ГлавнаяКультура

Мартовские иды: Одесский облсовет против украинской культуры

Сегодня Одесский областной совет не утвердил победителя конкурса на пост директора Одесского художественного музея, художника Александра Ройтбурда. “За” проголосовало только 28 депутатов (в основном, из фракции “Солидарность”), против - 22 (в основном, из “Оппозиционного блока”), не голосовали - 34 (большая часть не голосовавших - из фракций “Доверяй делам” и “Батькивщина”).

Финалу эпопеи с назначением художника в крупнейший музей в Одессе и области предшествовало несколько недель информационной кампании, направленной на дискредитацию Ройтбурда, нагнетание недоверия к нему и повышение градуса абсурдности. Все это делает ситуацию вокруг Ройтбурда и Одесского худмузея не просто знаковой, а определяющей для культурной жизни страны.

Как проходило обсуждение в облсовете

Обсуждение вопроса о назначении Ройтбурда - с 2:22:00

Перед голосованием слово взяли несколько депутатов, половина из которых выступила в поддержку Александра Ройтбурда, половина - против.

Депутат облсовета Виталий Саутенков (представляющий, к слову, “Оппозиционный блок”, политсилу, никогда не отличавшуюся вниманием к вопросам культуры), неоднократно высказывавшийся против художника, в своем выступлении в облсовете (он, к слову, единственный из шести выступавших, кто вещал не с места, а вышел на трибуну), в манипулятивном ключе сослался на “экспертизу” несуществующей картины Ройтбурда (о ней - чуть ниже); тот факт, что Ройтбурд в постах в фейсбуке называет Одессу “пгт”, обращения музейщиков и деятелей культуры со всей страны в поддержку Ройтбурда (“почему они нам указывают, что нам делать?”) и его собственный эстетический вкус (“вы бы показали детям такие картины?”).

"Пусть он восемь раз будет гением, пускай выступает где угодно. Но пускай творит как художник, не надо его выпячивать и ставить во главе нашего музея. Я хочу каждого попросить из вас, кто будет голосовать за него, чтобы вы поняли, что об этом будут знать ваши избиратели. Я призываю коллег проголосовать против", - заявил депутат.

Александр Остапенко и Мария Гайдар из фракции “Солидарность” выступили в поддержку Ройтбурда. Они напирали на то, что никто из присутствующих не является экспертом в современном искусстве и не может оценивать работы художника, а также поддавать сомнению решение экспертной комиссии на конкурсе. Никто не говорил о том, что с просьбой назначить художника на пост обратились профессиональные музейщики Украины, художники, культурные менеджеры и даже министр культуры (подписавшись под письмом, не отдельно). Никто не апеллировал к опыту Ройтбурда в сфере культурного менеджмента.

Глава Одесской ОГА Максим Степанов, который тоже выступал по время заседания, напомнил, что прошел конкурс и у него есть победитель, и на то, что художник представил на нем свою программу. Он также заявил, что информационная кампания против Ройтбурда "не имеет ничего общего со здравым смыслом".

"Я не услышал никакой аргументированной критики программы Ройтбурда. Вам не нравится, что он сказал и что он нарисовал. Но это не касается его менеджерских качеств, - добавил Степанов. - Одесскому художественному музею нужен менеджер, а Александр Ройтбурд - менеджер с мировым именем. Я хочу одного, чтобы Одесса действительно сохраняла культурное наследие, а не просто говорила об этом, и убедительно прошу поддержать кандидатуру Ройтбурда. Нашему музею нужен менеджер, который в состоянии вывести музей на новый уровень и позволит делать успешные экспозиции".

Максим Степанов
Максим Степанов

Впрочем, сложно сказать, могла ли риторика повлиять на решение депутатов облсовета. Наверное, даже если бы сам Сократ явился в зал и препарировал мнение каждого противника назначения Ройтбурда как построенное на ложных предпосылках, ничего бы не изменилось. Часть депутатов просто решила не голосовать в этом важном для Одессы и области вопросе, заняв удобную позицию “ни вашим, ни нашим”. Кажется очевидным, что неназначение Ройтбурда - это не часть культурной политики Одессы и области (есть ли она вообще и оформлена ли как документ - вопрос отдельный), а результат чьей-то прихоти, вылившейся в информационную кампанию против художника.

Что дальше?

В комментарии LB.ua Александр Ройтбурд сказал, что еще рано говорить об оспаривании решения облсовета в суде: согласно ст.21 закона “Про культуру”, победителя конкурса назначает руководитель органа управления. В случае Одесского художественного музея это глава Одесского облсовета Анатолий Урбанский (который голосовал за утверждение Ройтбурда в должности директора). При этом назначение должно происходить “не позднее двух месяцев со дня объявления конкурса” - прошло уже больше трех.

Ситуация, когда директора профильной институции утверждают на сессии областного совета, свидетельствует о политической незрелости власти на местах. Областной совет мог бы делегировать это полномочие госадминистрации, которая и занялась бы заключениями контрактов с победителями конкурсов, проведенных согласно закону, но в случае Одесской области совет этого не делает. На рассмотрение Верховной Рады, к слову, уже внесены правки к закону о местном самоуправлении, в которых предлагается изъять из полномочий облсоветов утверждение директоров институций культуры (законопроект №6768). Когда правки будут приняты, новых директоров музеев или театров, которые находятся в ведении областных органов управления, будет назначать глава облсовета или ОГА. Исправления вносит народный депутат Ирина Подоляк, автор нормы о конкурсных назначениях, позволяющей назначать директоров музеев и театров не в ручном режиме, а через прозрачную конкурсную процедуру.

Ирина Подоляк
Фото: Макс Требухов
Ирина Подоляк

К конкурсам на пост директоров музеев за время их существования (около двух лет) накопилось много вопросов, касающихся как процедуры, так и качества экспертных комиссий, которые принимают решение о победителях. В том же законопроекте №6768 в закон “О культуре” вносятся изменения, предлагающие делегировать членов конкурсных комиссий не от всех подряд общественных организаций, а только от профильных, работающих в сфере культуры, а что касается процедуры, то любой алгоритм нуждается в “обкатке”, что мы и наблюдаем на множестве разных конкурсов. Но ни одна из этих претензий не отменяет того, что назначение директоров культурных институций должно проходить по прозрачным правилам, а не по правилам, устанавливаемым одним депутатом или их группой, согласно собственным интересам или вкусам.

Депутат Саутенков так и сказал на заседании: “Мы должны исправить ошибку, допущенную в результате конкурса”. Другими словами: зачем проводить конкурсы, если депутаты областных советов и так могут разобраться, что нужно, а что не нужно музеям? Особенно музеям, где протекает крыша и картины Серебряковой, Кандинского и Рериха подвергаются опасности из-за несоблюдения музеем условий их хранения и экспонирования?

Частная “экспертиза” несуществующей картины

Как стало известно LB.ua, Александр Ройтбурд собирается обращаться в суд - но не по поводу голосования в облсовете, а из-за “экспертизы”, которая вполне могла повлиять на результат этого голосования.

В преддверии заседания облсовета 14 марта был обнародован документ, авторы которого выдали его за результат профессиональной экспертизы, а в день голосования его разложили на столы всех депутатов Одесского облсовета. Реставратор масляной и станковой живописи первой категории из Одесского музея восточного и западного искусства Ольга Куцан якобы провела экспертизу картины Александра Ройтбурда “Молитва” (указанное в документе время создания - “нач. 90 гг ХХ века”, размер 240х150) и заключила, что при создании полотна были использованы “человеческие экскременты”.

Руководство музея восточного и западного искусства открестилось от документа: в письме к начальнице управления культуры Одесской ОГА Елене Олейник утверждается, что в период с начала 2016-го по март 2018 указанная картина Ройтбурда на экспертизу в музей не приходила, а Ольге Куцан сделали выговор за использование официального бланка музея в личных целях. Сама же Куцан в письме директору своего музея подтверждает, что провела “экспертизу” в “частном порядке”.

Александр Ройтбурд на своей странице в фейсбуке пишет, что “экспертизу” провели по картине, которую он никогда не писал. Нам художник рассказал, что “экспертиза” “явилась последней каплей” и что он хочет найти ее заказчиков и подать в суд на ее авторов. “Это фальшивка, которую разложили на столы каждого депутата перед началом заседания. Форма экспертизы регламентирована законодательством Украины, в этом же “документе” нарушены формальные требования, тем самым ее авторы подводят себя под уголовную статью (подделка документов), - добавляет Ройтбурд. - То, что эта “экспертиза” должна привести к профессиональной дисквалификации ее автора, - совершенно очевидно. Я буду также добавиться дисквалификации искусствоведа Владимира Островского, который эту ложь распространял”.

Что предлагал Александр Ройтбурд для музея

Идя на конкурс, художник, согласно закону, подготовил программу развития Одесского художественного музея, который, к слову, находится в очень плохом состоянии. В программе у Ройтбурда - ремонт, реэкспозиция, образовательные программы, налаживание сотрудничества с другими музеями Украины и многое другое.

LB.ua публикует эту программу:

Что все это значит

Ситуация, сложившаяся вокруг Александра Ройтбурда и Одесского художественного музея, - возмутительна и не просто свидетельствует, а кричит о кризисе в украинской гуманитарной среде.

Возмущение вызывают пещерные методы манипуляции, которые применяются теми, кто, по каким-то неизвестным причинам не хочет, чтобы художник возглавил музей. Все эти “экспертизы”, протесты с плакатами с зачеркнутыми пенисами, аргументы в стиле “мы тут в Одессе сами без вас разберемся” - настолько абсурдны, что не вызывают ничего, кроме смеха. Грустно становится тогда, когда подобная риторика побеждает и становится мэйнстримом политики в большом и претендующем на звание одного из культурных центров страны городе.

Как это всегда бывает с конфликтными кейсами в украинской культуре - выселением архива из здания на территории “Софии Киевской”, ситуацией вокруг Театра на Подоле, закрытием Гогольфеста, ручным разделением бюджета на кино между Госкино и Минкультом и т.д., - кейс с Ройтбурдом и одесским музеем рассказывает сразу кучу историй. Историю об абсолютной гуманитарной безграмотности чиновников на местах, об их самодурстве и уверенности в том, что они знают, как правильно, а остальные - профессионалы они, или нет, неважно - не указ. Историю о том, что в Украине может существовать музей (и наверняка ведь не один), где в одном из залов протекает крыша и на полу стоят ведра, собирающие воду и повышающие уровень влаги в помещении, но никто не несет за порчу картин никакой ответственности - ни бывшее руководство музея, доведшее его до такого состояния, ни местные власти, никто. Историю о том, что можно быть влиятельным художником, чьи картины находятся в коллекциях мировых музеев, с опытом менеджмента серьезных институций, но если ты не нравишься кому-то, у кого есть доступ к рычагу власти, ты не станешь директором музея, даже если выиграешь законный конкурс. Историю, в конце концов, о том, что можно запросто дискредитировать институцию экспертной оценки, если сильно захочется.

Александр Ройтбурд
Фото: Макс Левин
Александр Ройтбурд

Кризис компетенций - одна из основных проблем в украинской культуре. “Когда объявляется конкурс на главу какого-нибудь национального музея или театра - в стране начинается катастрофа национального же масштаба - некому подавать свои кандидатуры”. Это преувеличенное утверждение уже стало не просто сигналом о помощи, это - свидетельство институциональной беспомощности. В Украине очень мало людей, которые могут заниматься менеджментом в культуре. Особенно, если эта культура находится в ведении государства (справиться с бюрократией и вникнуть в чиновничьи алгоритмы работы, с советских времен мутировавших и усложнивших свою структуру как существа из фильма “Аннигиляция”, может далеко не каждый). Не все смельчаки, кто бросается в этот омут, выдерживают - череда увольнений директоров и руководителей из новосозданных и старых институций, занимающихся вопросами культуры, говорит сама за себя. После кейса Ройтбурда и подаваться никто не будет: зачем идти спасать музей и тратить свое время и здоровье, если может оказаться, что ты кому-то не нравишься и за твою инициативу тебя смешают с грязью? Максима советского человека “Не высовывайся” нынче вполне может быть дополнена фразой “Мы сами все решим”, которую произнесет депутат областного совета, представляющий нерукоподаваемую политическую силу, чьи основатели не в последнюю очередь являются причиной ситуации в которой Украина сейчас находится, - в сфере культуры в том числе.

Краткосрочная память? Долгосрочное планирование? Нет, не слышали. Кому не нравится, может пойти затариться ведрами для следующих музеев. С такой культурной политикой они нам точно пригодятся.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook, Twitter и Telegram