ГлавнаяОбществоЖизнь

Заложники Стаханова

В Донецке горе. 8 июня около четверти одиннадцатого утра на шахте имени Скочинского на горизонте 1 250 м под землей произошел взрыв. 9 горняков погибли. Судьба еще четверых остается неизвестной.

Егор Чечеринда Егор Чечеринда , журналист
Заложники Стаханова

Как это ни кощунственно звучит, но к смерти горняков в Украине уже привыкли. И к сообщениям об очередном взрыве на угольной шахте большинство украинцев относится приблизительно так же, как к новостям о засухе где-то в республиках Средней Азии. Даже когда смертельные аварии в забоях случаются из-за преступной халатности непосредственных руководителей шахт.

Так, за 2 дня до трагедии, в субботу 6 июня, после оперативной проверки инспектор Госпромнадзора запретил добычу угля во второй западной лаве шахты имени Скочинского. Причина - технологические нарушения, создающие угрозу жизни горняков. Дирекция шахты, получив акт проверки, направила в «запретную» лаву своих инспекторов, которые торжественно заявили о полном устранении нарушений. Главный инженер предложил инспекции Госпромнадзора снова спуститься в забой и документально зафиксировать «устранение технологических нарушений». Однако госинспектор опоздал - в лаве взорвался метан.

Традиционно в нашей стране о проблемах шахтеров вспоминают в двух случаях - накануне различных праздников и после аварий, унесших жизни горняков. Так, буквально на прошлой неделе Верховная Рада «по инициативе жителей города Стаханова Луганской области» приняла постановление о торжественном праздновании на государственном уровне 75-летия стахановского движения. В документе, за который проголосовало конституционное большинство народных депутатов, парламент в лучших традициях старого СССР рекомендовал Кабмину «предусмотреть организацию и финансирование торжеств и культурно-массовых мероприятий в областных центрах Украины и в городе Стаханове». Рада также просит устроить всеукраинское соревнование под названием «За высокие достижения в работе» и провести «тематические воспитательные мероприятия в учебных заведениях, экскурсии и лекции по истории стахановского движения в краеведческих музеях, организовать спортивные состязания и эстафеты памяти».

5 лет назад я снимал документальный фильм об украинских шахтерах в горняцком городке Торезе, что в 20 км от Донецка. Стаханову там посвящено все - названия улиц, памятные доски, школьные музеи и даже танцы в местном дворце культуры. Апогей стахановского культа - выступление торезских школьников, которые под музыкальное сопровождение Бориса Моисеева «Давай, Стаханов, давай угля, хотя бы мелкого, но много!» изображали шахтеров и лаву. После мы попросили торезских школьников написать сочинение на тему «Кем я хочу стать». Буквально в каждом детском литературном творении были эти магические слова - «шахта», «как Стаханов».

Сегодня уже мало кто вспоминает о том, что само стахановское движение было одной из самых больших мистификаций советской пропаганды. В ночь с 30 на 31 августа 1935 года забойщик Стаханов собственным отбойным молотком нарубил 102 тонны угля, что на тот момент составляло 14 сменных норм выработки - однако, как пишут историки, «рекорд» Стаханова в ту ночь обеспечивала вся его смена во главе с парторгом шахты, лично освещавшим участок.

Еще реже вспоминают о том, что сам орденоносец Алексей Григорьевич Стаханов в 1977 году умер от алкоголизма в полном забытьи в наркологическом отделении Донецкой психиатрической больницы. На могиле Стаханова в Торезе нет даже его имени. Только высеченные буквы «Стаханов А.Г.». Идолам имена не нужны. По одной из исторических версий, самого известного шахтера мира звали вовсе не Алексей, а Александр или Андрей. Новое же имя герою дала газета «Правда», опубликовав статью об угольных рекордах героя. Когда же Стаханов обратился по поводу ошибки лично к Сталину, тот возмущенно ответил: «Правда» не ошибается!». 

Как это ни странно, но через 75 лет после того угольного рекорда отношение украинской власти и новых «угольных баронов» Донбасса к судьбам простых горняков мало чем отличается от позиции тоталитарных комиссаров сталинского периода. Как тогда, так и сейчас «хозяевам» нужен дешевый уголь, нужны дешевые деньги. В то же время жизни людей, добывающих черное золото, как и 75 лет назад ровным счетом ничего не стоят. Тем более никому не интересны их имена и судьбы.

Для продолжения страшной угольной традиции необходимо лишь поддерживать в сознании новых молодых горняков этот почти мистический «культ Стаханова». И тогда они все так же счастливо и одновременно обреченно будут спускаться в смертельно опасные для их жизни забои. Как Стаханов.

Егор Чечеринда Егор Чечеринда , журналист