ГлавнаяЭкономикаГосударство

Угасающий регион: что об экономике так называемых ДНР/ЛНР говорят фото со спутников

Эта статья оценивает экономическую ситуацию на неподконтрольной Украине территории Донбасса. Учитывая то, что официальные статистические данные недоступны, мы используем изменения в интенсивности ночного освещения, зафиксированные с помощью спутников, чтобы оценить, в какой степени война уничтожила экономику, и можно ли наблюдать какое-либо восстановление в результате Минска ІІ.

Впервые статья была опубликована на сайте VoxUkraine

Том Купе, Михал Мик, Матеуш Найштуб , сотрудники Киевской школы экономики и CENEA, Польша

Рис. 1. Ночные спутниковые снимки Киева (a), Донецка (b) и Луганска (c) в марте 2014, 2015 и 2016 гг.
Рис. 1. Ночные спутниковые снимки Киева (a), Донецка (b) и Луганска (c) в марте 2014, 2015 и 2016 гг.

Точно оценить экономическое состояние страны или региона довольно сложно даже в мирное время, когда у исследователей на руках достоверная статистика. Но если нужные данные отсутствуют, либо не внушают доверия, даже самый грубый анализ экономической активности превращается в сложнейшую задачу. Подобные ситуации — не редкость, особенно во время вооруженных конфликтов, когда сбор статистических сведений по степени важности отходит далеко на второй план.

Из-за боевых действий на востоке Украины для анализа экономической ситуации в так называемых Луганской и Донецкой Народных Республиках ("ЛНР/ДНР") нередко применяются косвенные оценки. Например, Юрий Городниченко и Александр Талавера изучили разброс цен на основные продукты питания на этих территориях. Кроме того, в статьях об экономических потерях на востоке Украины часто используются неподтвержденные сведения. Так, BBC в своем материале ссылается на Министерство экономики Украины, по подсчетам которого к середине 2015-го "ДНР" и "ЛНР" утратили 50–80% рабочих мест по сравнению с довоенным периодом. Зачем изучать экономическую ситуацию на востоке страны? Так можно не только оценить жизнеспособность "ДНР" и "ЛНР", но и понять гуманитарную ситуацию в регионе.

Один из способов косвенной оценки экономики — измерение освещенности территории в ночное время на основе спутниковых снимков. Интенсивность освещенности тесно связана с важным показателем экономической активности — потреблением электроэнергии (см., например исследование Випина Ароры и Йозефа Лисковски, 2014). Этот метод, например, применялся для оценки экономики в африканских странах южнее Сахары (работа Вернона Хендерсона и его коллег, см. список источников), анализа масштабов сирийского кризиса (статья Си Ли и Дерен Ли, 2014), а также в исследованиях политики «регионального фаворитизма» (авторы материала — Роланд Холдер и Пауль Рашки). Хендерсон и его коллеги выяснили, что в странах с низким и средним уровнем дохода изменение ночной освещенности на 1% приблизительно равно изменению дохода на тот же 1% [1].

Пенсионерка в бомбоубежище, Донецк, 21 декабря 2014 года
Фото: EPA/UPG
Пенсионерка в бомбоубежище, Донецк, 21 декабря 2014 года

В своей статье мы опирались на показатели освещенности, чтобы оценить экономическую активность на востоке Украины с начала военных действий в апреле 2014-го [2]. Точка сравнения — март 2014-го, до вспышки насилия в регионе. Мы проанализировали данные по Киеву, а также нескольким крупным и маленьким городам востока Украины, сильно затронутым военными действиями. В таблице 1 — сравнение освещенности в этих городах в марте 2014-го и в более позднее время — в мае 2014-го, августе 2014-го, январе 2015-го, марте 2015-го и марте 2016-го [3].

На рис. 1 — спутниковые снимки Киева, Донецка и Луганска за март 2014, 2015 и 2016-го. На изображениях Донецка и Луганска видно, что за год с марта 2014-го по март 2015-го и площадь освещенности, и ее интенсивность значительно уменьшились. В Киеве изменения очень несущественны. Схожая картина — в городах, не затронутых войной напрямую — Запорожье, Днепропетровске и Харькове (см. табл. 1). Там, как и в столице, видны колебания освещенности и в большую, и в меньшую стороны. Но в общем и целом уровень экономической активности в этих городах остается относительно стабильным.

В двух крупнейших оккупированных городах — Донецке и Луганске — ситуация явно иная. В Донецке интенсивность ночной освещенности по сравнению с началом вооруженного конфликта на востоке Украины снизилась примерно вдвое. В Луганске дело обстоит и того хуже. В марте 2015-го освещенность там упала почти до одной трети от уровня 2014-го (см. табл. 1).

В таблице приводятся соотношения освещенности, позволяющие сравнить значения в указанный момент времени и 15 марта 2014 года. Соответственно, единица означает отсутствие изменений, числа больше единицы — повышение экономической активности, меньше единицы — ее снижение.

Несомненно, очень пострадали от войны Иловайск и Дебальцево — два города, которые в ходе ожесточенных боев перешли под контроль "ДНР/ЛНР". И ситуация в них не улучшается: освещенность в Иловайске снизилась примерно до трети, а в Дебальцево — до менее чем десятой части (!) от уровня 2014-го. Восстановление экономики в этих городах — явно длительный процесс. То же справедливо и для районов, подконтрольных правительству. Например, интенсивность ночной освещенности в Славянске, и в меньшей степени — в Краматорске, далека от довоенного уровня.

Дети во дворе разрушеной школы, Иловайск, 2014 год
Фото: Макс Левин
Дети во дворе разрушеной школы, Иловайск, 2014 год

Заключение

Проанализировав изменения освещенности, можно сделать два важных вывода.

Во-первых, война значительно повлияла на экономическую активность востока Украины. В зависимости от размеров населенного пункта это влияние различается: в крупных городах освещенность упала до 30–50%, в некоторых небольших — до одной десятой от довоенного уровня. Если опираться на соотношение Хендерсона (один к одному), то экономическая активность в крупных городах Донбасса тоже снизилась до 30–50%, а в небольших — до одной десятой от уровня, зафиксированного до начала конфликта.

Во-вторых, после соглашений «Минск-1» и «Минск-2» признаков восстановления экономики в регионе нет. Ситуация не улучшилась даже после снижения интенсивности боев по сравнению с апрелем 2014-го — февралем 2015-го (по крайней мере, судя по данным освещенности), а экономическое положение населения Донбасса остается очень далеким от довоенного уровня.

PS Смотрите примечания и использованные источники для подготовки этой статьи по ссылке в отдельном документе

Том Купе, Михал Мик, Матеуш Найштуб , сотрудники Киевской школы экономики и CENEA, Польша