ГлавнаяКультура

Как выживают 6 негосударственных инициатив в сфере музыки

Материал «Музыкальная консервация: как работают национальные оркестры и коллективы» вызвал дискуссию вокруг перечисленных в ней коллективов, связанную, главным образом, с обнародованием размеров их годовых бюджетов.

В этом тексте мы хотим обратить внимание на то, как функционируют частные коллективы или инициативы в сфере академической музыки, зачастую не имеющие не только постоянного финансирования, но и репетиционной базы. Выяснилось, что порой они могут только позавидовать финансированию и условиям работы национальных коллективов. Чтобы узнать, как они выживают без государственной поддержки, мы задали их руководителям несколько вопросов:

  1. Как и почему возникла необходимость создания вашего коллектива/организации?
  2. Как вы решаете вопрос с помещением для репетиций? Есть ли у вас постоянная база?
  3. Где проходят ваши концерты? Как ищете залы?
  4. Есть ли у вас опыт сотрудничества с государственными организациями, обладающими, фактически, монополией на концертные залы? Если да, то с какими трудностями вы при этом столкнулись?
  5. Репертуарная политика вашего коллектива/организации. Какие концерты привлекли наибольшее внимание аудитории? Как находите баланс между личными предпочтениями и вкусами публики?
  6. Сколько концертов в сезон вы даете и сколько оригинальных программ/проектов в сезон предлагаете?
  7. Какое место в программах этого сезона занимает украинская музыка (в том числе и в приблизительном процентном соотношении). Сотрудничаете ли вы с отечественными композиторами? Если да, то что приносит это сотрудничество? Если нет, то почему?
  8. Какие ресурсы вы используете при продвижении концерта? Что входит в рекламную кампанию ваших мероприятий?
  9. Опишите минимальный объём государственной поддержки (в том числе ресурсной), который помог бы вам функционировать.

От редакции: Не все частные инициативы или коллективы готовы обнародовать свои бюджеты, поэтому мы исключили этот вопрос из нашего опросника, чтобы не ставить кого-то из респондентов в неравное положение относительно других коллег. Впрочем, остальные вопросы (и ответы), как нам кажется, красочно свидетельствуют о том, как выживают герои нашей публикации.

Любовь Морозова Любовь Морозова , Музыкальный критик, журналист

Илья Разумейко и Роман Григорив, "NOVA OPERA"

Опера-реквием ЙОВ
Фото: Facebook/NOVA OPERA/Nadia Belik/Porto Franco Gogol Fest
Опера-реквием ЙОВ

1. "Nova Opera" родилась на Гогольфесте: тут совпала любовь Влада Троицкого к масштабным музыкальным перформансам и определенная пустота в жанре современного музыкального театра. Что касается нас двоих как композиторов, то для нас проект стал прекрасной альтернативной площадкой.

2. Репетиции первой оперы "Кориолан" проходили в театре "ДАХ". В сезоне 2015/2016 ("ЙОВ", "непрОсті", "Вавилон") нашим репетиционным домом стало помещение Союза композиторов (благодаря нашему педагогу Анне Гаврилец) – фактически за три года существования это можно назвать единственной условной господдержкой коллектива.

3. Если говорить об Украине: предпремьера на Гогольфесте, премьера во дворце культуры КПИ и выступления в Ивано-Франковске, где у нас с есть фестиваль "PORTO FRANKO". Все остальное – зарубежные гастроли.

4. Надеемся на сотрудничество в плане предоставления зала с Национальной оперой в октябре. В филармонию и академические театры еще не обращались, однако трудно представить, что кто-то из них пустит к себе спектакль, на афише которого будет фамилия Влада Троицкого.

5. Мы называемся "Нова Опера" – исходя из этого наша задача такая: создание новых проектов в жанре современного музыкального театра, на стыке академической и импровизационной музыки с альтернативным театром и перформансом. Самым условно "громким" выступлением в Украине (по заполненности зала, реакции медиа и т.д.) была вторая премьера оперы-реквиема "Йов" во дворце КПИ. Если говорить о зарубежных гастролях, знаковой для нас стала польская премьера оперы-цирк "Вавилон", где "Нова Опера" открыла большую оперную сцену фестиваля в Люблине, который проводил всемирно известный театральный центр в Гардженицах.

Опера-цирк ВАВИЛОН
Фото: Макс Требухов
Опера-цирк ВАВИЛОН

В календарном сезоне 2016 года в Украине произошло фактически четыре премьеры современных опер (одна из них – "Лимб" Стефано Джервазони, и три наших проекта: опера-реквием, опера-цирк, сонОпера).

Если говорить в общем о двух театральных сезонах (2015/2016 и 2016/2017), то вместе с запланированными это около тридцати событий. Но для нас тут важнее качество, а не количество: кроме отечественных сцен (Киев, Ивано-Франковск, Харьков), в этом списке есть премьеры "Йова" в датских церквях и в легендарном театре Шекспира в Гданьске, будущие выступление в Венской филармонии, Македонском оперном театре, на фестивале "PROTOTYPE" в Нью-Йорке и т.д. – то есть в местах, где украинская музыка никогда еще не звучала в подобном масштабе и контексте.

Мы не репертуарный театр. У нас отсутствует помещение и государственное финансирование. Возможно, именно это заставляет нас делать продукт иного качества и развиваться в плане гастролей, иначе мы просто не выживем.

7. Наш проект 100% made in Ukraine: у нас украинские композиторы, певцы, музыканты, режиссер и дирижер, в сонОпере "непрОстые" мы озвучили гениальный роман Тараса Прохасько (он, кстати, тоже находится за пределами союзов писателей, Шеченковских премий и т.д.)

Но мы не педалируем украинский момент. К примеру, наш оперно/ораториальный "Йов" построен таким образом, что для зарубежных гастролей мы привлекаем актеров, которые читают библейский текст на языке страны, где мы оперу исполняем: так она уже прозвучала на польском и датском языках, не за горами немецкоязычная премьера (в Венской филармонии, с голосом легендарной австрийской актрисы Анн Беннет), исполнение на македонском, английском и т.д.

Запланированная на следующий сезон польская премьера сонОперы "непрОстые" также будет на польском языке: именно это позволяет нам обращаться к широкой европейской аудитории, выходя далеко за рамки "продукта для диаспоры".

СонОпера НепрОсті
Фото: hromadske.ua
СонОпера НепрОсті

8. Мы сами практически являемся маркетологами нашего продукта. Фейсбук работает, но чтобы заполнить большой зал, этого бывает недостаточно. В современном мире важную роль играет видеоконтент. Мы стараемся ключевые премьеры снимать в хорошем качестве (благо, что в Киеве в этом помогают такие энтузиасты как beTV), и монтировать из них видеоролики. В будущем планируем также записать винил с фрагментами из наших спектаклей.

9. Конечно, мы думаем о собственном оперном зале в Киеве, который мог бы стать нашим домом. К примеру, этим летом мы в лице нашего менеджера Андрея Кошмана участвовали в конкурсе на замещение дирекции "Малой оперы" на Лукьяновке, предложили двадцатилетнюю концепцию развития, которая включала в себя полную реставрацию и модернизацию здания, привлечение частных инвесторов и фондов Европейского союза, создание международного оперного фестиваля и центра современной музыки. Однако там остался старый директор, а мы так и не смогли реализовать многолетние мечты Евгении Семеновны Мирошниченко о том, чтобы в "Малой опере" появилась собственно опера. Возможно, когда-то мы и заработаем на свой "Байройт" (оперный театр в баварском городе – прим.), но, тем не менее, очень слабо верится в то, что нашим современным королем Людвигом станет государство Украина.

Альберт Сапрыкин, Kyiv Contemporary Music Days

Альберт Сапрыкин
Фото: collegiummusicum.com.ua
Альберт Сапрыкин

1. Существует целый пласт музыки, написанной преимущественно западноевропейскими композиторами в период от послевоенного времени до сегодняшнего дня, значимость которой в 2017 году неоспорима, и она, тем не менее, звучит совершенно не в том объеме, количестве и качестве, которого заслуживает столица Украины и аудитория Киева. Особенно это касается музыки оркестровой.

Мы это восприняли как вызов и взялись исправлять ситуацию.

Самый яркий и классный пример — скрипичный концерт венгерского композитора Дьёрдя Лигети, премьеру которого мы осуществили в стенах "Мистецького Арсенала" в 2016 году для огромной аудитории в 600 человек.

Если говорить об образовательной составляющей KCMD, тут мы прикладываем все усилия к тому, чтобы в Украине органично сформировалась композиторская школа, представители которой через 40-50 лет звучали бы наравне со своими коллегами из любых других стран.

Наша главная цель, наша "мéта-мета́" (только по-украински это звучит так красиво): сделать Киев столицей современной академической музыки в Восточной Европе.

Как бы фантастично ни звучала эта формулировка, мы видим все необходимые предпосылки для реализации нашей цели: украинские музыканты объективно высокого уровня, культурный менеджмент, уровень которого растет с каждым днем, интерес к Украине в международном академическом музыкальном сообществе, и, last but not least, публика, которая впечатляет своим количеством и качеством.

Репетиция скрипичного концерта Дьёрдя Лигети в Мистецьком Арсенале
Фото: Facebook/Kyiv Contemporary Music Days
Репетиция скрипичного концерта Дьёрдя Лигети в Мистецьком Арсенале

Я не могу не отметить поражающее своими масштабами волонтерское движение в Украине. У нас волонтеров на каждом проекте от 20 до 70 человек: это студенты совершенно разных вузов, не имеющие отношения к музыке.

2. Поскольку KCMD не является музыкальным коллективом, вопрос с помещением для репетиций у нас возникает только в тех случаях, когда нужно организовать концерт с оркестром, состоящим из 20-40 музыкантов. До сегодняшнего дня коллективы, с которыми мы сотрудничали, решали этот вопрос самостоятельно, без нашей помощи. Однако наши планы, связанные с концертами оркестровой музыки, подводят лицом к лицу к проблеме поиска репетиционной базы для, к примеру, оркестра Armonia Ludus.

Наличие репетиционной базы позволит нам давать концерты хотя бы раз в квартал и, что не менее важно - позволит оркестру как творческой единице неустанно повышать свой уровень.

3. В Киеве наши концерты проходят в НКММК "Мистецький Арсенал", залах Goethe-Institut и Art Ukraine Gallery, Мастер-Класса, на платформе культурных инициатив "Изоляция". Бывали события в Шоколадном Доме, в концертном зале НСКУ, НАОМА, в малом зале НМАУ и, неожиданно, в "Хармсе". Во Львове – в филармонии и центре "Слово і Голос".

Концерт фестиваля в Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского
Фото: Facebook/Kyiv Contemporary Music Days
Концерт фестиваля в Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского

4. Если говорить о системных проблемах, которые мы наблюдаем — это наличие кадров советского типа с советским же типом мышления: "мы не знаем, сможем ли мы предоставить вам зал, поскольку у нас там может что-то произойти. Когда такие сведения у нас будут — тоже не знаем. И это, конечно, за деньги". Но гораздо чаще, как ни странно, оказывают содействие и идут навстречу.

Порой трудности возникают в связи со страхом руководства организовывать концерты современной академической музыки — мол, не придут, не будут слушать (что неправда). К счастью, мы концерты в таких организациях пока не давали.

Сегодня бросается в глаза вопиющее несоответствие уровня руководителей относительно большого количества государственных организаций уровню киевской публики. Публика их переросла.

5. На наших концертах звучит музыка второй половины XX века и до наших дней. Это то, что интересно, в первую очередь, нам. Баланс между вкусом личным и вкусом публики нам, к счастью, искать не приходится: они у нас совпадают.

По поводу вкуса публики: мы глубоко уверены, что главное – завлечь публику на один концерт. "Достаточно одной таблетки".

Композитор и виолончелист Томаш Скверес на фестивале КСМD в Киеве, 2015 г
Фото: Kyiv Contemporary Music Days
Композитор и виолончелист Томаш Скверес на фестивале КСМD в Киеве, 2015 г

6. На первом фестивале KCMD, 11-21 декабря 2015 года, у нас состоялся 1 концерт с оркестром, 9 концертов камерной музыки, 7 лекций-воркшопов. В 2016 году в рамках двух фестивалей состоялся концерт с оркестром, концерт электроакустической музыки, 10 концертов камерной музыки, 5 дней международных мастер-классов и 6 лекций. В 2017 году – серия из 10 ежемесячных концертов камерной музыки, 6 лекций на протяжении всего года, 6 лекций и мастер-классов в рамках "Арсенала Идей", неделя международных мастер-классов электроакустической музыки, концерт хоровой музыки, серия интервью с ведущими европейскими композиторами и т.д.

Мы недавно посчитали: на наших концертах впервые в Украине прозвучало чуть более ста произведений.

7. Украинская музыка занимает в нашем репертуаре менее 10%.

Причина заключается в том, что музыка современных украинских композиторов достаточно широко представлена на ныне существующих, в том числе и финансируемых из бюджета, фестивалях. Нам же хотелось привнести в стены киевских концертных залов ту музыку, которая сегодня звучит в стенах западноевропейских концертных залов. Часто это реализуется силами музыкантов, которые, собственно, в этих залах её и исполняют.

Фото: Facebook/Kyiv Contemporary Music Days

Тем не менее, мы посвящаем свои активности и молодым украинским композиторам: был опыт организации call for scores, который подтолкнул наших молодых соотечественников к созданию новых произведений, были организованы мастер-классы, на которых приняли участие в том числе и молодые украинские композиторы.

8. Мы основательно подходим к вопросу взаимоотношений с четвертой властью. PR-стратегия — наше всё.

В этом мне видится отличие нашего подхода от подхода традиционных концертных залов: недостаточно просто разместить информацию о концерте на афише. Нам хватает настойчивости в продвижении мероприятий, так как верим: предлагаемое нами — вещь стоящая.

9. Государственные учреждения нам уже оказывают помощь— к примеру, Малая академия наук Украины. Союз композиторов в самом начале пути помогал нам с официальными документами и по сей день предоставляет помещение для еженедельных встреч команды.

В долгосрочной перспективе в Киеве должен возникнуть современный музыкальный хаб. Если позволите, Kyiv Music Centre, имеющий в своем распоряжении концертный зал, в котором могли бы ставиться как камерные концерты, так и масштабные дорогостоящие проекты, студию звукозаписи, библиотеку, помещения для лекций и мастер-классов, помещения, которые на конкурсных основаниях предоставлялись бы молодым большим и малым ансамблям для репетиций, концертов и сотрудничества с современными композиторами.

Людмила Шорошева, ШARAVARABAND

Людмила Шорошева
Фото: Facebook/Lyudmila Shorosheva
Людмила Шорошева

1. Наш коллектив був створений у 2009 році скрипалем Святославом Кондратівим. На той час він працював в Національному оркестрі народних інструментів (НАОНІ) і відчував потребу у створенні оригінального репертуару для такого складу, який би відповідав часові та потребам сучасного слухача. В межах НАОНІ такого досягти не вдавалося, тому Святослав зібрав свою команду однодумців і назвав свій колектив оркестром "Крещендо".

За 5 років для оркестру "Крещендо" Святославом було створено більше 150 оригінальних аранжувань творів композиторів світової та української класики, власних обробок народних пісень, а також авторські композиції. Оркестр двічі брав участь у фестивалі "Дні української культури" в Щецині (Польща) ( 2011, 2013 рр). Я особисто до оркестру приєдналась у 2012 році, і тоді ми вже почали планувати власні гастролі містами західної України. І це було дуже непросто. Ми двічі були в Івано-Франківську, Чернівцях, тричі – в Коломиї. Публіка після кожного концерту аплодувала нам стоячи.

Не дивлячись на, здавалося б, успішне просування такого проекту як оркестр "Крещендо", ми мусили прийняти рішення провести ребрединг – колектив тепер має назву оркестр ШАРАВАРАБЕНД – та змінити загальний концепт колективу. Ми оновили репертуар. Тепер граємо тільки українську музику, але з використанням сучасних ритмів, стилів та гармоній.

2. Ми платимо за всі приміщення – в тому числі за репетиційні. Постійної бази немає. Хоча якщо взяти той же оркестр НАОНІ, то приміщення, яке надає йому держава, зайняте для репетицій оркестру лише з 10 ранку до 14. То чому б не надати це приміщення з 14 години для інших колективів, в тому числі й недержавних? Аналогічна ситуація з приміщеннями хору ім. Верьовки, ансамблю танцю ім. Вірського, хорової капели "Думка", капели бандуристів ім. Майбороди.

Концерт ШARAVARABAND
Фото: Facebook/Daria Kovtun
Концерт ШARAVARABAND

3. Концерти відбуваються ситуативно, коли назбираємо грошей (якщо плануємо зробити концерт по квиткам), або коли запросять на гарантію (День міста, фестиваль, приват, тощо). Залів немає чого шукати, бо їх зовсім мало. В Києві це Будинок актора, Будинок офіцерів. В регіонах – філармонії або театри.

4. В нас є досвід роботи з муніципальними філармоніями. Труднощі в неадекватній вартості оренди. У відсутності менеджменту, у небажанні в принципі щось робити на місцях.

5. Спочатку в нашому репертуарі була світова та українська класика, потім класика в стилі кросовер (сучасне поєднання класичних творів з новими ритмами та гармоніями) потім українська авторська музика в стилі етноджаз. Принципово не грали програми складені з поп- чи рок-хітів. Вважаємо це примітивним.

На кожну програму був свій слухач, проблеми виключно в недостачі коштів на рекламу, промо, PR.

Концерт Sharavaraband в Пирогово, 2015
Фото: Facebook/Sharavaraband
Концерт Sharavaraband в Пирогово, 2015

6. За роки існування колективу було створено близько 10 програм (більше 150 творів). Такого поняття як "сезон" у нас не може бути в принципі, бо це для нас великі кошти.

7. У проекту оркестр "Крещендо" приблизно 50% – це українська авторська музика та нові аранжування українських пісень та мелодій. Проект Шараварабенд – 100% українська та авторська музика.

8. Виходимо на газети, інтернет-ресурси, залучаємо по можливості TV та радіо (щоправда, здебільшого це державні телерадіокомпанії, які мало впливають на просування). Взагалі, просувати український продукт в Україні та й в Києві, зокрема, як не парадоксально, не легко. Розкручені інтернет-ресурси навіть не розглядають наші пропозиції, бо бояться втратити свою популярність. З потужними ТV каналами ситуація така сама, на жаль. То ж мусимо використовувати соціальні мережі як найактивніший та найпотужніший двигун нашого проекту. А так, використовуємо все, на що вистачає грошей: зовнішня реклама (афіші, сітілайти), фейсбук, метролайти (Київ).

9. Щодо державної підтримки – за 1 мільйон гривень в рік ми змогли б утримувати оркестр народних інструментів з 30 музикантів, робити 4 нові програми в сезон. Перша програма – авторська українська інструментальна музика в стилі етноджаз. Друга програма – музика українських сучасних композиторів (Скорик, Станкович, Сильвестров, Зубицький, Алмаші, Шимко та ін.). Третя программа (за участю запрошених солістів) – обробки українських народних пісень від Лятошинського, Кос-Анатольського, Вербицького, Леонтовича до сучасних джазових обробок. Четверта программа – музика в стилі кросовер (обробки світової класики в сучасних ритмах та гармоніях).

Евгений Крывин, Svitlo Concert и "Виртуозы Киева"

Евгений Крывин
Фото: talktome.com.ua
Евгений Крывин

1. Наше многолетнее сотрудничество с музыкантами и дирижером Дмитрием Яблонским переросло в создание оркестра "Виртуозы Киева", так как совпадали цели и было комфортно работать вместе.

2. Для репетиций мы арендуем помещение.

3. Наши концерты проходят в Доме кино, Театре им. И. Франко, Ботаническом Саду им. Гришко. Залы ищем, исходя из потребностей под каждый конкретный проект.

4. Есть очень положительный опыт работы с государственными организациями, в которых мы выступаем. Но они, скорее, исключение из правил. Часто можно столкнуться с ситуацией, когда чиновники никак не заинтересованы в сотрудничестве, потому что их зарплата не зависит от финансовых показателей той организации, в которой они работают.

В Европе ситуация кардинально противоположная. Если вы зайдете в любой зал, например, в Риге, просто с улицы, с вероятностью 90% вы найдете там человека, который вам все расскажет о зале, предоставит прайсы и с удовольствием будет с вами сотрудничать. В случае Украины все наоборот.

Виртуозы Киева дают концерт в ботаническом саду в Киеве
Фото: Startup Ukraine
Виртуозы Киева дают концерт в ботаническом саду в Киеве

5. Обычно все наши мероприятия не остаются без внимания. Зачастую зрители доверяют нашему вкусу. Всегда выбираем репертуар из личных предпочтений и пытаемся поделиться самым лучшим с публикой.

6. Ежемесячно у нас проходит 6-8 концертов. Каждый сезон мы выпускаем 10-15 новых программ.

7. К сожалению, пока в репертуаре "Виртуозов Киева" мало пьес украинских композиторов, но в ближайшее время надеемся выпускать полноценные программы, посвященные украинским авторам.

8. Мы используем все возможные рекламные ресурсы, доступные сегодня. Каждая отдельная программа имеет свой набор рекламных каналов.

9. 5 млн грн. в год нам было бы достаточно, чтобы делать много качественных хороших концертов, интересных всем, с билетами, доступными всем. Также нам бы помогло предоставление государством концертного зала для выступлений, хотя бы шесть дней в месяц по выходным.

Ольга Приходько, Alter Ratio

Ольга Приходько
Фото: Facebook/Olga Prykhodko
Ольга Приходько

1. Причина создания ансамбля Alter Ratio очень проста: хотелось слышать и исполнять любимую музыку. На момент создания (2010) и до сегодняшнего дня вокальный ансамбль Alter Ratio остается практически единственным коллективом в Украине, который исполняет и продвигает вокальную, ансамблевую и хоровую академическую музыку ХХ и ХХI вв. Ансамбль старается донести до украинского слушателя музыку тех авторов, которые поменяли ход истории; помочь современному слушателю встретиться с современной ему музыкой.

Другим, не менее важным направлением деятельности ансамбля является сотрудничество с ныне живущими композиторами. Как украинскими, так и европейскими.

2. Зачастую нашей базой (непостоянной) становится помещение основного рабочего места руководителя или одного из певцов. По личной договоренности с руководством. В данный момент, уже второй год, нам дает возможность репетировать в своем помещении Институт религиозных наук Фомы Аквинского.

3. Практически все наши концерты становятся частью фестивальных программ. Часто выступления коллектива проходят в рамках концерта других коллективов или солистов. Поэтому на данный момент мы выступали во всех концертных залах, в которых возможны концерты академической музыки. В случае нефестивальных концертов ищу помещения, в которых арендная плата символическая либо вообще отсутствует: храмы, костелы, и т.д.

Выступление ансамбля Alter Ratio и New Era Orchestra
Фото: dofa.fund
Выступление ансамбля Alter Ratio и New Era Orchestra

4. Да, опыт сотрудничества с государством есть, на фестивалях. Для артистов "с улицы" в подобных помещениях проблема всегда одна – ничего нельзя трогать: воспользоваться техническими возможностями зала часто невозможно (свет, звук, инструменты, гримерки и т.п.). Но больше всего впечатляет хамское отношение со стороны рабочего персонала концертного зала.

5. Наш репертуар: музыка композиторов ХХ-ХХI вв. Европы, Америки, Украины. Думаю, в нашем случае стоит говорить не о вкусах публики, а об умении ее завоевать и увлечь своими личными музыкальными предпочтениями. Очень важно правильное понимание новой музыки, а также качественное и вовлеченное ее исполнение. Только при таких условиях возможен контакт с публикой. Зачастую большинство слушателей именно на наших концертах впервые слышит те или иные произведения, поэтому нельзя сказать, что у них развит вкус к этой музыке.

Не для каждого слушателя подобная встреча становится "любовью с первого взгляда", но точно оставляет сильное впечатление.

Ольга Приходько и Alter Ratio
Фото: Facebook/Vocal ensemble Alter Ratio
Ольга Приходько и Alter Ratio

6. Мы даем 5-6 концертов в год. У меня есть свой подход к составлению программ, который стал правилом: каждая новая программа оригинальна. За редкими исключениями мы не повторяем одну и тут же программу дважды.

7. Половина концертных программ составлена из произведений украинских современных композиторов. Сотрудничество с украинскими композиторами является одним из наших основных направлений творческой деятельности. Ансамбль часто становится одним из первых и единственных исполнителей вокальной музыки наших авторов. Мы записали диск с произведениями Святослава Лунева, исполнили премьеры Лунева, Ретинского, Шалыгина, Коломийца, Шимко. Последний год работаем над записью диска с произведениями для вокального ансамбля Лунева, Ретинского, Шалыгина, Коломийца. Произведения написаны по идее и заказу руководителя ансамбля – Ольги Приходько, благодаря меценатской поддержке Института религиозных наук Фомы Аквинского.

8. Наши инструменты для продвижения – социальные сети, печатная продукция – афиши, флаеры, информационная поддержка интернет-медиа, анонсы на радио. Анонс мероприятия, информация о коллективе, аннотация к мероприятию, фото-, аудио-, видеоматериал.

9. Было бы правильным иметь возможность участия в конкурсах на различные гранты, тендеры и прочее. В первую очередь, такие конкурсы должны быть открытыми не только для государственных коллективов. Хотелось бы иметь возможность аренды залов на льготных, более адекватных, условиях. От государства также ожидаем разработки и принятия закона о меценатской и спонсорской поддержке.

Саша Андрусик, "Ухо"

Саша Андрусик
Фото: maincream.com
Саша Андрусик

Ансамбль существует во многом благодаря "Пленке" (арт-центр на территории Центра Довженко – прим.) – это наша основная репетиционная база. При этом в "Пленке" уже сейчас достаточно плотный календарь событий, плюс два года длился ремонт, который только сейчас выходит на финальную стадию (отопление, например, было установлено совсем недавно). Поэтому при накладках/в экстремальные холода/из клубов строительной пыли мы уходили репетировать в другие арендованные залы. Например, в Дом ученых.

– У ансамбля есть "сезон" в "Пленке", который либо завершается, либо расцвечивается выходами на основные академические площадки. В прошлом году это была филармония, в этом дважды – опера. Со следующего года добавятся концерты за рубежом.

Опыт работы с государством есть. В случае филармонии – если вы "внешний арендатор", а не программный исполнитель, вам нужно либо отплатить аренду зала, без возможности продавать билеты (только пригласительные), либо отдать билеты в свободную продажу, не оплачивая аренду – вся выручка в этом случае уходит филармонии. То есть, любой "внешний" концерт в филармонии убыточен по умолчанию. Это вполне разумный способ "оградить" филармонию от лишних концертов, но для ряда исполнителей/ансамблей/фестивалей он закрывает всякую возможность сотрудничества.

Буто-оперу МЕДЕЯ от агенства УХО представили под открытым небом
Фото: Макс Требухов
Буто-оперу МЕДЕЯ от агенства УХО представили под открытым небом

"Ухо" никогда не ориентировалось на вкусы публики, это максимально субъективный проект.

В сезон мы даем семь-восемь концертов, каждый из которых представляет оригинальную программу + композиторская/дирижерская школы на основе ансамбля + запись хотя бы одного диска (до конца третьего сезона у нас будет четыре записи). Репетиционное время перед каждым концертом – около 50-60 часов. 12 концертных часов = 600 репетиционных.

Фото: Макс Требухов

– Необходимо обеспечить инструментами все ключевые оркестры – чтобы можно было брать их в аренду здесь, а не арендовать в Европе или выкупать полностью. Одно дело – оплачивать работу музыкантов и аренду залов, другое – делать инфраструктурные вложения. Оркестровые инструменты часто стоят дороже автомобилей. Еще одна необходимая вещь –  облегченный доступ к государственным залам.

Вместо выводов

Негосударственных инициатив в сфере академической музыки могло бы быть гораздо больше, если бы у них был доступ хотя бы к части тех ресурсов, которыми обладают музыкальные учреждения-монополисты. Ситуация, когда украинским исполнителям гораздо проще добиться концерта в крупнейших концертных залах Вены или Варшавы, чем сыграть в Национальной филармонии, – совершенно абсурдна.

Все частные коллективы обязательно сталкиваются с проблемой репетиционных помещений, тогда как государственные оркестры для репетиций используют, как правило, лишь утренние часы, а вторую половину дня залы простаивают. Почему бы не сдавать их в этот период в постоянную аренду за небольшую плату частным, зарекомендовавшим себя коллективам?

Но главная проблема частников – это существование на проектной основе. Заоблачного качества ансамблевой игры можно добиться только регулярными репетициями и концертами. Таких возможностей у частных инициатив нет. На Западе это решается при помощи системы грантов: получив 3-5-летний грант, музыканты могут полностью посвятить себя той сфере, которая им интересна, не растрачивая все силы на подработки. Как видим, негосударственным оркестрам, по словам их руководителей, хватило бы половины средств, которые выделяются национальным коллективам, чтобы работать продуктивнее.

И, наконец, последнее: структура абсолютно всех госоркестров – это строгая вертикаль, где мнение оркестранта мало кого интересует, а дирижёр обладает огромной властью, по ряду причин только усилившейся после введения контрактной основы. В советскую эпоху эта форма была совершенно естественна, сегодня же она приводит к безынициативности и незаинтересованности оркестрантов. Отдушину они находят как раз в частных проектах, избираемых по вкусовым интересам. Контраст между доставшейся нам от СССР системы госоркестров на полном финансировании с беспомощным менеджментом и вечно недовольными жизнью музыкантами и частниками-энтузиастами с горящими глазами слишком разителен, чтобы продолжать его не замечать. Стоит поискать эффективное решение, чтобы сделать усилия первых более активными, а опору для вторых – более ощутимой.

Любовь Морозова Любовь Морозова , Музыкальный критик, журналист