ГлавнаяСпорт

Решко: у меня в Академии даже дворник знает, что значит "они в другой команде"

Глава КДК ФФУ ответил двум членам комитета, которые потребовали его отставки.

Решко: у меня в Академии даже дворник знает, что значит "они в другой команде"

Уточним, что чашу терпения господ Юрченко и Крыжановского переполнила процедура дисквалификации защитника "Таврии" Аделейе. Напомним, решение было принято в выходной путем обзвона части членов КДК, а клуб об этом узнал за несколько часов до поединка с "Металлургом".

- Что я могу сказать? Я не читал этого письма. На сегодняшнем заседании КДК мы могли бы его обсудить, если бы оно было опубликовано чуть раньше. Я видел сегодня Крыжановского, в открытую никаких претензий он мне не высказывал. Он преподаватель и отпросился на госэкзамены. Поинтересовался моим здоровьем, немного поговорили, и он убежал по своим делам. Что касается Юрченко, то его уже давно не было на заседаниях КДК.

У меня есть мнение по этому поводу, но не хочу вступать в полемику и выносить грязь на общее обозрение. В принципе, я не удивлен, и спокойно выслушал текст письма, которое вы прочитали. Раньше у нас были хорошие отношения, но в последнее время, когда пошла вся эта буча в отношении Григория Михайловича… Это все один источник, я предполагаю, кто это все написал. Причем здесь ребята? Зачем это было выносить на общее обозрение открытым письмом?

- Судя по окончанию письма, Крыжановский и Юрченко в открытую идут в конфронтацию с председателем КДК и им уже будет сложно работать под вашим руководством?

- Они уже давно в другой команде. Что касается последней дисквалификации Аделейе, то у нас было главное - собрать кворум. Из семи человек членов КДК достаточно решение троих. Кому мне удалось дозвониться, с теми и было обговорен этот вопрос и принято решение. А зачем звонить Юрченко, если он полгода или год уже не появляется на заседаниях КДК?

- Что вы имеете в виду, когда говорите, что они уже в другой команде? Чья эта команда?

- В команде, которая против Григория Суркиса. Вы сами прекрасно знаете, кто в этой команде. У меня в академии слесарь и дворник знает, а вы не знаете? Даст Бог, доживем до Конгресса, будут какие-то изменения.

Я не держусь за эту должность. Я хотел уйти раньше. У меня больное сердце, два месяца лежал в больнице. В 65 лет мне не нужна эта нервотрепка, но я не могу просто так все бросить и уйти. У нас были нормальные отношения. Догадываюсь, кто это письмо написал. Это не ребята, так как там есть неточности по Дисциплинарным правилам ФФУ и КДК. Я, как председатель КДК, могу единолично решать некоторые вопросы. Это касается дисквалификаций до трех матчей, небольших штрафов. Так, кстати, я мог самостоятельно решить и по Аделейе. Но я никогда так не поступал! Лично я только решаю, принимать какие-то вопросы к рассмотрению или нет. Это обязанность председателя КДК.

- В письме говорится о вашей несостоятельности в юридических вопросах…

- Сейчас я готовлюсь к завтрашним госэкзаменам в академии МВД. Для меня футбол – это хобби. Меня приглашали работать в ПФЛ, когда там президентом был Сафиуллин. Они же меня и выдвигали в КДК ФФУ. У меня есть футбольный авторитет. Люди узнают на улицах. Я действительно стараюсь принимать футбольные решения, потому что нельзя все делать по сухим юридическим правилам. Футбол должен быть на первом плане. А интриги мне не нужны.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter