров говорит об этом так: "Многие из них бежали в Казахстан после того, как в их поселения приехали банды на джипах и разрисовали дома и заборы граффити с угрозами". Перспектива межэтнических столкновений с участием уйгуров рождает опасения более масштабной дестабилизации в регионе, поскольку эта народность широко расселена в Центральной Азии.

Бакиев

Курманбек Бакиев юг Киргизии знает хорошо: в 1995-1997 годах он был губернатором Джалал-Абадской области. Туда же Бакиев бежал из столицы после апрельского переворота, приведшего к власти правительство Розы Отунбаевой. И оттуда же, “торгуясь” с Отунбаевой и всё ещё сохраняя статус президента, выразил намерение перенести столицу государства из Бишкека в Ош. Затем Бакиев бежал в Казахстан, откуда военными Беларуси был доставлен в Минск.

Ещё в апреле 2010 года в эфире радио “Свобода” доцент Московского государственного института международных отношений Кирилл Коктыш заявлял: “Проблема не в том, что Бакиев найдёт убежище в Беларуси, а в том, что Минск, получив Бакиева как некий актив, может попробовать играть в дестабилизацию обстановки в Киргизии и декларировать, что имеет какие-то ключи от стабильности в регионе Центральной Азии. Структура экономики Беларуси предполагает достаточно активную внешнюю политику Беларуси. Ведь политика является тем средством, благодаря которому в Беларусь приходят деньги. И “операция с Бакиевым” здесь не исключение. Киргизия — довольно сложная страна, разделённая по север и юг. И, конечно, после того, как Москва и Вашингтон признали свержение Бакиева, говорить, что Бакиев с белорусской территории будет бороться за восстановление своего президентства — это прямой вызов Москве и Вашингтону, чтобы они с этим статусом считались и чем-то за него платили. Если ресурс будет большим — если Бакиев станет достаточно влиятельной персоной, то для Москвы дешевле будет с этим считаться и как-то это выкупать. Но если выяснится, что Бакиев — “холостой выстрел”, то Москва этого не простит. И эта обида будет выражаться через цены на газ и прочее”.

Кирилл Коктыш как в воду глядел.

Что ж, теперь яснее причины недавней маленькой газовой войны Москвы и Минска, а также появления на канале “НТВ” фильма о Лукашенко?

Причём в этом фильме интересны вовсе не широко известные сведения о заповеднике совка в Беларуси и о без вести пропавших оппозиционерах, а предисловие: “Этот фильм должен был выйти на экран почти год назад. Однако съёмочная группа, работавшая в Белоруссии, была задержана местными спецслужбами и выслана из страны. Кассеты с записями были изъяты. Мы считали их пропавшими безвозвратно, но в Минске нашлись люди, которым удалось найти их в сейфах КГБ Белоруссии и вернуть нам”.

Если учесть, что наиболее распространённым объяснением свержения Бакиева является одно единственное слово “Россия”, то слова “но в Минске нашлись люди” из уст россиян в таком контексте не могут не звучать зловеще для Лукашенко.

Подстава

В узбекско-киргизской резне поражает не столько количество жертв, беженцев и разрушений (этим в современном мире никого не удивишь), сколько тот факт, что на сегодняшний день нет государства или межгосударственного союза, способного предотвращать, останавливать или подавлять подобные конфликты в этом регионе. У действующего руководства Соединённых Штатов аллергия на Центральную Азию, Европейский Союз, как всегда во внешней политике, жуёт сопли, а Россия оказалась... бессильной.

Бессильной в регионе, считающемся традиционной сферой влияния России. Бессильной по отношению к союзнической Беларуси, политический режим в которой без помощи России не смог бы продержаться столько лет.

Управление верховного комиссара ООН по правам человека выступило с заявлением, согласно которому межэтнические столкновения в Киргизии были преднамеренно организованы с целью разжечь давние противоречия между киргизами и узбеками. По мнению экспертов комиссариата, сделано это посредством пяти скоординированных нападений, устроенных отдельными группами вооружённых мужчин в различных районах Оша. За несколько недель до резни была опубликована аудиозапись, предрекавшая беспорядки. "Нам нужно найти 500 е**натов... постоянно держать кипеж", — произносит голос, который, по словам правительственных деятелей Киргизии, принадлежит 32-летнему Максиму Бакиеву, сыну низложенного президента. Надо, чтобы "постоянно кто-то бузил", говорит он.

Важно понимать: резня прекратилась не потому, что правительство в Бишкеке взяло ситуацию на юге страны под контроль, а потому, что организаторам стало ясно: цель не будет достигнута. Ведь обстановка была шаткая. Исполняющий обязанности первого заместителя министра внутренних дел Киргизии Мелис Турганбаев говорит об этом так: “Многие сотрудники [милиции. — ЛБ] боялись, многие — как у нас говорят, "50 на 50" — готовы были в любой момент переметнуться”. Вот почему Отунбаева сразу же после обострения ситуации обратилась к России с просьбой оказать военную помощь, как это было сделано руководством СССР в 1990 году. Пока россияне думали, что делать, Отунбаева повторила просьбу. Дмитрий Медведев, наконец, отказал. Отунбаева обратилась за международной помощью в Организацию договора о коллективной безопасности. Там тоже отказ. Отунбаева обратилась в ОБСЕ с просьбой прислать полицейские силы. Пообещали обсудить. Отунбаева обратилась к Европейскому Союзу с просьбой организовать силы правопорядка с иностранным участием. Размышляют. И, конечно, Отунбаева обращалась к Соединённым Штатам с просьбой помочь хотя бы военной техникой, раз уж американцы используют в Киргизии базу “Манас”. Никаких данных об оказании такой помощи нет.

Иными словами, Россия ушла, американцы уйдут, европейцы не появятся.

Что дальше? Исламисты или Китай?

Или всё-таки попытка региональной интеграции?

Хуже того, в процессе развития событий выяснилось, что к свержению президента Акаева причастны не одни лишь американцы, европейцы да прочие экспортёры революций, как принято считать, но ещё и россияне. Так, генерал-полковник Владислав Ачалов, руководивший в 1990-м году операцией по прекращению узбекско-киргизской резни, в интервью сказал следующее:

— Я несколько лет назад встречался с Бакиевым, ещё до того, как он стал президентом. Бакиев тогда просил меня о помощи — консультировать, организовывать, руководить... Собрать его сторонников. Приглашал для разговора в Бишкек.

— Что значит “собрать сторонников, организовывать”? Речь шла о возможности силового способа прихода к власти?

— Не хочу сейчас об этом говорить.

— И всё-таки? Подготовка к “тюльпановой революции”?

— Вот вы сами обо всём и догадались. Я отказался. Я ж не круглый идиот. Я за свою жизнь уже насмотрелся, как это всё бывает.

— Если вы отказались, то другие люди с опытом, подобным вашему, возможно, согласились...

— Конечно. И я их знаю. И они сейчас ездят на крутых машинах. Фамилий называть не стану. Это будет не по-офицерски.

Акаев прокомментировал это так: “Должен сказать, что я с большим интересом прочитал интервью генерала Ачалова. Конечно, пять лет назад я понимал, что штурм Дома правительства, бесчинства на улицах были не стихийными и не случайными, что они тщательно планировались и готовились, но я даже не подозревал об участии российских отставников в государственном перевороте. Проморгали это и наши спецслужбы. Обладай мы тогда информацией, естественно, поставили бы в известность российскую сторону. А там наверняка бы эффективно отреагировали. И если Бакиев пять лет назад был способен подкупить военных отставников для организации переворота и прихода к власти, то почему он или его родственники не могли теперь использовать ещё кого-нибудь, чтобы отобрать власть у свергнувшей его оппозиции? Люди, как правило, не меняются, и склонны использовать одни и те же схемы”.

Выводы

1. Скорее всего, организаторами узбекско-киргизского конфликта 2010 года являются Бакиевы, а значит, вместе с ними ответственность за него несут Александр Лукашенко и Беларусь.

2. Государствам и организациям, не способным оказать помощь в восстановлении мира в Киргизии, следует задуматься, по крайней мере, о ликвидации существенного фактора нестабильности в Восточной Европе.

3. Россия не только не контролирует Центральную Азию, но ещё и не контролируют собственных “отставников”, чью роль в победе “цветных революций” ещё предстоит оценить.

4. Вмешательство Лукашенко в дела Центральной Азии обнажило вакуум субъектности: все государства в регионе — объекты. Если Китай не изменит привычке не действовать за пределами своих границ, то единственным субъектом в регионе может стать лишь союз центральноазиатских государств без прямого участия бывших, нынешних и будущих “супердержав”.

5. Киргизия нуждается в адекватных полицейских силах и в установлении монополии государства на легитимное насилие, иначе резня там случится ещё не раз и не два.

Дмитрий Литвин Дмитрий Литвин , журналист
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook