ГлавнаяМир

Греческая трагедия

Я говорю своим друзьям в Греции: что вы переживаете, ничего страшного с вами не случится, просто будете жить так, как мы сейчас в Украине. Они возмущенно пожимают плечами: Украина для них – это что-то за гранью.

Греческая трагедия
Фото: EPA/UPG

«Малакас (самое распространенное оскорбление), сначала они приучили людей жить хорошо, не экономить деньги, каждый день что-то покупать – а теперь что?! Теперь все это отнимают! Люди подавлены! Нет, ты представь себе психологическое состояние нации!»

В этом – все греки. Они не думают индивидуально о себе. Они думают общо, о судьбах народа. В этом их отличие от нас, у которых «хата с краю». Наверное поэтому греки искренне ходят на демонстрации, с болью на лице смотрят новости, страшным голосом ругают премьер-министра – как это делают мои друзья. А потом на машине последней модели мы отправляемся пить кофе на побережье, по пути скупая почти все газеты города (каждая, между прочим, стоит около ?2). Ежедневный ритуал, кризисом пока не отмененный.

Все фото: EPA/UPG

Газеты разложены на столе, кофе за ?5 отпит на треть (допивать до последней капли, доедать вообще что-либо до последней крошки здесь пока не комильфо: заказывают всегда больше, чем могут съесть, чтоб разнообразие и количество радовало глаз). Джон и Джордж – мама назвала их Янис и Йоргос, но греки 30–40 лет от роду предпочитают представляться гостям страны на американский манер, – снова сетуют на кризис: мол, воскресенье, а кафенио полупустое, видишь, как прижали наш многострадальный трудолюбивый народ капиталистические крысы! Больше всего мои друзья презирают своего премьера Папандреу, который «определенно работает на Штаты» (Штаты, по их теории, хотят отобрать у Греции острова – в уплату нынешнего кредита), прямиком за Папандреу следует «фашистка» Ангела Меркель, которая хочет заставить прародителей цивилизации «выполнять домашнее задание» (так лидер Германии высказалась в одной из мартовских полемик относительно условий предоставления кредита). Третье место по ненавистности занимают неизвестные темные личности, которые в недалеком будущем полностью заменят бумажные деньги на электронные и таким образом установят над человечеством тотальный контроль.

Меры правительства никого не устраивают. Служащим существенно урезают зарплату за счет праздничных премиальных (в среднем люди теряют больше ?2 тыс. в год), пенсионерам не обещают вовремя выплату пенсий, пересматривают подоходный налог и коммунальные сборы. «Базовая зарплата в Греции на сегодняшний день составляет ?700, а в Германии ?1 200, и при этом здесь дороже покупать вещи – но они об этом не говорят!» – возмущается Янис. Его очень огорчает, что по всем каналам греков выставляют в качестве хулиганов-бездельников, способных только тратить деньги, заработанные честными немецкими тружениками, и устраивать демонстрации со смертными случаями, когда эти деньги на исходе. «Ты понимаешь, они все эти годы давали нам деньги, чтобы продавать нам свои товары. Свои самолеты, автомобили, дивиди и жвачки. Но фокус в том, что кредит мы брали у государства, а тратили эти деньги на покупки у корпораций», – объясняет он. По его логике выходит, что через Грецию работает крупнейшая международная схема отмывания денег, которые переводят из народных правительств в корпорации. И теперешний кредит от ЕС и МВФ в ?110 млрд. – это очередной преступный сговор правительства Греции с мировыми корпорациями, который ляжет непосильной ношей на плечи простых греков. В самом деле: в случае неуплаты налогов у простого грека просто-напросто арестуют имущество и выкинут его на улицу – в то время как с головы богача, умеющего скрыть миллионные доходы (и таким образом действительно виновного в кризисе), и волос не упадет. На днях открылось, что популярный эстрадный певец, муж министра по туризму (ставленницы премьера Папандреу), не уплатил за последние годы ?5 млн. налогов. Семейство на голубом глазу попросило отменить в данном случае задолженность – просто по той причине, что «выплатить ее сейчас, во время кризиса, нереально»!

Западные газеты уже назвали Афины «всемирной столицей демонстраций». Бастуют все: таксисты, мусорщики, авиадиспетчеры, фермеры, учителя, врачи, таможенники и даже сотрудники Министерства финансов. Самые многочисленные демонстрации проводит компартия (называется она здесь очень смешно: «ку-ку-э» – ККЭ.) и профсоюз. Начинаются они, как правило, с площади Синтагмы, то есть конституции, у подножия парламента. Там же расположен дорогущий респектабельный отель «Гранд Бретань», с балконов которого за трудящимися наблюдают, в качестве развлечения, гламурные постояльцы. Многочисленность и искренность демонстраций 1, 5 и 15 мая меня действительно взволновали.

«Когда мы наберем людей до миллиона, тогда действительно реально будет что-то поменять, – рассказывает мне один из «менеджеров» ККЭ. – А пока мы просто напоминаем о своем присутствии и ждем, когда остальные греки поймут, что их обманывают». Существует в Греции и альтернативная компартия, «Сириза», которая обклеивает города занимательными афишками. Она тоже усиленно проводит свои демонстрации, так что сомневаться в том, что миллион активных сочувствующих скоро наберется, не приходится. Власть уже даже принимает свои меры против этого: вот-вот парламент проголосует за законопроект, согласно которому партии должны обнародовать имена лиц, вносящих в них деньги. «Правящие партии знают, как обойти этот законопроект, а вот многие наши симпатики могут перестать оказывать финансовую помощь», – пожаловался «кукуевец».

Но куда больше, чем власти, делу коммунистов мешают анархисты. Примером может послужить поджог банка в ходе демонстрации 5 мая с гибелью трех людей, включая беременную женщину: за рубежом читатели газет и телезрители не станут разбираться, что это сделали не законные демонстранты, а невесть откуда взявшиеся анархисты. Греки вообще считают их секретными агентами полиции, которая получила задание от правительства отвлечь внимание людей от экономической и политической реальности на вот такие шокирующие трагедии.

Но в таком случае агентами полиции должны быть и наркоманы, которых опять же шокирующе много на центральных улицах Афин (среди бела дня на площади Омонии – «согласия, единомыслия» – можно свободно пронаблюдать процедуру инъекции героина, и полиция ничего не предпринимает, ссылаясь на то, что нет у них такой статьи закона), и пакистанские эмигранты, продающие трусы, ножи и погремушки прямо на тротуаре возле прекрасного здания афинской Академии. Не только пакистанские – кого здесь только нет: согласно правилам Евросоюза, страны Европы могут отправлять выявленных эмигрантов в страну транзита, а в случае азиатов это, как правило, Греция.

В горах Парнифа возле Афин каждое лето случаются лесные пожары оттого, что цыгане жгут шины, чтобы сдать каркас колес на металлолом. Как-то оно так все идет. Кому-то это выгодно. Мои друзья, Янис и Йоргос, уверены, что это выгодно тем, кто хочет заполучить 6 тысяч сказочно красивых греческих островов в частную собственность, а вместе с ними и нефть из Эгейского моря. Для этого, разумеется, надо довести страну до банкротства.

«Но самое страшное, – спрашивает Янис, – знаешь что? Что система международного регулирования настолько хрупкая, в нее настолько завязаны все страны, что нестабильность в Греции повалит как карточный домик всю Европу. И хотя ведь сама эта нестабильность – только мыльный пузырь, от этого я реально чувствую себя виноватым».

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter