ГоловнаКультура

​Оскар-2016: Звуки музики

От редактора: В ночь с 28 на 29 февраля в Лос-Анджелесе раздадут самые престижные голливудские кинопремии - «Оскары». LB.ua следил за «оскаровским» сезоном и подготовил для вас несколько гидов по претендентам на награды Американской киноакадемии. Так, музыкальный критик Любовь Морозова посмотрела фильмы-номинанты в категории «Лучшая музыка к фильму», выбрала своего фаворита и сделала прогноз по поводу того, кто же из композиторов уедет домой с наградой за свою работу.

Томас Ньюман, «Шпионский мост»

Томас Ньюман
Фото: EPA/UPG
Томас Ньюман

Томас Ньюман принадлежит к династии композиторов, зарабатывавших свой хлеб киномузыкой. Чем не семья Штраусов? Саундтреки сочиняли отец и дядя, брат и сестра, а ещё – два кузена. Томас получил образование в Йельском университете, карьеру композитора начал в конце 70-х с музыки к сериалу «Записки Чейза», а говорить о себе по-настоящему заставил в 1994 году в связи с фильмами «Маленькие женщины» и «Побег из Шоушенка». Редкий случай в истории Американской киноакадемии, когда один и тот же композитор был представлен музыкой к двум разным фильмам в один год. Впрочем, свой «Оскар» Ньюман не получил до сих пор, хоть и был номинирован 13 раз, в том числе за саундтрек к «Красоте по-американски» (музыка из знаменитой сцены с пластиковым пакетом до сих пор бьёт рекорды прослушиваний) и мультфильму «ВАЛЛ-И».

Стиль, в котором сочиняет Ньюман, можно назвать эталонным для Голливуда. Не слишком много нот, невероятно много пространства, монолитный оркестр и загадочный хор, чередующийся с задумчивыми наигрышами на фортепиано. Партитура 60-летнего композитора к «Шпионскому мосту» - из той же серии. Она величественна, как будто пересказывается история сотворения мира или, по крайней мере, рисуется полёт Гарри Поттера. Если вы слышали умопомрачительную оду Эпицентру в сопровождении оркестра народных инструментов со странными гармоническими сдвигами и славильными напевами, то знайте, что ориентиром для анонимного автора была подобная голливудская музыка.

Кстати, первые полчаса в фильме вообще ничего не звучит, кроме уличных шумов Бруклина и Нью-Йорка – таков был уговор Стивена Спилберга с композитором. Зато потом музыка добавляет пафоса и без того героическим сценам.

Картер Бёруэлл, «Кэрол»

Картер Беруэлл
Фото: Стоп-кадр / SoundWorks Collection: The Music of Carter Burwell
Картер Беруэлл

Выпускник Гарварда – там он обучался анимации и электронной музыке – в 1979 году создал анимационный фильм «Help, I’m Being Crushed to Death by a Black Rectangle», параллельно экспериментируя с синтезаторными звучаниями в университетской студии электронной музыки. Ещё до того, как стать кинокомпозитором, Бёруэлл успел поиграть в нескольких группах – The Same, Thick Pigeon и Radiante, что, скажем так, разнообразило его музыкальные вкусы. А первой работой в кино стала иллюстрация к фильму «Просто кровь» братьев Коэнов.

В дальнейшем именно Бёруэлл оказался постоянным композитором Коэнов – он написал музыку ко всем их фильмам, кроме «О, где же ты, брат?». А еще он приложил свою руку к фильма Спайка Джонзи («Адаптация», «Там, где живут чудовища» и «Быть Джоном Малковичем») и «Сумеркам» Кэтрин Хардвик.

Для фильма «Кэрол» Бёруэлл написал партитуру, рассчитанную на небольшой инструментальный состав – от 8 (струнный квартет, контрабас, арфа, фортепиано и кларнет) до 17 музыкантов. Чтобы сочинить 38 минут музыки, композитору понадобилось полных восемь недель. В партитуре три главных темы, при этом одни и те же тембры могут сопровождать того или иного героя (в классической опере это называется лейттембрами). Так, чтобы передать крутой и чувственный характер Кэрол, используются фортепьяно, кларнет и виброфон.

Музыка к кинофильму проста и сентиментальна, обилие фортепианных темок говорит о том, что ждать нотного сборника для домашнего музицирования недолго – слишком уж высокий спрос среди пианистов-аматоров на подобные пьески.

Эннио Морриконе, «Омерзительная восьмёрка»

Эннио Морриконе
Фото: EPA/UPG
Эннио Морриконе

Один из самых известных и титулованных кинокомпозиторов прославился музыкой к спагетти-вестернам, и совершенно заслуженно. Саундреки к фильмам «Хороший, плохой, злой» (1966), «Однажды на Диком Западе» (1968) и ещё нескольким фильмам Серджио Леоне вызывают восторг у широкой публики и уважение у профессиональных авторов.

Морриконе родился почти столетие назад – в 1928 году в Риме, в семье джазового трубача и домохозяйки. С 16 лет играл на трубе в ансамбле Альберто Фламини, унаследовав это место от отца, выступал в ночных клубах и, разумеется, ресторанах. В 50-х Морриконе аранжировал популярные песни для радио, а в начале 60-х начал писать аранжировки для телешоу. Музыку к кинофильму впервые сочинил в 1961 году. Основатель жанра спагетти-вестерна Серджио Леоне оказался бывшим одноклассником Морриконе: их сотрудничество сыграло определяющую роль в судьбе композитора.

Морриконе - патологически плодовитый композитор: он написал музыку более чем к 400 фильмам и телесериалам. С Квентином Тарантино он работал над картинами «Джанго освобождённый», «Бесславные ублюдки» и «Убить Билла», причём ещё несколько лет назад Морриконе заявлял, что их сотрудничество не может иметь продолжения – дескать, режиссёр использует музыку крайне необдуманно, и с этим ничего не поделаешь.

Тем не менее, в «Омерзительной восьмёрке» - куча новой музыки 87-летнего автора. Признаться честно, она ни в какое сравнение не идёт с шедеврами 60-70-х годов, но при этом сохраняет стилистику того времени. Это, скорее, минус, чем плюс – музыка выглядит откровенно старообрядческой, но учитывая тот факт, что «Золотой глобус» она уже получила, шансы на «Оскар» тоже велики.

Йохан Йоханнссон, «Сикарио»

Йохан Йоханнссон и его "Золотой глобус"
Фото: EPA/UPG
Йохан Йоханнссон и его "Золотой глобус"

46-летний исландский композитор Йохан Йоханнссон – самый молодой и свеженький из номинантов. Он уверенно балансирует между эмбиентом и классикой в её самых авангардных шумовых проявлениях, пишет музыку для кино и театров до того радикальную, что язык не поворачивается назвать её «киномузыкой». Ни иллюстративности, ни сентиментальных мелодий, ни моцартовских гармоний.

В детстве Йоханнссон научился играть на трубе и фортепиано, в школьные годы играл в разных музыкальных группах. Сотрудничество с театром началось в 90-е годы, а в 2002 из разнообразной театральной музыки он склепал свой первый альбом «Englabörn», который у нас многие слышали, даже не подозревая что это - прикладное искусство. В качестве кинокомпозитора Йоханнссон работает с 2000 года, и суперуспешным в этом русле стал буквально пару лет назад – в 2013 вышли «Пленницы» Дени Вильнёва с его музыкой, а в прошлом году он получил «Золотой глобус» за саундтрек к фильму Джеймса Марша «Теория всего».

Из пятёрки номинантов на «Оскар» за лучшую партитуру он вываливается ещё и благодаря стилистике. Музыка к «Сикарио» – это вам не оркестровки Морриконе или нежное фортепиано Бёруэлла. Это жутковатый эмбиент, электронные шумы, накатывающие подобно волнам на почти ритуальные барабанные ритмы (под такие пляшут танцы у костра, на котором заживо сгорает враг племени), пока всё вместе не превратится в 11-балльный шторм. Пожалуй, самая современная и самая интересная из всех номинированных партитур.

Джон Уильямс, «Звёздные войны: Пробуждение силы»

Джон Уильямс
Фото: Lucasfilm
Джон Уильямс

Едва ли не самый успешный кинокомпозитор в истории. Автор музыки к фильмам «Челюсти», «Супермен», «Парк Юрского периода», «Список Шиндлера», «Гарри Поттер» и многим другим известным фильмам. Разумеется, именно ему доверили музыку к Олимпийским играм, да не к одним, а к четырём. Уильямс – пятикратный оскароносец, а вообще номинировался на премии 50 раз (больше номинаций только у Уолта Диснея – 59).

Общеизвестны слова творца киносаги Джорджа Лукаса о том, что звуки и музыка составляют 50% привлекательности его эпопеи. Сомневающимся рекомендуют посмотреть одни и те же эффектные сцены сначала без звука, а потом – с ним, и сравнить впечатления.

«Я люблю работать над «Звёздными войнами», - уверяет композитор. «Иногда мне кажется, что я никогда не покидал далёкую-далёкую галактику». Вместе с ним в далёкую-далёкую галактику каждый раз забрасывают Лондонский симфонический оркестр полным составом - невероятная роскошь, учитывая гонорары оркестрантов. В этот раз, впрочем, партитуру исполнял оркестр фрилансеров. 90 исполнителей записали 175 минут музыки под управлением Уильяма Росса. Ради хитов – музыки, открывающей и закрывающей фильм – пригласили дирижёра-звезду Густава Дюдамеля.

От кинофильма к кинофильму саги остаётся довольно много знакомого материала. Возьму на себя смелость предположить, что новые его обработки в этот раз создавал не 84-летний композитор, а цех аранжировщиков – уж очень увесистый саундтрек к седьмой части саги. И одновременно уж слишком шаблонный. Впрочем, филигранное качество исполнения и звукорежиссёрской работы способно покрыть даже это.

LB.ua будет следить за церемонией и вести традиционную текстовую трансляцию в ночь с 28 на 29 февраля.

Любовь МорозоваЛюбовь Морозова, Музыкальный критик, журналист, куратор музыкальной программы Bouquet Kyiv Stage
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram