ГлавнаяОбществоЖизнь

​Грустные воспоминания о человеке, которого уже нет

Мы познакомились в странные годы конца СССР. Я был в Америке на каком-то психиатрическом конгрессе, мои коллеги и друзья предложили мне два дня пообщаться в Гарварде с советологами и эмигрировавшими из СССР диссидентами. В аэропорту меня встретила молодая худощавая женщина с очень серьезным выражением лица и великолепным русским языком. Эти два дня она, Лори Вимэн, была моим гидом.

Профессиональный американский юрист, она специализировалась на советской правовой системе. По-настоящему, не только в декларативных и декоративных лозунгах советской конституции, но и в печальных реалиях советской юридической практики. Естественно, ей пришлось вникнуть и в актуальную тогда, в 70-ые годы, проблему преследования инакомыслящих в СССР.

В первый же день милая Лори познакомила меня в Гарварде с легендарной личностью диссидентского движения в СССР - профессором математики Есениным-Вольпиным. Лори тогда готовила к публикации книгу его воспоминаний.

Александр Сергеевич Есенин-Вольпин
Фото: philologist.livejournal.com
Александр Сергеевич Есенин-Вольпин

В одном из университетских кабинетов Лори познакомила меня с сытеньким американским профессором советологии с хорошо отдохнувшим лицом. Эта встреча была заранее оговорена. Разговор, естественно, шел о ситуации в СССР и о Горбачеве. Поскольку я не имел намерений просить у сытенького советолога ни денег, ни помощи в трудоустройстве в США, я не пытался понравиться. Достаточно резко говорил и о Горбачеве, и о его сладкоголосых клевретах, и о тяжелой экономической ситуации в моей стране. Мой собеседник пытался меня урезонить, ни в чем со мною не соглашался. Его мягкое, ласковое прежде лицо ожесточилось… В какой-то момент нашего спора Лори жестко и внятно сказала: « Семен, не тратьте энергию и эмоции на этого человека. Его не интересуют ваши аргументы. Совсем недавно, в период Брежнева он публиковал совсем не критические статьи о советской правовой системе и прекрасной советской конституции, избегая каких-либо замечаний о практической жизни в вашей стране. Поймите, и для него, и для многих ему подобных всегда было главным: легко, без проблем получить визу для очередного посещения СССР. И он всегда ее получал. А в Москве он встречался не с диссидентами, а с работниками советского идеологического фронта… Идемте отсюда, доктор». Да, мы вышли, не попрощавшись. Советолог застыл в растерянности.

В эти два дня постоянного общения мы с Лори стали друзьями. Я рассказывал ей о Киеве, об Украине. О погибших в тюрьмах друзьях. О двадцатипятилетниках УПА, о себе, научившемся давить в душе страх. Лори бывала только в Москве и Ленинграде.

Потом, спустя несколько лет, случилось невероятное: Лори приехала работать в Украину в американский офис в уже независимой Украины. Правительство США поставило ей конкретную задачу: помочь украинцам создать правовое поле для зарождающейся в стране системы бизнеса. Как и все командированные в Украину американские чиновники, она получила в центре Киева квартиру, арендованную американским правительством.

Вот здесь у Лори начались неприятности. Постоянно общаясь со мной, она в первую же неделю жизни в Киеве попросила меня помочь ей найти более дешевую и скромную квартиру. Сказала прямо: «Я не хочу злоупотреблять деньгами американских налогоплательщиков!» Мы подыскали ей более дешевую и скромную квартиру.

Фото: UgraNow

Но переселиться туда Лори не успела. В беседе со мною она высказала вполне основательную мысль создать при своем офисе группу из украинских советников. Я предложил ей список, в нем были серьезные экономисты и юристы, в том числе и из наших властных структур… На этом пребывание Лори в Киеве закончилось. Перепуганная и немногословная, она попрощалась со мною навсегда. Улетела в Ереван, где преподавала право в свободном университете. Затем работала в странах Азии.

Я иногда покупал для нее юридическую литературу. Подарил свое многотомное советское издание российского права. Переписывались. Постепенно интерес друг к другу исчез.

Недавно мы, украинские психиатры и сотрудничающие с нами юристы, решили восполнить серьезные правовые пробелы в нашей психиатрической системе. Понимая, что это долгий и непростой труд, требующий и внешнего участия, и внешних денег. Наше государство, увы, подобные проекты не финансирует. Мой старый друг, американский профессор права Ричард Бонни, досконально знающий проблемы советской и постсоветской психиатрии, помочь нам не может. Очень занят в других проектах, да и возраст накладывает ограничения.

Вот я и стал искать милую Лори. Не нашел. В 2015 году она ушла в мир иной. Славная, честная и немного наивная Лори. Фактически преподавшая мне урок коррупции по-американски. Первый, но не единственный урок. Последний из них – длящаяся ситуация с трудоустройством в Украине госпожи Супрун.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter