ГлавнаяОбществоЖизнь

Жизнь в Крыму по российским правилам: что изменилось?

От редакции LB.ua: автор этой статьи живет в Севастополе, поэтому из соображений безопасности не может использовать некоторые принятые в Украине термины

Говорят, в Китае есть проклятие: «А чтоб ты жил в эпоху перемен!». Перемены в Крыму и Севастополе начались в марте 2014 года и продолжаются по сей день. Первым делом переменщики поменяли флаги и деньги, затем номера мобильных телефонов, а потом взялись за обычных граждан, для которых сами революционные перемены явились неожиданностью.

Бахчисарай, Крым
Фото: EPA/UPG
Бахчисарай, Крым

В Крыму началась тотальная перерегистрация всего и вся по российским законам и стандартам. Перерегистрировать надо было автомобили, дома, земельные участки, права собственности, документы на коммерческие структуры, лицевые счета, ветеранские документы, свидетельства о рождении на маленьких детей и тому подобное. При этом все виды перерегистраций сопровождались длинными очередями и нервотрепкой.

Очереди в ГАИ (ГИБДД) на перерегистрацию автомобилей занимались в час ночи, хотя не было гарантий, что дела продвинутся. Очереди в социальных службах были многочасовыми и многоэтапными: человек занял очередь, простоял в ней несколько часов, попал на прием к чиновнику, выслушал его, ушел выполнять указания и устранять замечания, и так – несколько раз, пока не перерегистрируют окончательно.

Затем китайское проклятие затронуло бизнес и права собственности на него. Многие успешные предприниматели почувствовали дыхание российских чиновников, судов и силовых структур, которые начали отбирать или запрещать давно устоявшийся бизнес. По команде российских чиновников бандиты в костюмах «самообороны» и казаков начали захватывать крупные и средние предприятия, чтобы передать их тем же чиновникам. Этот процесс иногда называли «национализацией», хотя он вопиюще нарушал соответствующий российский закон. Однако в России это – обычное явление.

Фото: 365cars.ru

Борьба с бизнесом оказалась затяжной и долговременной. Многих местных предпринимателей подвергли репрессиям, их бизнес позакрывали, им на смену начал приходить бизнес с российского материка, которому местные, точнее пришлые чиновники давали «зеленый свет» в таком деликатном вопросе, как освоение бюджетных денег.

Одновременно на полуострове продолжалась так называемая «административная революция», в ходе которой сотни, если не тысячи управленцев разного уровня начали терять свои должности – директора ЖЭКов, коммунальных учреждений, школ, поликлиник и иных организаций. Им на смену приходили бестолковые администраторы с российского материка, часто коррупционеры со стажем работы в деле нарушения российских же законов.

В 2016 году в Крыму и Севастополе начался плавный процесс снижения заработных плат в бюджетных организациях. Это было вызвано падением цен на нефть на мировых рынках, нехваткой денег в российском бюджете, и в какой-то степени международными санкциями. Зарплаты и иные расходы в бюджетных организациях снижают уже два года в связи с уменьшением бюджетного финансирования, и одновременно чиновники разных уровней бодрыми голосами дают подчиненным установки: «Повышайте средние зарплаты!» Как это сделать, никто не знает, но бодрые установки звучат постоянно, и на бумаге у всех в Севастополе зарплаты показательно "растут".

Административная революция задела не только директоров ЖЭКов. Получил и потерял свою должность герой российской «революции» Алексей Чалый, которого группа проплаченных граждан сделала так называемым «народным мэром Севастополя». Но если Чалый отделался легкой отставкой с поста мэра города, якобы лично принятой, то другой революционер - лидер "Русского блока" Геннадий Басов - неожиданно сел за решетку: якобы коррупционер.

Геннадий Басов во время заседание в Ленинском районном суде Севастополя
Фото: ruinformer.com
Геннадий Басов во время заседание в Ленинском районном суде Севастополя

Прилетели в Севастополь с российского материка и вскоре загремели по разным статьям и предлогам множество чиновников высокого и среднего уровня. Кто-то за коррупцию, кто-то за то, что завалил дела. К местным кадрам в Кремле доверия нет, так как они «жили при Украине». Это неофициальное обвинение похоже на графу в советских кадровых анкетах, где был такой вопрос: «Жили ли Вы на оккупированных (немцами) территориях?». Как и те, кто жил при немцах, так и те, кто жил «при Украине», стали неперспективными. Один из самых заслуженных пророссийских политиков Севастополя Евгений Дубовик немного посидел в кресле заместителя мэра города (как здесь говорят, губернатора), неожиданно ушел в отставку и занял незаметную должность лидера городского филиала непопулярной в городе партии «Справедливая Россия». В принципе, это лучше, чем находиться под топором правосудия, как его бывший коллега Басов.

Но, хватит о революционерах и коррупционерах. Вернемся к обычным жителям полуострова, которые сейчас считают рубли, как раньше в советские времена считали копейки. Люди сравнивают старые и новые зарплаты и пенсии, сравнивают цены, при этом одна «старая» гривна эпохи Азарова «тянет» где-то на девять нынешних российских рублей, если не на десять, если исходить из покупательной способности, а не просто пересчитывать через доллар. От «перемен» выиграли высшие бюрократы, их оклады поднялись. А тысячи и десятки тысяч бюджетников и просто малоимущих граждан проиграли. Бедняки говорят, что раньше на минимальную пенсию в 900 гривен можно было купить больше, чем сейчас на 8-9 тысяч рублей. Приходится экономить на всём.

Фото: www.e-crimea.info

В Севастополе минимальная пенсия сейчас где-то 8400 рублей с небльшим, что почти 4000 гривен - существенно выше, чем в Украине. "Официальная" (дутая) средняя зарплата в Севастополе - где-то 22 тысячи рублей, а реальная "обычная" – около 15 тысяч рублей. Выглядит в переводе на гривну неплохо: 10,7 тыс. и 7,3 тыс. соответственно. Но ведь и цены другие.

Мясо (говядина, вырезка) обойдется в 500 рублей за килограмм (около 244 грн). Троллейбус - 12 рублей за одну поездку сегодня, а будет 19 рублей, пишут местные сайты, ждем повышения тарифа (то есть поднимут с 6 грн до 9-10 грн примерно). Мужская стрижка - 300 рублей (около 140 грн). Частный врач в Севастополе берет от 1000 до 2000 рублей за одну консультацию или процедуру (488-976 грн), а в государственных поликлиниках очереди страшенные. Дороже стало зубы лечить и сантехника вызвать: все мастера в своих тарифах ориентируются на Краснодар или Москву.

Из плюсов российской ценовой зоны можно привести тарифы на частный городской транспорт - микроавтобусы, которые при местном руководителе Валерии Саратове из Партии регионов были по 2-2,5 гривны, теперь возят народ по 18-20 рублей, что с учетом покупательной способности - чуть дешевле или примерно так же, как и четыре года назад. Однако самое яркое проявленние российского прогресса заметно на тарифе на посещение общественного туалета около Графской пристани в Севастополе: вход 10 рублей, что с учетом покупательной способности раза в два ниже, чем во времена Азарова (тогда услуги этого коррупционного туалета стоили 2 гривны). Сахар тоже недорогой: в Севастополе в малом частном магазине сладкий песок продают по 55 рублей за килограмм, а в супермаркете – вообще по 35 рублей (27 и 17 грн соответственно). Заметно дешевле стало обзавестись новым автомобилем, бензин тоже дешевле, чем при Украине, но как и прежде эта радость доступна людям с высоким достатком. Обычному пенсионеру или молодому специалисту авто не по карману.

Еще одна неприятная перемена – выросли очереди в государственных поликлиниках и больницах. Ощутимо выросли – по несколько часов надо торчать в коридоре лечебного учреждения, чтобы попасть на приём к врачу. Да и талоны в поликлиниках дают на неделю вперед, а не на сегодня. А врачи не сколько смотрят пациента, сколько оформляют разные бумажки, которые от них требуют российские руководящие документы. Страховая медицина по-российски.

В эпоху российских перемен в Севастополе проявился новый социальный класс – пострадавшие собственники, чья недвижимость была отобрана или оказалась под угрозой уничтожения. Угрозы исходят от местных российских чиновников, которые то антинародный генплан нарисуют, предусматривающий снос домов в частном секторе, то просто начинают требовать через суд снести частный дом в три этажа за то, что строители и владельцы этого дома в украинские времена якобы нарушили украинское же законодательство. В этом вопросе местные чиновники и суды действуют заодно.

Совладелец частного дома по улице Волнистая Александр Проценко в одном из интервью откровенно заявил, что у него и у его родственников веры в российские суды нет, и что «остается надежда только на Европейский суд по правам человека», только он может уберечь семейный дом от сноса.

Акция в поддержку Александра Проценко
Фото: sevastopol.su
Акция в поддержку Александра Проценко

Протестовать на улице можно, но сложно. Если кто вышел на улицу числом более трёх человек, того «повяжут», на него (на них) составят административный протокол за «несогласованный митинг» и заставят уплатить штраф от 10 до 20 тысяч рублей. На юбилей ленинского переворота 7 ноября главный коммунист Севастополя Василий Пархоменко привычно прошел по проспекту Нахимова со своими сторонниками и заработал административный штраф в размере 30 тысяч рублей. Политические репрессии и нехватка гражданских свобод – такие же российские реалии, как и несменяемый руководитель страны.