ГлавнаяОбществоЖизнь

Включаем левый поворот

В последние годы Каменец-Подольский стал для украинцев одним из мест, в которых просто нельзя не побывать. «Как, вы не видели Каменец? Непременно поезжайте!» Но по дороге в древнюю столицу Подолья стоит воспользоваться случаем и взглянуть на прочие достопримечательности края. Они есть чуть не в каждом селе и по-настоящему уникальны.

Двигаясь на юг от Хмельницкого на Каменец, стоит пару раз свернуть налево. Ничего предосудительного я не предлагаю, просто так уж сложилось географически. Влево от дороги – замечательные ландшафты и великолепные памятники архитектуры, которые мы часто видим на фотографиях, но никак не удосуживаемся оценить вживую.

Поворот первый

Он обозначен большим указателем, зазывающим в «церковь-замок» в Сутковцах. И не зря зовет – Покровская оборонная церковь, наверное, самый знаменитый и самый живописный храм подобного типа в Украине. Церкви, в которых мирное население могло бы отбиваться от врагов, первыми выдумали французы во время Столетней войны – в них прятались от набегов англичан. Позднее церквей-крепостей понастроили в Трансильвании – крестьяне защищались от турок. На Подолье оборонных храмов тоже немало – в них население укрывалось от татар, не имевших привычки вести планомерную осаду. Но Покровская церковь не похожа ни на одну другую.

Фото: Катерина Липа

Построена церковь в XV в. (предположительно в 1476 г.) владельцем здешних мест православным шляхтичем Федором Сутковским (Сутковецким). На Подолье, столетьями оборонявшемся от татарских набегов, в фортификации разбирались недурно, так что церковь и поныне, после всех неудачных чинок и реставраций выглядит весьма внушительно. Четырехеапсидный храм в плане имеет форму креста. И в нижней части каждой из его ветвей – по три пушечных амбразуры. Ну, это на самый крайний случай, потому что нижний ярус церкви предназначался все-таки для богослужений. Интерьер храма удивителен: все апсиды перекрыты нервюрными готическими сводами, опирающимися на массивный столб в центре помещения. Уникальность решения состоит в необычном соединении планировки из арсенала храмового строительства восточного христианства с нервюрными конструкциями, одолженными у христианства западного. Многоапсидные храмы как раз в то время вошли в моду на горе Афон, где монахи продолжали развивать наследие древней Византии, и веяние быстро распространилось в Молдове и Валахии, откуда, вероятно, и попало на Подолье.

Готические своды, опирающиеся на столб в центре помещения. Такого нет ни в одной другой церкви
Фото: Катерина Липа
Готические своды, опирающиеся на столб в центре помещения. Такого нет ни в одной другой церкви

Надгробная плита одного из Сутковских, Ивана, в интерьере церкви. Само захоронение – в подземной крипте храма
Фото: Катерина Липа
Надгробная плита одного из Сутковских, Ивана, в интерьере церкви. Само захоронение – в подземной крипте храма

Верхний ярус Покровской церкви – сугубо оборонный. В каждой апсиде – по пять бойниц для ручного огнестрельного оружия (мушкетов или гакивниц), да еще между апсидами устроено по маленькой якобы декоративной башенке, но на самом деле каждая – место для одного стрелка. Можно легко представить, как внушительно выглядел в свое время ощетиненный стволами храм. Стены завершают машикули – бойницы для вертикального боя, через которые можно было обстреливать подножье стен или поливать осаждающих кипятком. А если прибавить ко всему этому еще один оборонный рубеж – окружающую церковь стену с бойницами, да принять в расчет стратегически удачное расположение на высоком мысовом холме, то сразу становится понятно, как храму удалось сохраниться до наших дней. Ведь штурмовать такую штуку – полвойска положить, так что Покровская церковь не особенно страдала от штурмов, отпугиваю врага еще на дальних подступах своим грозным видом.

Одна из апсид церкви
Фото: Катерина Липа
Одна из апсид церкви

Башенка для стрелка между двумя апсидами храма
Фото: Катерина Липа
Башенка для стрелка между двумя апсидами храма

И все-таки определение «церковь-замок» ничего общего с исторической правдой не имеет. Где-то в 1960-е годы кто-то из тогдашних историков архитектуры выдвинул экзотическую гипотезу, что покровская церковь – перестроенный донжон замка. С тех пор эта фантазия и гуляет по краеведческой литературе и путеводителям. На самом деле замок стоит себе отдельно и, судя по кладке стен, был построен в одно время с церковью. Замок, как и храм стоял на мысу, их до сих пор разделяет глубокий яр. Но от твердыни Федора Сутковского осталось не так уж много. Эффектными руинами лучше полюбоваться с видовой площадки неподалеку от церкви – петлять по деревенским улочкам, чтобы обозреть единственную сохранившуюся башню, смысла нет. Грустно, что замок пришел в такой глубокий упадок. Ведь относительно недавно (для истории архитектуры 200 лет мелочь) здесь кипела жизнь. Буквально – булькала во всяких колбах и ретортах, принадлежавших алхимику, мистику и оккультисту Тадеушу Грабянке, который владел замком в XVIII в. По его приглашению в Сутковцах некоторое время гостил граф Калиостро, не то мистик, не то прохиндей, личность колоритная и знаменитая. Но, поскольку нам в замке апартаменты не предложат, едем дальше.

Последняя башня замка панов Сутковских
Фото: Катерина Липа
Последняя башня замка панов Сутковских

Поворот второй

А этот поворот никак не обозначен, точнее, не сообщается, что за ним – очаровательный памятник дворцово-паркового искусства. Поэтому нужно вовремя свернуть в ничем не примечательном селе Мицивцы и проехать около 10 км, чтобы попасть в Малиевцы. Здесь, вдали от дороги, в старинном имении рода Орловских благоухает хвоя, ветви гнутся под тяжестью сортовых яблок, а из зелени торчит мощная оборонная башня. При ближайшем рассмотрении оказывается, что это не привычный на Подолье осколок древних фортификаций, а водонапорная башня, под них стилизованная. А запах хвои и яблок запрограммирован еще в XVIII в., предположительно гениальным автором английских парков Деннисом МакКлером, тем самым, что создавал великолепные ландшафтные ансамбли по всей Волыни и Подолью. Еще 200 лет назад в Малиевцах была высажена (и прижилась!) уникальная коллекция хвойных пород деревьев. Ныне целебный воздух лечит детишек в разместившемся во дворце пульмонологическом санатории. Жилье Орловских в стиле классицизма (построено в 1788 г.) тоже не кем попало запроектировано. Предполагают, что его автор – знаменитый швейцарец Доменико Мерлини, создавший очаровательный дворец Круликарня в Варшаве, Охотничий дворец в Лазенках и много других не менее эффектных зданий. Перед величественным парадным фасадом – фруктовый сад, огороженный высокой стеной. А от паркового фасада и с балкончика, поддерживаемого забавными атлантами (ну, не знал деревенский скульптор анатомии!) когда-то открывался вид на пейзажный парк, в XIX в. считавшийся одним из красивейших на Подолье. Сейчас горизонт, увы, перекрывают заросли.

Чтобы осмотреть все еще очаровательный уголок, сохранившийся от былой роскоши парка, нужно спуститься в глубокий яр со скалистыми стенами. Здесь с 12-метровой скалы низвергается небольшой водопадик, от него по желобу, выдолбленному, как встарь, из колоды, вода стекает в первый из двух каскадных прудов. В скале два грота – один под водопадом, его иногда называют Кармелюковым (где только этот подольский Робин Гуд не прятался!), второй выше, он облагорожен и расширен человеческими руками – в гроте расположена крошечная скальная церковь с каменным алтарем. Историки предполагают, что здесь был раннехристианский храм. Впрочем, поклонники язычества утверждают, что в пещерке было капище Перуна. Не знаю, как громовержца угораздило поселиться в таком мокром месте, но дворцовый парк – любимое место радений разных друидов, мольфаров и прочих поклонников нетрадиционных языческих верований. В Малиевцах программный для английского парка эффект дикой природы уже давно из спецэффекта превратился в реальность. Но даже в одичавших насаждения заметна система, и пейзаж, как и планировалось, восхитителен. Очень надеюсь побывать в этих краях на День Независимости.

Катерина Липа Катерина Липа , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter