ГлавнаяОбществоЗдоровье

Карательная психиатрия в 21-ом веке

Одна моя знакомая не так давно переживала тяжелый развод - с дележом имущества и детей в суде. Обратившись за помощью к своему однокласснику-юристу, она получила неожиданное предложение – обтяпать признание мужа душевнобольным и недееспособным. Как оказалось, для этого не нужно ничего, кроме денег, и уж точно не требуется никаких симптомов психических заболеваний у мужа.

Карательная психиатрия в 21-ом веке
Фото: vesti.kz

Правозащитники утверждают, что психиатрия используется в преступных целях очень часто – причем обыкновенно в роли заказчика выступают родственники жертвы. Им нужно оплатить услуги находчивого адвоката, а также материально возместить ущерб от мук совести следователю и прокурору, врачам-психиатрам и судье. Впрочем, судья может оказаться и не у дел - ведь у него нет никаких оснований не доверять результатам представленных в суд экспертиз. Амбулаторная карта, в которой будет написано, что человек уже десять лет состоит на учете у психиатра, может материализоваться в деле буквально из воздуха. Весь комплекс услуг по признанию кого-то из членов семьи недееспособным в провинции стоит буквально несколько тысяч долларов - ведь сумма взяток не должна превышать стоимость дома или квартиры, ради которых и затевают все это любящие дети и супруги.

Дела семейные

Житель Винницкой области Владимир Степанович Карпенко, 1941-го года рождения, передал свой бизнес сыну и разделил дом с бывшей женой, однако в семье не прекращались имущественные споры. Карпенко хотел продать свою часть дома и уехать жить к сестре, но его семью это категорически не устраивало – начались судебные разбирательства, на его часть дома наложили арест. Параллельно было открыто уголовное дело – Владимир Степанович якобы предоставил в суд документы с непонятно чьей подписью. В рамках уголовного дела его вызвали к следователю, а в кабинете следователя Карпенко ждали…психиатры. Причем почему-то из Киевской областной психиатрической больницы №1 ПГТ Глеваха Васильковского района Киевской области. Не выходя из кабинета, они постановили, что «Карпенко В.С. страдает и страдал в 2005-ом году хроническим заболеванием в форме патологического паранойяльного развития в связи с чем не мог и не может в настоящее время понимать значение своих действий и руководить ими».

Фото: Макс Левин

Самое интересное, что эта же экспертиза фантастическим образом перешла в гражданское дело по разделу дома Карпенко – уже под другим номером. После чего дети Карпенко обратились в суд с просьбой признать его недееспособным и назначить ему опекунов. Но история, как ни странно, имеет счастливый конец. Владимир Степанович обратился за помощью в Ассоциацию психиатров Украины. На протяжении трех месяцев психиатры АПУ наблюдали Карпенко, и не обнаружили у него никаких психических заболеваний. Ранее в Виннице Карпенко прошел экспертизу, которая также признала его здоровым. Как и экспертиза, проведенная врачами Киевской городской клинической больницей №1 им.Павлова. Дело Карпенко было предано огласке, дети отозвали из суда свое требование признать отца недееспособным.

«Сколько было таких случаев – вам никто не скажет, статистика ведь не ведется, - говорит представитель в суде Владимира Карпенко Татьяна Яблонская. - К сожалению, бывает такое, что родственники подкупают всех, чтобы признать члена семьи недееспособным и забрать у него имущественные права. В деле Карпенко явно был сговор – уголовное дело открывалось по очень надуманному факту, с единственной целью назначить принудительную психиатрическую экспертизу. Причем потом эта экспертиза перешла в гражданский процесс, вы представляете? В одном деле милицейский следователь назначает экспертизу, а в другом деле результат этой экспертизы появляется».

Несмотря на то, что уже было разоблачено несколько подобных историй, ни следователи, ни психиатры наказания не понесли. «Моя цель – сделать так, чтобы подобные судмедэксперты не могли больше работать в Украине, - говорит Татьяна Яблонская. – Я не знаю, кто придумал эту схему, но она явно хорошо отработана – так просто совершенно здоровому человеку ставят такой страшный диагноз. У нас в стране очень много нечестных адвокатов, которые называются «носильщики». Они не разбираются в праве, а только выступают как посредники – носят взятки».

«Раньше в АПУ с такими историями обращалось великое множество людей, родственников, адвокатов. – говорит врач-психиатр Семен Глузман. – Было примерно десять случаев в год – таких вопиющих, как история Карпенко. Количество случаев снизилось под конец президентства Кучмы, потому что при нем были попытки за этим следить. А с приходом Ющенко случаев снова стало больше. Но года три назад мы прекратили оказывать помощь – потому что на это нужны средства, приемная, коллеги-психиатры. Случай Карпенко стал исключением. Раньше мы работали на грантах, но сегодня западные грантодатели сосредоточились на политике».

Дела государственные

Впрочем, история Карпенко меркнет на фоне попыток прокуратуры Ленинского района города Винница добиться психиатрической экспертизы Андрея Бондаренко. Четыре раза прокуратура обращалась в Винницкую психоневрологическую областную больницу им.Ющенко с просьбой провести такую экспертизу, а областная больница в свою очередь обращалась в суд с просьбой назначить принудительную экспертизу.

Что же заставило прокуратуру и больницу так озаботиться психическим здоровьем Андрея Бондаренко? Ответ сюрреалистичен – они сочли, что его частые обращения в прокуратуру с заявлениями в том числе и на работников прокуратуры являются «болезненным невосприятием отказов», и потому он может быть опасен для себя и окружающих.

Как рассказал LB.ua Андрей Бондаренко, история его началась с того, что его уволили с предприятия за профсоюзную деятельность. Сотрудники прокуратуры игнорировали его заявления, но он решил бороться дальше – и против незаконного увольнения, и против бездействия прокуратуры. Прокуратура тоже включилась в борьбу – манипулируя психиатрами из областной больницы. Суды Андрей выигрывал – он прошел два обследования у разных психиатров (не в областной больнице), которые показали отсутствие у него психических заболеваний. Оснований для принудительной экспертизы суд не видел, так как не были предоставлены факты угрозы Бондаренко для себя и окружающих. Прокуратура не успокоилась в своем стремлении обследовать его в конкретной больнице – дело отправилось в Апелляционный суд. Где справки от психиатров были признаны недействительными, потому что обследование проводилось не по месту прописки Бондаренко. Соответственно, решения районного суда об отказе в принудительной экспертизе также были признанны недействительными. После чего дело перешло уже в Высший суд, который признал недействительными все предыдущие решения судов.

Таким образом, прокуратура, больница и три суда заняты тем, что пытаются выяснить состояние здоровья обычного гражданина, который сам своим здоровьем совершенно не озабочен, никаких жалоб не имеет и никаких признаков психического нездоровья не проявляет. Кроме того, в какой-то момент в деле всплыла амбулаторная карта Бондаренко (по его словам - поддельная), в которой записано, что ранее у Андрея были жалобы на проблемы с мышлением и опыт приема наркотиков внутривенно.

Фото: trikoot.net

«Не могу сказать, что Винницкая прокуратура намного «беспредельней» прокуратур в других областях, - комментирует дело Бондаренко координатор Винницкой правозащитной группы Дмитрий Гройсман. – Ситуация так же плоха всюду. Нарушения в психиатрии очень распространены. Есть много людей, которые не должны были бы находиться в психиатрических больницах, но они там находятся. Много людей, которых незаконно признали недееспособными. Но причины их бед в основном не политические, а семейные. Случаев политических преследований с использование психиатрии я могу вспомнить несколько – в Запорожье был случай, когда крупный комбинат проплатил принудительное лечение своего активиста. В Черкассах тоже пытались помещать человека на принудительное лечение… Это возможно в том случае, если врачи чем-то сильно обязаны прокуратуре и находятся, таким образом, в ее власти».

При этом нужно учитывать, что общественности становятся известны только те случаи, в которых люди знают свои права и готовы за них бороться.

Виктория Герасимчук Виктория Герасимчук , Заместитель главного редактора
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook