ГлавнаяОбществоВойна

Не обидеть добровольцев

В начале августа Генштаб рапортовал о завершении отвода добровольческих подразделений МВД и НГУ от передовой. Последними ушедшими с первой линии нацгвардейцами стали бойцы батальона «Донбасс», удерживавшие Широкино под Мариуполем. Их место заняли военнослужащие морской пехоты и других подразделений регулярной армии. Генштаб выполнил свою часть Минских договоренностей, но в рядах добровольцев остались недовольные тем положением, которое они заняли после ротации. В результате часть из них уволилась из органов, а те, кто остался, живут в ожидании первой возможности попасть на фронт.

Батальон <<Донбасс>> в Широкино
Фото: Макс Левин
Батальон <<Донбасс>> в Широкино

Какое будущее ждет добровольцев в МВД и какие у них варианты для продолжения карьеры, выяснял LB.ua.

Обман как ложка дегтя

Рядовой полка «Миротворец» Николай (имя изменено по его просьбе) пришел в редакцию LB.ua с рассказом о том, как он оказался под Верховной Радой 31 августа. Николай записался добровольцем в один из неофициальных отрядов летом прошлого года. Вскоре это подразделение было подчинено МВД, бойцам предложили принять присягу.

«Уже тогда многие бойцы недоумевали, почему у нас было написано в присяге, что мы - подразделение патрульной службы, а не штурмовое или военное, и почему в нашем договоре ни слова не написано про АТО? Нам говорили: это нормально, вы будете в МВД формально, только для того чтобы получить оружие и обеспечение. Поначалу так и было: все, кто оформлялся в милицейские батальоны, никак не пересекались с профессиональными ментами. Служили в АТО своими коллективами – в основном, это были парни с Майдана, которые по зову сердца пошли воевать», - вспоминает Николай.

Были серьезные тренировки, в том числе, с инструкторами из США, контрдиверсионные задачи - ребят готовили, как боевой спецназ. Но на передовой наш герой успел послужить всего месяц – в Песках зимой, во время боев в терминале Донецкого аэропорта. Вскоре после его ротации пришел приказ о роспуске батальона, в котором он служит, с последующим оформлением всех желающих в единый полк.

Такая же участь ждала еще несколько подразделений. Чтобы оптимизировать управление, подразделения МВД, сформированные в Киевской области («Гарпун», «Киевщина», частично «Торнадо», а также «Миротворец», состоявший преимущественно из ветеранов милиции, пожелавших служить в АТО) объединили под брендом «Киевщина», затем переименовали в «Миротворец» и сделали полком. По словам начальника главного управления Министерства внутренних дел в Киевской области Вадима Трояна, в этом полку планировалось улучшить кадровый состав - включая офицерский, техническое и материальное обеспечение, а также боевую подготовку.

«Над нами поставили человека из другого подразделения, который не знает, чему мы учились и какая у нас специализация. Он сказал, что мы теперь будем обычными патрульными, иногда выезжающими в зону АТО, с графиком службы «месяц через два» (один месяц в зоне АТО, два выполняем задачи в тылу, как обычные полицейские) или «два через четыре». Мы должны выполнять задачи по охране гражданского порядка на демонстрациях, митингах, пикетах. До объединения таких задач не было, и наш комбат заверял, что мы будем выполнять военные функции, для которых мы тренировались, а не милицейские», - негодует Николай. Он не ожидал такого поворота событий.

Полицейские функции добавлялись постепенно, начиная с дежурств в «главке», патрулирования улиц, присутствия на митингах. В итоге, бойцов из «Миротворца» отправили на охрану ВРУ в день голосования за изменения в Конституции. «Выдали шлем, бронник, щитки, дубинки - как у внутренних войск. Хотя большая часть нашего подразделения, из которого я попал сюда, сама принимала участие в событиях на Майдане со стороны украинского народа. Нам сказали – постоять-посмотреть, чтоб все было нормально, мол, никого бить не надо. Мы стоим возле ВР, и тут начинаются эти все беспорядки со стороны входа. Понятно, что большое количество людей высказывало негатив относительно сотрудников милиции. Многим из нас было стыдно там стоять, мы прятали лица, отворачивались», - вспоминает он события того дня, завершившегося трагедией для троих молодых нацгвардейцев.

Фото: Макс Требухов

За участие в том событии Николаю и его сослуживцам доплатили по 1000 грн и оставили дома, многих потом вызывали следователи для дачи показаний. После этого случая он решил уволиться из полка и попытать счастье в другом подразделении из числа тех, которые остались в зоне АТО. Например, по его словам, батальон МВД «Святая Мария» все еще задействован в контрдиверсионных и разведывательных операциях. Впрочем, если это и правда, то только отчасти.

«С передовой отведены все наши батальоны», - подчеркнул в комментарии LB.ua советник министра МВД Зорян Шкиряк. По его словам, добровольческие подразделения изредка могут выполнять отдельные задачи (например, разведку) в зоне АТО, но они не принимают участие в активных боевых действиях. Да и нет сейчас активных боев.

Друг Николая – Евгений уволился из органов еще в прошлом году, так же добровольно, как и пришел на службу в самом начале АТО. Не захотел терпеть обмана.

Начинавший службу в батальоне МВД «Сич», он затем перешел в «Киев-2» - впрочем, и там, и там руководство медлило с оформлением бойцов. Но в «К-2» бойцов поначалу серьезно тренировали, давая надежду на участие в войне.

Во время учений
Фото: www.facebook.com/BN.Kyiv2
Во время учений

«Нас тренировал бывший «альфовец» - очень был высокий уровень подготовки, - признает боец. - Но потом первая рота - собственно, это все, кто был в батальоне до нас - уехали в зону АТО, а мы остались с несколькими офицерами в расположении. По сути, мы были просто рабской силой. Мы ходили в наряды, охраняли базу, которая находилась в Сухолучье - это охотничьи угодья Януковича. А комбат занимался рейдерством. Тренировки закончились, домой нас не отпускали. Мы просто ходили в наряды, ели, спали, и нас использовали как охрану. Многие люди не выдерживали из тех, кого не оформляли. Уходили в другие подразделения. В конце лета, наконец-то, мы дождались приказа об отправке нас в зону АТО. Это был сектор "М", Волноваха. Я сразу ремарочку сделаю: нас тренировали, как какой-то мегаспецназ, рассказывали нам красивые сказки о том, как мы будем зачищать здания, проводить спецоперации, задержания и так далее. И нас это привлекало - мы хотели быть в самой гуще событий. В итоге, когда мы приехали в зону АТО, нам сказали: вот блокпост, будете стоять на блокпосту».

Это стало новым разочарованием для добровольцев. Больше месяца они дежурили на блокпосту вблизи линии разграничения, просто пропуская машины туда и обратно, даже ни разу не выстрелив. «Через нас каждый день проезжали сотни автомобилей с потенциальными сепаратистами, которые открыто поддерживали «Новороссию», но при этом ездили получать пенсию в подконтрольные нам города. Нам нельзя было с ними ничего делать - только проверять их, чтобы у них не было с собой оружия. Мы стояли в нарядах по 12 часов, и это было очень трудно психологически», - делится боец.

Блокпост Киева-2
Фото: www.facebook.com/BN.Kyiv2
Блокпост Киева-2

С учетом подготовки, по его словам, он стал эдаким «элитным регулировщиком движения». В октябре, наконец-то, начались выезды на задания - Евгений был в разведке, он занимался аэрофотосъемкой с помощью БПЛА. Эти задания были очень редкими, их приходилось буквально «выбивать» у командиров. Будучи невостребованными как специалисты, бойцы, тем не менее, долго не могли покинуть зону АТО.

«Я лично около 3 месяцев там просидел, всю осень безвылазно. А вместо ротации людей отправляли на охрану общественного порядка. Они приезжали на неделю в Киев, не были дома вообще не разу, сидели где-то в главке. Спали на полу где-то в кабинетах. Охраняли митинги, которые происходили в это время. А потом - обратно в Волноваху». Зимой разведчиков отправили патрулировать Волноваху – «как обычных ППСников», - изумляется Евгений. Это стало для него «последней каплей». Перед самым Новым годом он написал рапорт, покинув структуры МВД.

В МВД никто не держит

Те бойцы, с которыми обошлись честнее, и кто готов был воспринимать реальность вне войны, отнеслись к своей новой роли с бОльшим пониманием.

«Когда нас объединили с «Миротворцем», многие наши были разочарованы – те, кто шел исключительно повоевать. Это подразделение само по себе было милицейское. Но тем, чем занимались подразделения МВД на передовой, они по своей сути не должны заниматься. То, что ходили и за линию разграничения в разведку, и за танками с гранатометами бегали - этого милиционеры это делать не должны», - рассуждает киевлянин Валентин – сослуживец Николая.

Он раньше тоже служил в отдельном батальоне, выполнявшем спецзадания в зоне АТО. Но теперь Валентина устраивает то, что «Миротворец» базируется в Киеве, где живет его семья, где в свободное время он может гулять с детьми. Как и многие сослуживцы, он остался в подразделении МВД осознанно, понимая, что придется выполнять полицейские функции. И тоже охранял Верховную Раду 31 августа по приказу командира.

«Тогда много людей поставили на охрану: я видел ребят из батальона «Кировоград», рядом были и бывшие «беркутовцы», там же - знакомые ребята с Майдана. Особого удовольствия из-за этих стояний никто не испытывал, но надо так надо», - признает Валентин. Он знает, что ротации еще будут – при необходимости. Вместе с тем, боец не исключает, что, пока на Донбассе нет наступления, «у нас будет все раскачиваться внутри, в столице». Он уверен, что интересной работы хватит всем.

Фото: Александр Рудоманов

«Нам сразу сказали, что на востоке ситуация относительно непонятная, а тут много работы. Я посмотрел, что, действительно, много преступлений, причем с оружием – многое нелегально сюда завезли с фронта. А потом и организованная преступность опять появляется», - отмечает Валентин, который планирует продолжать службу в своей роте, сформированной из спецподразделения, в котором он раньше служил. Командование, в свою очередь, обещало учесть опыт бойцов и давать задания, соответствующие их подготовке.

Схожего мнения и Вадим – активист Майдана, бывший боец добровольческого батальона «Донбасс», побывавший в «иловайском котле», а теперь несущий службу в роте спецназначения МВД «Шторм». Рота базируется в Бердянске - там его дом, семья и двое детей, один из которых появился на свет в этом году. Основной костяк подразделения составляют местные мужчины из Приазовья: Бердянска, Приморска, Мариуполя.

«У нас была одна ротация – в июле мы были в секторе «М» в Мариуполе, в распоряжении командующего сектором. Остальное время мы тренируемся, учимся, изучаем устав. Теория, практика, медицинское дело, стрельбы, марш-броски, физическая подготовка. Пока есть чем заниматься. Сейчас вот нам дали казарму - сами в ней ремонт делаем, за счет волонтеров, знакомых, небезразличных людей», - говорит Вадим.

Рота во время тренировки
Фото: Макс Левин
Рота во время тренировки

В ответ на вопрос, не рвутся ли его сослуживцы в бой, не злятся ли из-за ухода с передовой, отвечает: «Нет, не возмущаются. Родина скажет погибнуть 10 сентября - значит, так и будет. Скажет победить – победим».

На охрану государственных объектов его роту не отправляют, но, по его словам, «разговоры ходят, что на ротацию мы уже не поедем. Будем смотреть, как будет развиваться ситуация на фронте». Вадим считает, что наилучшим вариантом для батальонов МВД могла бы стать территориальная оборона – по примеру армии Швейцарии, где военнообязанные мужчины собираются в своей части 1-2 раза в год на сборы, тренируются, стреляют – а затем разъезжаются по домам, спрятав оружие в сейфы, чтобы оперативно собраться в случае войны.

Спокойно относится к новой роли полка «Днепр-1» и его бессменный боец Виктор, который за последние полтора года немало времени повоевал в «горячих точках», получил контузию из-за попадания снаряда под мост в Песках, реабилитировался дома и в Литве и вернулся на службу. Его подразделение хотя и остается в зоне АТО (базируется в Красноармейске), но выполняет с недавних пор функции милицейского спецназа.

«Мосты, стратегические объекты охраняем в Донецкой и Днепропетровской областях. Охраняем Мариуполь и подходы к нему, причем надежно охраняем. Мы перекрываем 2-3 стратегических направления. В зоне АТО у нас основные функции - это контрдиверсионная борьба и охрана режимных и стратегических объектов».

Общее фото бойцов полка &lt;&lt;Днепра-1&gt;&gt; у знаменитого моста перед выводом из Песков
Фото: www.facebook.com/polk.dnipro1
Общее фото бойцов полка <<Днепра-1>> у знаменитого моста перед выводом из Песков

По поводу принудительного ухода с передовой говорит откровенно, не задумываясь: «У меня, как у бойца, такое возмущение есть. Но я подписался на службу в МВД, принял присягу. Воевали, пока воевалось. У нас контракта нет. Каждый может, если что-то не устраивает, уйти».

«Немало бойцов хотят на фронт - но мы провоевали полтора года, и сейчас у всех есть выбор: либо контрдиверсионная борьба и охрана стратегических объектов, а это серьезная работа, не патрульными по улице ходить. Либо, кто хочет дальше воевать - имеет возможность пойти в ВСУ на контракт, и спокойно быть на передовой», - перечисляет реальные перспективы своих побратимов боец «Днепра-1».

Он знает: на «гражданку» вернутся немногие.

Будущее для бойца

«Самое парадоксальное, что эта война многим поменяла профессию. Множество преподавателей, инженеров, шахтеров, слесарей, юристов стали профессиональными военными и полицейскими», - говорит Виктор, который в «прошлой жизни» был помощником депутата и работал на телевидении в родной Полтаве. Гражданские люди, далекие от армии, пришли в ряды возникавших стихийно добровольческих формирований, позже влившихся в МВД, не желая подписывать контракты и не доверяя действующему военному руководству.

«Тогда вообще было, как в 41-м году. Пришел с документами - и вечером уже с приказом на зачисление. Это потом уже начали более суровые медкомисии, стали отбор делать потихоньку», - рассказывает Валентин, который начинал свою карьеру МВД с батальона «Киевщина».

«В то время, в самом начале АТО, без срочной службы мобилизоваться в вооруженные силы нельзя было - можно было только пойти на “срочку”. Добровольческие батальоны МВД были созданы как раз для этих целей - чтобы люди без какого-то военного опыта могли поучаствовать в проведении антитеррористической операции», - считает Евгений.

Фото: Макс Левин

Силой в структуры МВД никого не зачисляли. Контракт подписывали все бойцы, но такой, который можно расторгнут в любой момент – в отличие от ВСУ, где нужно было подписаться на службу на 3-5 лет, или до приказа о демобилизации.

«Раньше нужно было еще и взятку военкому надо было дать, чтобы тебя определили в хорошее подразделение. И многие добровольцы намеренно шли на фронт в обход военкоматов. Просто через военкомат шли те, кому важно было потом восстановиться на работу. В МВД ты уже идешь на трудовую книжку, как сотрудник органов, это становится твоей работой», - объясняет мотивы добровольцев Валентин.

Теми, кто записывался в неофициальные формирования, двигало желание защищать Украину от внешнего врага и сепаратистов с оружием в руках. Среди них попадались разные люди: и ярые националисты, и футбольные «ультрас», и даже бывшие заключенные. Они часто задирались, возмущались приказами руководства АТО, пытались «гнуть свою линию» и из-за этого то и дело ссорились с военными. Но при этом здорово поднимали боевой дух мобилизованных солдат своей храбростью и готовностью при любых обстоятельствах рваться в бой.

Советник министра МВД Зорян Шкиряк признается, что его, «мягко говоря, удивило» распоряжение Генштаба отвести добробаты с передовой – хотя с тактической точки зрения это было правильное решение. Все части в зоне боевых действий подчиняются руководству АТО, и конечно, приказы не обсуждаются – их нужно выполнять.

«Если исходить из общих положений, то, действительно, на передней линии огня должны находиться подразделения вооруженных сил, это правда, второй план - Нацгвардия, и дальше подразделения МВД. Но учитывая особенности, то, как формировались эти батальоны, как начиналась война и сколько наши батальоны вообще сделали для победы и эффективного противостояния агрессору - я думаю, что ни у кого в их способностях и профессионализме сомнений не возникает. Благодаря нашим добровольцам на самом первом этапе войны, вместе с нашими собратьями из ВСУ, а также добровольческими батальонами Министерства обороны мы, собственно, и смогли остановить врага и не пустить его вглубь Украины», - говорит Шкиряк.

Теперь добробаты расположились на второй-третьей линии и в тылу, ВСУ – на передовой. Но как будут развиваться действия на востоке – никто не знает, все может поменяться в случае наступления агрессора.

Фото: EPA/UPG

Пока же для добровольцев в МВД приготовили несколько опций. Первое – они могут продолжать службу в своих коллективах, вместе с побратимами, заниматься патрулированием улиц в освобожденных от сепаратистов городах, охраной общественного порядка и контрдиверсионной деятельностью. Сепаратисты в мирных городах никуда не деваются, и работы по их обезвреживанию хватит еще на много лет.

Во-вторых, в рамках реформирования МВД на базе отдела быстрого реагирования «Сокол» уже создается элитное спецподразделение КОРД (по аналогу американского SWAT), его общая численность составит 5000 бойцов. Безусловно, добровольцы могут попробовать в нем свои силы – в случае прохождения тестов, пройти вышкол и стать профессиональными спецназовцами. Виктор из «Днепра-1» говорит, что многие его сослуживцы уже подали заявки в КОРД, где ожидается серьезный отбор.

Третья опция – поступить учиться в ВУЗы Министерства внутренних дел, чтобы затем стать следователями, оперативниками, районными инспекторами и руководителями отделов в реформированной правоохранительной системе. По словам Шкиряка, из рядов МВД после Майдана уже уволены 38 тысяч сотрудников, в том числе, за измену национальным интересам, измену присяге и по обвинениям в коррупции. Число милиционеров в целом сокращается, а с ноября такое понятие, как милиция, перестанет существовать в Украине. Тем не менее, в создающейся полиции пригодятся новые кадры – честные и профессиональные. Так, Валентин из «Миротворца» рассматривает для себя возможность стать офицером полиции и не намерен возвращаться к гражданской профессии.

«Многие из тех, кто воевал в добробатах, имеют и по 2-3 высших образования. И те, кто изъявит желание, будут иметь возможность карьерного роста, назначения на ключевые должности. Мы уже это начали делать. Хорошие примеры: Александр Фацевич (начальник Укправления патрульной службы в Киеве, – LB.ua), бывший командир батальона «Свитязь»), Роман Пыцькив (в недавнем прошлом – комбат «Чернигова», а тепер замначальника МВД Черниговской области - LB.ua), который тоже много воевал и показал себя с лучшей стороны. Мы хотим построить новую полицию и новую правоохранительную систему, которую от нас ожидают», - говорит Шкиряк.

 Александр Фацевич
Фото: www.facebook.com/police.gov.ua
Александр Фацевич

По его словам, в Национальной академии МВД в Киеве, в Университете внутренних дел в Одессе и других ВУЗах очень ждут вчерашних бойцов АТО: «Эти люди для нас сегодня являются приоритетом. Безусловно, они могут получить специальное образование и в дальнейшем остаться работать в органах внутренних дел. Мы на них делаем ставку и надеемся, что они будут нам достойной опорой». Тем же, кто рвется в бой, никогда не поздно прийти в военкомат и подписать контракт на службу в армии. Но время свободных стрелков прошло – любая служба подразумевает дисциплину и подчинение приказам.

Нелли ВернерНелли Вернер, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter