ГлавнаяОбществоЖизнь

​Премия имени доктора Танцюры

Нацисты уничтожали не только евреев и цыган. Умерщвлению подвергались и вполне «арийского» происхождения психически больные люди. Всё это давно известно, зафиксировано и не требует доказывания в 2017 году. Доказывания требует иное: совершать добро можно даже в ситуации, где добро жестоко наказуемо.

Доктор Моисей Дорофеевич Танцюра
Фото: day.kyiv.ua
Доктор Моисей Дорофеевич Танцюра

В 1941 году директор киевской психиатрической больницы доктор Танцюра, как и сотни тысяч киевлян, оказался под гнётом нацистской оккупации. Здесь, в завоёванном Киеве, немецкая власть продолжила исполнение приказа об эвтаназии психически больных людей. Мнение персонала психиатрической больницы нацистов не интересовало. Совсем рядом с больницей был Бабий Яр, постепенно заполнявшийся телами расстрелянных. В их числе, и психиатрических пациентов.

Доктор Моисей Дорофеевич Танцюра не мог остановить казни. Он и его сотрудники, зная о планах нацистов, готовивших новые казни пациентов, своевременно предупреждали родственников, просили их успеть забрать домой своего психически больного… Так спаслись от неизбежной смерти десятки людей.

А потом в разрушенный Киев вернулась советская власть. Персоналу психиатрической больницы она принесла аресты. Тогда их вина называлась сотрудничеством с врагом.

 В средине 90-ых прошлого века я держал в руках эти пожелтевшие от времени страницы. В следственном деле не было ни фотографий, ни доказательных экспертиз… продолжалась война. Доктор Танцюра и его сотрудники были признаны виновными. И – осуждены.

В 1994 году архивное управление Службы Безопасности Украины решилось на беспрецедентный шаг, начиная издавать журнал «З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ». В первом же номере журнала была размещена статья о репрессированных сотрудниках киевской психиатрической больницы… Так мы, врачи, спустя несколько десятилетий узнали о горькой судьбе своих предшественников. Из этой статьи мы узнали о том, что некоторые сотрудники больницы пытались спасать своих пациентов от неизбежной смерти. И тогда мы обратились к руководству СБУ с просьбой проанализировать архивное следственно-судебное дело и определить конкретных людей, несмотря на угрозу собственной жизни спасавших психически больных киевлян.

Нам помог тогда славной памяти заместитель главы СБУ Владимир Ильич Пристайко. Мы получили официальную справку о том, что врач Танцюра и фельдшер Мазур были именно такими людьми. Разумеется, сталинское правосудие признало и этих медиков виновными в сотрудничестве с нацистами. И тогда мы, Ассоциация психиатров Украины, учредили вместе с медсестринской Ассоциацией две премии: имени врача Танцюры и имени фельдшера Мазура.

Каждый год мы в торжественной обстановке вручаем премию имени доктора Танцюры лучшему из нас. Не за героизм. Мы не хотим жить в стране, нуждающейся в героях.

Фото: rakurs.pl.ua

Девиз обеих наших премий иной: «За достойное поведение в недостойной ситуации». Мы, как и наши пациенты, живем в недостойных условиях. Мы, врачи и медицинские сестры, работаем в недостойных условиях.

Премия имени Танцюры – высшая профессиональная награда для украинского психиатра. В этом году вручение этой премии вместе со специальным памятным знаком состоится 28 апреля во время проведения очередного ежегодного съезда Ассоциации психиатров Украины в Киеве. Вместе с нами в этот день в церемонии будут участвовать наши зарубежные коллеги, «звёзды» современной психиатрии из Австралии, США, Германии, Нидерландов, Литвы. Решением Правления нашей Ассоциации в этом году премия будет вручена нашему славному коллеге из города Николаева, доброму и скромному доктору Ивану Федоровичу Тригубу.

Очень надеюсь, что потомки Моисея Дорофеевича Танцюры в этот светлый день будут с нами. Мы очень хотим видеть и слышать их, внучку – врача Татьяну Даниленко и правнучку – психолога Наталью. Это ведь высокий семейный праздник!

Увы, давно ушла в мир иной дочь Моисея Дорофеевича. Она была блестящим профессором, преподавала нам, будущим врачам курс патологической анатомии. Благодаря её лекциям многие из нас, студентов, задумались о выборе именно этой, казалось бы, совсем не весёлой медицинской специальности. О судьбе её, Катерины Моисеевны, отца я тогда ничего не знал. Мы все тогда жили в СССР, где о репрессированных членах семьи предпочитали вслух не говорить.

Семен Глузман Семен Глузман , диссидент, психиатр
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter