ГлавнаяЭкономикаГосударство

Российский газовый поворот на Восток: кому выгодно?

Оптимистические прогнозы роста потребления газа в нулевые годы и постоянный рост цен на энергоносители создали иллюзию устойчивости данного тренда на длительный период. Наибольшую выгоду от такого развития событий получали страны-экспортеры, в том числе Россия. Продолжая политику Советского Союза, она попыталась использовать энергоресурсы в политических целях - для восстановления биполярного мира.

Валерий Щербина Валерий Щербина , историк, экономист

Фото: Depositphotos

Газ как оружие

Для России углеводороды никогда не были только товаром в рыночном смысле этого слова. В постсоветский период российская торговля газом и нефтью преследовала внешнеполитические цели.

Однако попытки России с помощью "газовой экспансии" в Европе изменить свой статус привели к обратному результату. ЕС ответил диверсификацией поставок газа и либерализацией европейского рынка газа. Угрозу для устойчивого транзита газа в европейские страны создали и военные действия на востоке Украины. Кроме того, в Европе наблюдается снижение потребления газа (с 2004 по 2014 годы - на 21%) и глобальное падение цен на энергоносители.

В итоге российское "газовое наступление" на Европу захлебнулось. После чего было принято решение о развороте "газового орудия" с Запада на Восток. Теперь основным потребителем российского газа должен был стать Китай, чья модернизация зависит от стабильного доступа к сырью. Для Пекина энергоносители - одна из движущих сил растущего напора во внешней политике. (см. Петерсен А. Россия, Китай и энергетическая геополитика в центральной Азии. Центр европейских реформ: Моск. Центр Карнеги. - М., 2012. - С.8).

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин во время саммита в Пекине в 2012 году
Фото: EPA/UPG
Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин во время саммита в Пекине в 2012 году

Пока что удельный вес голубого топлива в энергобалансе Китая незначителен - всего 5,9% (2013 г.). В экономически развитых странах эта доля достигает 25-30%. Но темпы прироста потребления впечатляют: за период с 2009 по 2014 годы потребление выросло более чем в два раза. По данным Международного энергетического агентства за 2014 год спрос на газ со стороны Китая в ближайшие пять лет увеличится на 90%, но половину потребности страна будет удовлетворять за счет внутренних ресурсов. Добыча газа в Китае за этот же период возрастет на 65%. (Medium - term gas market report 2104).

Этот весьма перспективный рынок дает России теоретические возможности диверсифицировать свой газовый экспорт и создать энергетические проблемы для Евросоюза. Кроме того, российское руководство позиционирует сотрудничество с Китаем в области энергетики как путь к созданию стратегического партнерства в глобальном противостоянии со Штатами.

Китайский газовый рынок

В 2014 году треть всего потребленного в Китае газа была импортной. 54% были поставлены трубопроводным транспортом из Центральной Азии и Мьянмы, а 46% - в сжиженном виде. Сжиженный газ в Китай поставляется через терминалы в портах, его цена выше трубопроводного, но при этом его перевозить по стране почти не нужно - основные потребители находятся на юго-востоке Китая.

Внутренние цены на газ в Китае регулируются госорганами, при относительно небольшой доле импортного газа удается удерживать цены для потребителей на относительно невысоком уровне.

Попытки договориться с Китаем о поставках газа Россия предпринимала еще в 2004 году, но стороны никак не могли договориться о цене. Прорыв в переговорах случился в мае 2014 года, когда Россия окончательно испортила отношения с Западом. Это позволило китайскому руководству отстоять свое видение условий поставок газа, прежде всего в ценовом сегменте, где стоимость была привязана к ценам на нефть. Кроме того, Чаяндинское месторождение, откуда будет поставляться газ, и сам газопровод "Сила Сибири" будут ориентированы исключительно на Китай. Отсюда реальные возможности для Китая в будущем диктовать свои условия поставок топлива.

Чаяндинское месторождение
Фото: gazprom.ru
Чаяндинское месторождение

Экономическая рентабельность российско-китайского газового контракта могла бы быть удовлетворительной при ценах на нефть как минимум в 100 долларов за баррель. Но сейчас цены значительно ниже, а перспективы их роста туманны. К тому же этот контракт не решает главной для России задачи: стать альтернативой поставок газа в Европу.

  • Во-первых, потому, что в Европу Россия поставляет в среднем 150 млрд куб. метров газа в год, плюс в Турцию еще 27 млрд куб. метров, а китайский контракт предусматривает поставку только 38 млрд куб. метров. То есть китайские объемы составляют лишь 25% от европейских.
  • Во-вторых, газ для Китая собираются добывать из новых месторождений в Восточной Сибири. Таким образом, это не переориентация уже существующих потоков из разработанных месторождений, а дополнительные объемы газа из новых.

Неравноправное сотрудничество

Экономическая составляющая российского поворота на Восток имеет противоречивый характер. Но она, наверное, и не была главной для Кремля. Ключевым моментом был геополитический аспект противостояния с Западом. В Восточной Украине Россия решила "дать бой США" и их союзникам всеми возможными средствами, в т.ч. военными. В ответ получила систему санкций, которая углубляет политическую и экономическую изоляцию страны в мире. Поэтому попытки превратить Китай в своего стратегического союзника для России едва ли не единственный способ отстоять свои великодержавные амбиции.

Отсюда и явное преувеличение значения газового контракта в российских медиа как важной предпосылки создания российско-китайского военно-политического союза, но без юридического оформления. Гораздо сдержаннее оценивает перспективы отношений с Россией китайская сторона. Признавая важность взаимодействия с РФ сейчас, китайское руководство подчеркивает, что эти отношения не являются союзническими и не направлены против третьих государств.

За последние десятилетия Китай постепенно превратился в один из центров мировой геополитики. Этому способствовали значительные изменения геоэкономических параметров Китая, который уверенно занимает второе место в мире по главным экономическим показателям, а по некоторым даже опережает США.

Фото: EPA/UPG

Значительный геополитический потенциал позволяет КНР оказывать реальное влияние на ход глобальных процессов и действовать на международной арене без учета многочисленных "стратегических" партнеров.

Для Китая современная Россия не конкурент в экономическом плане, но она является важной составляющей геополитического ландшафта. А китайское руководство не без оснований считает себя одним из архитекторов нового мирового порядка. Поэтому взаимодействие с "младшим братом" может быть весьма полезно, особенно учитывая огромные природные ресурсы России.

Можно предположить, что российское руководство вынужденно соглашаться на китайские "правила игры" для того, чтобы сохранить существующий в России режим. Китайцы также со своей стороны заинтересованы в консервации политической ситуации в РФ, поскольку получают (а еще больше будут получать) значительную выгоду из такого экономического сотрудничества.

Таким образом, российский "стратегический поворот на Восток" пока не задался ни в политическом, ни в экономическом отношении. Один только торговый оборот между странами в прошлом году сократился почти на 29%.

Шанс для Украины

Данная ситуация способствует повороту Украины в сторону Китая, несмотря на то, что в политическом плане в украино-китайских отношениях имеются сложности. Китай юридически не присоединился к санкциям против России и не осудил аннексию Крыма. Однако Китай поддержал инвестициями ослабленную войной экономику Украины, особенно агропромышленный комплекс.

Китайское руководство в украино-российских вопросах сохраняет прагматичный нейтралитет. Китай осознает все преимущества баланса своих торговых связей с Россией и Украиной и стремится воспользоваться более дешевым импортом, который предлагает ему охваченные кризисом украинская и российская экономики. Тот факт, что Китай отделяет свою дипломатическую стратегию от экономической, может помочь Украине модернизировать свою экономику. Китайский капитал способен ускорить расширение таких отраслей украинской экономики, как информационные технологии и строительство недвижимости (см. перевод занимательной статьи Washington Post по этому поводу).

Разворот Украины к Китаю может также сократить ее экономическую зависимость от России, которая все ещё сохраняется, и может компенсировать нежелание Запада предоставить Украине более масштабную экономическую помощь. Все это возможно при условии активной позиции политического руководства Украины. К сожалению, последние два года украино-китайские контакты на высшем уровне имеют спорадический характер.

Валерий Щербина Валерий Щербина , историк, экономист