ГлавнаяЭкономикаГосударство

Как убить дракона коррупции

Выступая в поддержку Айвараса Абромавичуса, Андрея Пивоварского и других министров-реформаторов, я обратил бы внимание на одну существенную деталь. У скандалов последних месяцев вокруг Кабмина есть одна неизменная составляющая: они все, без исключения, возникают вокруг госпредприятий.

Фото: Макс Левин

Игорь Коломойский звал журналистов кофе пить под «Укртранснафтой». Михаил Саакашвили шашкой махал при Одесском припортовом заводе. А Андрей Пивоварский, по слухам, ушел в отставку из-за «Укрзализныци». Айварас Абромавичус – из-за «Укртрансаммиака».

За информационной шумихой важно не потерять главное: это не случайные «терки», потому что Игорь Кононенко плохой, а Айварас Абромавичус хороший. Это системная проблема, мало зависящая от персоналий. Кто бы ни был на той или иной стороне, между ними лежат кучи плохо охраняемых денег. В таких условиях конфликты неизбежны, они просто запрограммированы вводными условиями. И конфликты эти не разрешатся до тех пор, пока будут существовать государственные предприятия.

Схема работы госпредприятий проста, как угол дома. Ты получаешь контроль над предприятием, которое тебе не принадлежит. Ты знаешь, что контроль этот временный, пока не сменилась власть. Вопрос: будешь ли ты думать о развитии предприятия? Станешь ли вкладывать в него свои мозги и ресурсы, если знаешь, что через полгода тебя отодвинут и результатов своего труда ты не увидишь?

Конечно же, нет. Не будешь ты ничего вкладывать. Наоборот, будешь доить ту старую, чаще всего, советскую еще, корову, пока она не протянет ноги. Тем более, если ты наемный менеджер, получающий зарплату по государственным тарифным сеткам.

И тысячи таких старых коров доятся по всей стране, а чиновники, за мзду немалую, расставляют на эти дохлятины своих людей. Конечно же, ни о каких новых технологиях управления и производства речь не идет. Предприятия чаще всего генерируют убытки: искусственные и просто от кривого менеджмента. Для управляющих это не главное. Свои миллионы они заработают на операционной деятельности: там сырье закупят втридорога за откаты, там оборудование, как трансформаторы у Константина Григоришина, а там готовую продукцию своим людям по заниженной цене продадут.

Для нас главное другое. Все убытки госпредприятий покрываются из госбюджета. Из наших с вами налогов. В 2014 г убытки составили 117 млрд гривен. Это ЧЕТВЕРТЬ доходов бюджета в 2015 году.

Госпредприятий быть не должно. Продавать, отдавать даром, дарить, разыгрывать в лотерею – но избавиться от этого хлама, который, как и всякая собственность, должен бы приносить доход, но генерирует только убытки и коррупцию.

Я не шучу, когда говорю отдать даром. Любая собственность, насколько бы ценной она не являлась и столько бы денег в нее не было бы вложено ранее, на текущем этапе характеризуется только тем экономическим эффектом, который она приносит.

Если огромный завод генерирует убытки, то не имеет никакого значения, сколько он стоит и как долго его строили. Значение имеет только то, что каждый день его нахождения в госсобственности приносит государству и его жителям не прибыль, а новые счета, которые нужно оплачивать. Большая ошибка надеяться, что убытки вдруг прекратятся и пойдет прибыль. Учитывая вышеизложенную схему работы госпредприятий, прибыль они не будут генерировать никогда.

Уповать на хорошие законы и жесткий контроль тоже бессмысленно. В Англии самые лучшие в мире законы, но правящий кабинет Маргарет Тэтчер в 80-х принял стратегическое решение расстаться с госсобственностью раз и навсегда. Англичане посчитали, что государственное управление никогда не будет таким успешным, как частное. Великобритания продавала убыточные шахты за 1 фунт стерлингов, и время показало, насколько эта стратегия была верной. Государство перестало играть в капиталиста, а сконцентрировалось на сборе налогов и сервисных функциях для бизнеса и граждан. Выиграли от этого все.

Сергей МарченкоСергей Марченко, директор по развитию Work.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter