ГоловнаКультура

Культурні грані коаліційної угоди

В пятницу, после долгих переговоров, представители пяти политических сил подписали коалиционное соглашение, проект которого был обнародован на прошлой неделе. Юридической силой, способной свернуть в Украине горы и повернуть в нужные русла реки, конечно же, оно не обладает – в отличие от будущей программы работы правительства, которая может быть написана как раз на базе этого соглашения. Программа обеспечит следующее правительство иммунитетом сроком на год – за этот год министров нельзя будет уволить.

Фото: rada.gov.ua

Опытные политические эксперты скажут, что без развитой политической культуры в Украине коалиционное соглашение и яйца выеденного не стоит. Тем не менее, в этом документе есть много пунктов, достойных внимательного рассмотрения. Мы сконцентрируемся лишь на тех, что касаются сферы культуры. Коалиционное соглашение в этом контексте представляет интерес именно постольку, поскольку является слепком сознания украинских политиков относительно культуры и ее развития.

Над пунктами о культуре работали в рамках создания социально-гуманитарного блока соглашения. В группу, которая ответственна за этот блок, входят руководитель Управления культуры Львовской горадминистрации Ирина Подоляк, народный депутат Лилия Гриневич, Ольга Богомолец, избранная по списку БПП, Вячеслав Кириленко, Павел Розенко, Олег Березюк ("Самопомич") и другие. Как рассказала LB.ua Ирина Подоляк, ее коллеги по группе поддерживали предложения, которые она вносила после консультаций с профессиональной средой, а значит, культурная часть коалиционного соглашения существует не в отрыве от среды, для реформирования которой она писалась.

"Позиции, которые касаются культуры в Коалиционном соглашении, появились неслучайно, - рассказала о связи между соглашением и проектом стратегии развития культуры Ирина Подоляк. - Для меня идеи экспертных сообществ, Минкульта или представителей третьего сектора, как и работа по наработке документа с рабочим названием "Культура-2025", не являются ни чужими, ни неизвестными, потому что я нахожусь внутри процесса. Положения коалиционного соглашения, которые касаются реформирования и стратегирования в культуре, конечно же, соотносятся с наработками, которые уже существуют".

Итак, в коалиционном соглашении культура помещена в один блок с информационной политикой и национальной памятью. Что коалицианты предлагают сделать в области культуры? Прежде всего, пересмотреть задания и функции Министерства культуры и реформировать его структуру. Возможно, если все это приведут в соответствие с реальностью, требование ликвидировать Минкульт, которое то и дело можно услышать из уст украинцев, перестанет иметь под собой основу.

Баннер, вывешенный активистами на заборе минкульта в феврале этого года
Фото: www.facebook.com/cultureassemblyua
Баннер, вывешенный активистами на заборе минкульта в феврале этого года

Кроме того, предлагается оформить законодательно “Стратегию культурной политики Украины”, которая создается чиновниками из Минкульта и культурными менеджерами со всей Украины (предполагается, что стратегия будет рассчитана на срок до 2025 года).

Очевидно, что в пункте о “принятии специального закона, которым будут поддержаны создание и распространение украинского культурного продукта” авторы соглашения немного недооценили разнообразие культурной индустрии. Придется принимать не один такой закон. Здесь же предлагается внедрить налоговые стимулы, дополнительное госфинансирование и установление квот на рынке, а также создать Национальный Фонд культуры, к которому смогут иметь доступ как государственные, так и негосударственные институции.

Целых три пункта выделили книжной сфере: оптимизации библиотек, оцифровку архивов и библиотечных фондов и запуску программу популяризации чтения (сюда же включили налоговые льготы для книгоиздателей и прочие стимулирующие меры).

Отдельный пункт посвятили музеям, пообещав создать механизм государственной поддержки их “инновационной деятельности”. Этот пункт, опять-таки, свидетельствует о хороших намерениях, но ограниченном понимании культурных процессов: исходя из него, украинцы и туристы с украинской культурой знакомятся только в музеях.

Впрочем, иностранцам дадут еще одну возможность познакомиться с нашей культурой: следующим пунктом предлагается выделить финансирование на создание украинских культурных центров за границей и усилить программы по популяризации украинской культуры за рубежом.

Выставка Влодко Кауфмана в Национальном художественном музее
Фото: Катя Куницкая
Выставка Влодко Кауфмана в Национальном художественном музее

Также планируется отменить систему званий и отличий в области культуры – довольно популистский пункт, вписанный сюда наверняка лишь затем, чтобы Иосиф Кобзон больше не был народным артистом Украины.

В сфере информационной политики в коалиционном соглашении предлагают: разгосударствление печатных СМИ коммунальной формы собственности, создание сети иновещания об Украине, начало деятельность общественного (суспільного) телевидения и радио.

Пункты о национальной памяти предлагают наладить национальный диалог для осуждения и предотвращения репрессий и тоталитарных практик; обеспечить доступ к архивным документам (в том числе, к архивам репрессивных органов СССР); культивировать память о сопротивлении тоталитаризма, освободительной борьбе и движении за соблюдение прав человека; завершение декоммунизации всех сфер общественной жизни. И пункт, который требует серьезных уточнений, особенно в части “антиукраинского”: запрет коммунистической, нацистской, фашисткой и антиукраинской пропаганды в любых проявлениях.

"Можно критиковать неуместные позиции или чрезмерное обобщение некоторых пунктов, которые требуют более детальной разработки и законодательного закрпления, - уверена Подоляк, - но над их реальным наполнением еще предстоит поработать, а это всегда сложнее".

Мы выяснили, что думают эксперты о культурных реформах в проекте коалиционного соглашения (окончательный вариант, подписанный в пятницу, в части культуры ничем не отличается от проекта).

“Не совсем понятно, какую силу имеет этот документ, – сомневается в статусе коалиционного соглашения замначальника управления по вопросам культуры Львовской горадминистрации Ирина Магдыш. – Если это только декларация, то таких деклараций было уже много, а потом они разбивались на щепки о скалу реальной политики, коррупции и системы. Если же это твердая программа действий, от которой не будут отступать ни при каких обстоятельствах, то к разделу культура придираться не надо”.

Фото: www.facebook.com/journalistyka

Магдыш отмечает, что вопросов к культурным пунктам соглашения много, и все они касаются мелочей. "Даже если из всего указанного пересмотрят функции Министерства культуры и создадут Национальный фонд культуры – изменения в сфере будут", – уверена она.

“Направление, заданное в соглашении, – правильное”, – считает Ирина Магдыш. Главное, чтобы в культурной сфере запустили процесс изменения устаревшего законодательства. Остальное сделают люди, которые после Майдана стали совсем другими и не будут ждать указки от чиновников свыше.

О поддержке реформ снизу, со стороны культурных активистов, говорит и Ирина Соловей, соучредитель Платформы социальных инноваций Big Idea. Коалиционное соглашение Ирина воспринимает как “штрихпунктирную карту, на основе которой позднее будет дорабатываться и дошлифовываться стратегия культурной политики”. На декабрь в Киеве запланирована встреча для обсуждения изменений в украинской культуре, и эти изменения действительно пойдут в работу. Сейчас встречи в рамках проекта "Культура 2025” проходят в Запорожье, Харькове и Одессе (уже прошли встречи в Днепропетровске, Виннице и Львове).

Ирина Соловей
Фото: Facebook / Iryna Solovey
Ирина Соловей

Директор львовского Форума издателей Александра Коваль считает, что публикация проекта коалиционного соглашения - это уже положительный сдвиг. Равно как и его детальность по отношению к реформированию всех сторон общественной жизни, в том числе и культуры.

“Я счастлива, что в ней есть пункты 2.3.12 – 2.3.14 – о запрете репрессивных методов и тоталитарных практик, обеспечении доступа к архивам и завершении декоммунизации и о культивированни памяти об освободительной борьбе, – говорит Коваль. – Я все еще верю, что обнародование и широкое общественное обсуждение преступлений НКВД-ЧК-КГБ и коммунистической партии против народа Украины поможет части живущих сегодня людей снять пелену с глаз. Я надеюсь, что эти пункты соглашения совпадают с пунктами, касающимися образования, иначе они просто не будут иметь смысла”.

Положительными пунктами в соглашении, по мнению Коваль, являются 2.3.5 (модернизация библиотек), 2.3.6 (оцифровка архивов и библиотечных фондов) и особенно 2.3.7 (внедрение программы популяризации чтения).

“Программа поддержки чтения, привлечение людей к чтению – это именно то, что поможет нам повысить конкурентноспособность, социальную адаптируемость и уровень удовлетворенности жителей Украины”, – не перестает повторять Коваль в каждом интервью и на каждой встрече культурных активистов. Кажется, на этот раз ее услышали и, что называется, “на Печерских холмах”.

Вместе с этим, Александра Коваль предлагает пересмотреть понятие “национального культурного продукта”, который всеми силами предлагается поддержать в пункте 2.3.3. соглашения. “При Ющенко “национальный культурный продукт” ограничили так, что под его определение попадал только фольклор и творчество художников, – отмечает она. – Книга же могла быть украинской только если изданы на украинском языке, написаны украинским автором (то есть, о переводах можно забыть), напечатаны в украинских издательствах (прощай, мечта о лучшем китайском качестве и цене) и на украинских полиграфических материалах (прощай, все!)”.

Фото: Прес-служба Форум Видавців / Vitaliy Hrabar / Фотоагентство LUFA

Кроме того, дополнения требует пункт о “налоговых стимулах для производителей и распространителей национального культурного продукта, заведений культуры”. По мнению Коваль, такие меры помогут только если они действительно будут стимулировать производителей выходить на самоокупаемость и прибыльность. Впрочем, не всем это удается, поэтому если на продукты таких производителей будет спрос, их нужно будет дофинансировать из бюджетных и внебюджетных фондов. Распределением средств этих фондов должны заниматься не чиновники, а экспертные советы посредством специализированных Институтов – театра, кино, книги, музыки, визуальных искусств.

Президент Форума издателей также обращает внимание на то, что пункт о защите информационного пространства нужно согласовать с экономической частью соглашения, поскольку в нем речь идет об изменениях в предпринимательской деятельности в культурной сфере.

Коваль предлагает сделать строже законодательство, регулирующее работу заповедников, в том числе культурных.

Есть пункт о реформировании музейного дела, но я не нашла ничего о защите наследия, а это и архитектурные ансамбли городов, которые разрушаются застройщиками; и отдельные сооружения, которые могли бы стать туристическими точками; и народные промыслы, которые могли бы прокормить жителей небольших населенных пунктов; а также природное наследие – ландшафтные парки, заповедники, лесы, реки, озера и море, которые принадлежат всему народу Украины, но все больше и больше оказывается в частной собственности

Популилязацией украинской культуры заграницей могут заниматься не только отдельно созданные институции (которые, несомненно, нужны и, по мнению Александры Коваль, должны финансироваться в достаточной степени), но и переводы украинской литературы, участие украинских художников и представителей креативных индустрий в ярмарках и фестивалях. “Через несколько лет такое продвижение может иметь значительный экономический эффект”, – аргументирует Коваль.

Противоречивым в культурной части коалиционного соглашения может стать пункт об языках – как, впрочем, и всегда.

Александра Коваль считает, что пункт об употреблении украинского языка может стать раздражителем для Востока Украины, в то время, как сейчас важно найти взаимопонимание “Но я согласна с тем, что нужно расширять сферу употребления украинского языка, и делать это нужно, прежде всего, в информационной сфере: продукты на радио, ТВ, в интернете, печатные СМИ, чья деятельность подлежит лицензированию, должны выходить или только на государственном языке, или на двух языках. Исключение можно сделать только региональных и местных СМИ, которые могут издаваться на языках национальных меньшинств”, – добавляет она.

Художник Александр Ройтбурд, участвовавший в обсуждениях стратегии гуманитарного развития Украины, инициированных Владиславом Троицким, настаивает на том, что в Украине нужно выработать “самостоятельную позицию” в русскоязычном пространстве, которая позволила бы создавать украинский культурный продукт на русском языке. “Решение – не в декларативном объявлении второго государственного (которое, скорее всего, никому не нужно), – уверен Ройтбурд, – а в формировании русскоязычного контента в украинском контексте”.

Фото: Макс Левин

В целом художник, как и остальные эксперты, положительно относится к пунктам о культуре, представленным в коалиционном соглашении. “Сколько уже было в свое время соглашений и договоренностей, и как часто они ничем не заканчивались, что не хотелось бы обольщаться, - признается Ройтбурд. – Но налицо – попытки осмыслить культурные проблемы. Я – за то, чтобы их осмыслять”.

Некоторые пункты договора, по мнению Александра, довольно спорные. Например, пункт о введении квот на национальный продукт. “Мы ведь понимаем, что эти квоты могут носить как протекционистский характер, так и запретительный”, – отмечает художник.

Как и Александра Коваль, Ройтбурд предлагает конкретизировать пункт о сохранении культурного наследия. По его мнению, в гуманитарной политике следует разделять сохранение наследия и модернизацию в культуре: “Их не нужно смешивать, к ним нужно применять разные алгоритмы, стратегии и тактики. Пока эти две вещи не будут разведены, они будут друг другу мешать”.

Не разделяет всеобщего оптимизма продюсер и директор дистрибьюторской компании “Артхаус Трафик” Денис Иванов. По его мнению, предложенный проект коалиционного соглашения и реформ в культуре “в очередной раз показывает, какое именно место хит-парада занимает культура в головах политиков. Также это показывает уровень профпригодности людей, в чьих руках скоро окажется судьба отечественных институтов”.

Фото: starbom.com

Как и Ройтбурд, Иванов критикует пункт о квотах, но со своей, кинематографической, стороны. “Квоты в украинском кино существуют с конца 90-х, – отмечает продюсер, – но они не работают, поскольку нет конкурентоспособных фильмов”. В сфере кинематографа Иванов предлагает повысить долю государства в поддержке украинских фильмов (с 50% до 70% от общего бюджета фильма) и назначить “нормальных экспертов” (в том числе и в Госкино), которые будут выбирать, какие фильмы финансировать. Очевидно, что такие детали не будут прописаны не только в коалиционном соглашении, но и в программе действий правительства. Эти детали могут быть в конкретной стратегии по развитию отрасли, согласно которой в Украине, наконец, примут адекватные реальности законы, регулирующие киноиндустрию.

Та же история – с другими индустриями, каждую из которых нужно подробно анализировать и исходя из анализа и аудита, реформировать. Каждый продюсер, музейщик, худрук театра, книгоиздатель или любой другой культурный менеджер с ходу напишет вам список законов, которые необходимо принять, чтобы сфера заработала.

Возможно, разобрав культурную индустрию Украины на винтики и собрав ее заново, наши чиновники, ранее с ней не сталкивавшиеся, с помощью активистов и менеджеров, поймут, наконец, зачем Украине культура. Что будет, если к культуре относиться наплевательски, можно понять, открыв сводки новостей о событиях на Донбассе. Что будет, если культуру, наконец, включить в список стратегически важных сфер общественной жизни и политики, можно будет узнать уже совсем скоро – результаты не заставят себя долго ждать.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Редакторка відділу "Культура"
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram