ГлавнаяЭкономикаБизнес

Турбоатомный Сталинград

С каждой глобальной сменой власти тлеющий корпоративный конфликт вокруг «Турбоатома» становится для коммунистов Сталинградской битвой, которую они еще ни разу не выиграли, но оборону держат намертво. Не стал исключением и нынешний передел портфелей между представителями наспех сколоченной коалиции, по результатам которого коммунисты почувствовали себя более чем обиженными.

Турбоатомный Сталинград
Фото: www.protorgi.info

Публично недовольство озвучил депутат от КПУ Леонид Грач в эфире телеканала ТВі. «Тактическое участие Компартии в создании коалиции и правительства принесло нам мизерные результаты, которыми гордиться не приходится», – заявил он. И хотя дальше звучали традиционные лозунги о Таможенном союзе или статусе русского языка, недовольство имеет и материальную природу.

Возьмем, к примеру, Фонд госимущества, реваншистские телодвижения которого уже начал блокировать, как поговаривают, лично первый вице-премьер Андрей Петрович Клюев. В частности, в конце марта Клюев не дал провести отчетно-перевыборное собрание акционеров ОАО «Турбоатом», на котором планировалось заменить руководство предприятия: гибкого во всех отношениях Субботина на менеджера, лояльного к основному после государства акционеру (14% акций) – главе российской «Сварог Эссет Менеджмент» Константину Григоришину. Его уже много лет называют одним из ключевых финансистов КПУ.

Фото: vybory.org

Следует не столько объяснить, почему коммунисты так отчаянно цепляются за «Турбоатом», сколько озвучить цену вопроса. В 1980-х годах оборот предприятия составлял 200 млн. советских рублей, в 2009 году – около $800 млн. Можно ли больше? Отраслевики уверены, что да. В частности, в качестве примера приводится российский конкурент – «Силовые машины» – с годовым оборотом в $1,312 млрд. И дело не в том, что «Силовые машины» имеют под рукой масштабный российский рынок сбыта. Дело в мобильности. Частная российская компания (65% принадлежат Highstat Limited Алексея Мордашова и 25% – Siemens) легче аффилируется в совместные проекты с мировыми лидерами рынка и заказчиками. Пока в четверку этих лидеров входит и тяжеловесный украинский «Турбоатом». Но ключевое слово здесь именно «пока».

Сложно сказать, останется ли на своем посту Субботин, возглавляющий «Турбоатом» с 2007 года и переживший Кабмин как Тимошенко, так и Януковича. Если исходить из недавнего заявления Клюева о том, что государство должно ужесточить контроль и усилить роль в управлении госсобственностью, то вряд ли. По крайней мере, отраслевые аналитики остерегаются называть его менеджмент на предприятии-монополисте успешным. В то же время политическая конъюнктура свидетельствует об обратном. Одним из нынешних лоббистов Субботина наблюдатели считают его бывшего коллегу по Соцпартии Андрея Деркача, отличающегося особой политической гибкостью и даже не умением, а талантом вовремя менять цвета шарфиков, в которых выходит на публичные политические акции. И Деркача, который после краха СПУ в 2007 году шел в парламент уже по списку Партии регионов, и Субботина с Соцпартией теперь практически не ассоциируют. Последний на своей должности успешно пользовался одновременно поддержкой главы ФГИУ Валентины Семенюк, также охладевшей к социалистической идее, и окружения Ющенко. В частности, харьковского губернатора Арсена Авакова.

Фото: www.new-day.com.ua

Шансы у Деркача сохранить влияние на «Турбоатом» есть. Тем более что при разделе властного пирога он не получил ни одного портфеля в традиционных для его семьи местах – в силовых ведомствах, в Гостаможне или, тем более, в «Укрспецэкспорте». Между тем, бизнес Андрея Леонидовича (к слову, возглавлявшего одно время веселое объединение «В Европу вместе с Россией») завязан на внешние связи с определенной спецификой – использующие уникальные транзитные возможности Украины. И эту специфику он вполне может обеспечить через экспортно-ориентированный «Турбоатом».

Но если Андрея Деркача можно соблазнить другим экспортным предприятием или просто закрытым для внешнего контроля ведомством, то у Григоришина интерес к «Турбоатому» предметный. А именно – рынки сбыта. В российских энергетических кругах поговаривают, что среди прочих рынков Григоришин активно присматривается к проектам в среднеазиатских республиках. В частности, в Таджикистане и Киргизии. Здесь, несмотря на протест Узбекистана и Казахстана, а также на негативные рекомендации экспертов ООН, обсуждается возможность строительства каскада гидроэлектростанций на притоках Амударьи. Соседние страны волнуются, что новые ГЭС могут необратимо повлиять на водный баланс реки и, как следствие, всего региона. Россия, которая заняла выжидательную позицию, финансовое участие в проекте заморозила до выводов международных экспертов и согласования вопроса с сопредельными государствами, как того требует мировая практика. Однако Украина – не Россия, и, как утверждают источники в дипкорпусе Таджикистана, предложения от «Турбоатома» звучали на встречах по поводу достройки каскада ГЭС. Если строительство перейдет в активную фазу без согласования на широком международном экспертном уровне, возможен дипломатический скандал. С одной стороны, будет подставлена под удар репутация «Турбоатома», с другой – в случае торгового эмбарго Григоришин сможет получить неплохие дивиденды.

Фото: podrobnosti.ua

Так что чуткие к его интересам коммунисты будут воевать до последнего. К слову, военное положение они уже объявили – разговорами о возможном выходе из коалиции. Но к активным действиям еще не перешли. И просто по-человечески их понять можно – за 27 твердых в убеждениях коалициантов Компартия получила несколько утешительных призов, которыми и распоряжаться самостоятельно не сможет. При этом из финансистов КПУ удовлетворенными остались далеко не все. В то время как «бютовским» перебежчикам поголовно выделяют портфели и предприятия. Взять, к примеру, того же Давида Жванию, получившего за один свой голос плюс лояльного в перспективе Николая Мартыненко целый «Энергоатом» с 16 млрд. грн годового оборота. Обидно, да…

ЛБ Справка

ОАО «Турбоатом» специализируется на производстве турбин для тепловых и атомных электростанций, гидравлических турбин для гидроэлектростанций и гидроаккумулирующих электростанций, газовых турбин для тепловых электростанций, парогазового и другого энергетического оборудования. В 2009 году предприятие отгрузило готовой продукции на 723,8 млн. грн. 2009 год «Турбоатом» закончил с чистой прибылью 125,74 млн. грн.

75,22% акций «Турбоатома» принадлежит государству и управляется Фондом государственного имущества. В 2006–2007 годах была предпринята попытка включить предприятие в концерн «Укратомпром», который находился в сфере управления Минтопэнерго. Но попытка была заблокирована со стороны Министерства промышленной политики. Впоследствии сам «Укратомпром» был ликвидирован.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter