ГлавнаяКультура

Продано!

Продано!

«Разумеется, всё это оставили без внимания потому, что нравы уже пали, и, видя, что запреты тщетны, предпочли совсем не иметь таких законов, чем иметь недейственные».

Плиний Старший

В любой приличной стране форма собственности памятника не имеет никакого отношения к его охране. То есть любой собственник – частное ли лицо, государство ли – безусловно обязаны выполнять требования законодательства и т.н. охранные обязательства (у нас – охранные договоры). Например, в Польше главный консерватор (первое лицо в системе охраны культурного наследия) не может даже гвоздь забить в стену своего кабинета, поскольку расположен он в старинном замке, являющимся памятником.

Повторюсь – в любой приличной стране… Но в некоторых других странах сотрудники органов охраны не в силах проверить состояние тех памятников, которые уже находятся в частном владении, также как и многих государственных. Их просто туда не пустят, а жаловаться некому, такова уж там система охраны памятников. И, раскрою секрет, в некоторых столицах охранные договоры не проверялись вообще никогда за всё время независимости. Потому что тут вся охрана нацелена на т.н. «согласования», то есть на получение дурных денег за имитацию работы.

Вернёмся, всё же, к форме собственности, которая отношения той самой охране не имеет. Даже в тех, в приличных странах какая-то часть памятников не приватизируется никогда. Несмотря на то, что деньги, необходимые на содержание этих памятников, считать там очень хорошо умеют. Почему так? Да потому что элита тех приличных стран (не путайте с другими странами!) чётко осознаёт необходимость определённого «культурного резерва» как важной части государственной безопасности. Ведь даже самый законопослушный и цивилизованный владелец может, выполняя все правила охраны и содержания памятника, устроить офис там, где обществу предпочтительнее иметь музей или библиотеку. Вот таким способом страна дополнительно и гарантирует своим гражданам тот самый принцип публичного использования культурного наследия, о котором мне уже довелось писать.

Теперь о наших реалиях. Когда в 2000 году появился нынешний закон об охране памятников, там была заложена норма, что все памятники могут находиться в любой собственности, за исключением тех, которые Верховна Рада включит в список не подлежащих приватизации. Этот многострадальный список ВР «включала» как всегда, т.е. целых восемь (!) лет. И все эти годы памятники приватизировали как хотели и как могли, несмотря на то, что порядка отчуждения памятников, предусмотренного этим же законом, утвердить так и не удосужились.

Посмотрим что же наши дорогие депутаты «наутверждали» после восьмилетней паузы! Сразу должен предупредить – анализировать список полностью я не могу, иначе рискую превратить издание в многотомное собрание чужих глупостей и ошибок. Я хочу лишь обрисовать общий уровень качества работы законодателей в этой сфере.

Для начала с удивлением обнаруживаем полное отсутствие памятников монументального искусства. Даже тех, которые имеют национальный статус. Обращаю внимание – всё это работы известных скульпторов или художников, на произведения которых цены растут как на дрожжах.

Ладно, с монументальным искусством понятно. Поглядим что там с моими любимыми «культовыми сооружениями»! Они тут присутствуют, но каким образом их отбирали постигнуть трудно. Есть, к примеру, киевский Владимирский собор. Но отсутствует керченская церковь Иоана Предтечи – древнейший в стране из ныне действующих христианских храмов, где сохранились колонны ещё 7 века!

Получается, с храмами тоже понятно, что ничего не понятно. А как с тем, что и так приватизировать как-бы нельзя? Это я об имуществе национальных заведений. Есть в списке Красный корпус Киевского университета им. Шевченко, зато отсутствует его же Метеорологическая обсерватория – тот дом по ул. Толстого возле входа в Ботанический сад, где сейчас по какому-то недоразумению расположилось казино или ресторан. А ведь это самый старый университетский корпус! С советских времён объявлен он памятником, находится на охране. То, что несколько лет назад от дома оставили лишь часть аутентичного фасада, повод не к приватизации, а к прокурорскому расследованию.

Так как принцип, по которому памятники отбирались для списка, обычному человеку оказался недоступен, посмотрим на список «географически» – насколько равномерно отражает он ситуацию с культурным наследием в регионах. Попробуем взглянуть на него исходя из административно-территориального деления, и выяснить соотносятся ли в структурах областей эти, запрещённые к приватизации, памятники с количеством районов.

Все области Украины плюс АРК распались у меня на три группы. В первой количество районов, где нет памятников, запрещённых к приватизации, составило от 0 до 30 % от общего их числа (Закарпатская, Винницкая, Волынская, Ивано-Франковская, Хмельницкая). Абсолютный чемпион – Закарпатская область, где в каждом районе такие памятники есть! Вторая группа это крепкие середнячки, там пустые районы составляют от 42,8 до 63,6 % (Кировоградская, Черновицкая, Ривнеская, Тернопольская, Львовская, Черкасская, Харьковская, Киевская, Черниговская). В третью группу попадают области, где районы, в которых можно приватизировать всё без ограничения, составили от 75,0 до 94,1 % (Запорожская, Житомирская, АРК, Одесская, Донецкая, Сумская, Полтавская, Николаевская, Херсонская, Днепропетровская, Луганская). Вероятно, в каких-то случаях можно говорить не о тенденции, а об особенностях регионов, поскольку города областного подчинения я не учитывал, а, например, в Крыму в них традиционно сосредоточено значительное количество памятников.

Но настораживает, что третью группу образовали, преимущественно области «южного пояса»: Одесская, Николаевская, Херсонская, Крым, Запорожская, Донецкая, Днепропетровская и Луганская. Вероятно, тут можно говорить о качестве или своеобразии местной охраны памятников. Я точно знаю, что в Житомирской области, которая также входит в эту группу, усадьбы 19 и даже 18 века даже не состоят на учёте как памятники. К счастью, это регион ещё мало освоен нашими любителями приватизации, чего о юге Украины сказать нельзя.

Понимая всю уязвимость и условность такой статистики, перепроверим этот метод абсолютными цифрами, т.е. количеством позиций в списке. Именно «позициями», ведь туда входят и т.н. комплексные памятники, состоящие из нескольких объектов.

Получаем четыре группы. Первая: Луганская (4), Днепропетровская (6), Житомирская (11), Херсонская (11), Сумская (13), Донецкая (18), Запорожская (20), Николаевская (22), Киевская (24), Черкасская (32). Вторая: Полтавская (46), Харьковская (50), Черниговская (60), Ривненская (64), Тернопольская (71). Третья: Кировоградская (89), Черновицкая (91), Одесская (94), Закарпатская (105), Волынская (121), Ивано-Франковская (133). И, наконец, четвёртая: Львовская (177), Хмельницкая (178), АРК (187), Винницкая (240). Заметно ослабление территорий близких к столице (как же, собственность!). И усиление некоторых регионов за счёт большой концентрации памятников в городах (АРК, Одесская). Но это никак не объясняет замечательные позиции Винничины! Всё очень просто – там сильные кадры в охране памятников, понимание руководства области важности такого списка и разумная позиция облрады. И это при том, что некоторые районы этой области «выпали» уже в Киеве, о чём расскажу ниже.

На последнем месте дважды оказалась Луганская область, где из 17 административных районов памятники, запрещённые к приватизации, есть только в одном Перевальском, плюс в городе Лисичанске. Сколько же их там, всех этих памятников? Для сравнения – Закарпатская область, которая в первом случае стала полным антиподом Луганщины, представлена в списке 95 позициями. А злосчастная Луганская – лишь четырьмя (!) объектами. Их стоит назвать: 1) дом, где размещался госпиталь армии Будённого, 2) дом, где размещался штаб армии Будённого, 3) дом, где выступали К.Е. Ворошилов и С.М. Будённый и, наконец, 4) школа, где преподавал Б.Д. Гринченко (которого в списке превратили в Б.Г. Гринченко). Это всё! Это все памятники, нуждающиеся в особом государственном внимании, на огромную область. Тех, кто думает, что в области ничего кроме рейдов Будённого интересного не происходило, отсылаю на сайт Луганской ОДА, где много и увлекательно написано об истории края, особенно самого города Луганска.

В "охранном" списке памятников из 4-х объектов Луганской области - трое связаны с именем Семена Буденного.

А ведь в Луганске есть и хорошие специалисты в охране памятников, и историки, и краеведы! Список, утверждённый ВР, их очень сильно шокировал и расстроил. Оказывается, дело тут не этих специалистах, а процедуре, по которой составлялся проект.

Итак, сначала областное начальство поручило профессионалам составить эти списки. Затем они, списки, попали на утверждение к начальникам областных соответственных управлений. И хоть начальники эти часто от охраны памятников далеки, но руководят уверенно, т.е. стали сокращать. После их сокращений списки попали на утверждение облрад, которые сокращения продолжили. Вот как проходило это в одной достаточно типичной области: 40–20–8. После чего оставшееся переслали в Минкульт, который и готовил проект закона. Что делал Минкульт с этими списками неясно, подозреваю, что путаница с названиями и адресами многих памятников его рук дело. Затем списки попали в Кабмин. И тут началось то, что упустить нельзя.

Дело в том, что в Кабмин проект закона поступает уже после согласования несколькими заинтересованными министерствами и, напоминаю, утверждения облрадами. Министерства в нашем случае это, как минимум, Минкульт, Минрегионбуд и Минюст. Причём, подписывают проект только министры, т.е. члены Кабинета Министров Украины. Но в Кабмине, завизированные членами Кабмина, списки начинают править простые чиновники – сотрудники аппарата. И после их правок проект часто и узнать невозможно. Вот какая-то светлая голова из Кабмина и потребовала от областей заключения БТИ по каждому памятнику, забыв, что такие заключения выдают за деньги, которых не предусмотрели. Результат был предсказуем – начали «выпадать» целые районы, тот же Могилёв-Подольский на Винничине. Самое интересное, что решения облрад не отменялись, поэтому «выпавшие» памятники странным образом зависли до сих пор. Получается, что разница между показателями областей зависит не только от первоначальных составителей, но и от принципиальности и совестливости местного начальства.

И вот, наконец, проект дошёл до народных депутатов! То, что проекты законов они не читают, я подозревал давно. Иначе не было бы постоянных криков и стонов по поводу неудачных формулировок, возможности двойных трактовок или несоответствия одного закона другому. Но есть же профильные комитеты, которые обязаны были просмотреть этот злополучный список под микроскопом! И сверить его, допустим, со списком национальных памятников. Приведу перечень только лишь мемориальных усадьб национальной категории, приватизация которых и сегодня не запрещена: М.М. Коцюбинского (Винница), Леси Украинки (с. Колодяжне Волынской обл.), семьи Липинских (с. Затурци Волынской обл.), В.И. Немировича-Данченко (с. Нескучне Донецкой обл.), И.С. Козловского (с. Марьянивка Киевской обл.), Катерины Билокур (с. Богданивка Киевской обл.), И.П. Котляревского (Полтава), Панаса Мирного (Полтава), В.Г. Короленко (Полтава), Муравьёвых-Апостолов (с. Хомутець Полтавской обл.), Г.С. Сковороди (с. Чорнухи Полтавской обл.), М.М. Коцюбинского (Чернигов), А.П. Довженко (пгт. Сосныця Черниговской), семьи Лизогубов (пгт. Седнив Черниговской). Ну как?

Неплохо было бы также задуматься, почему в этот список не вошли все памятники, находящиеся на балансе злополучной ДУСи. Да тот же особняк, построенный П.Ф. Алёшиным, что по нынешней Шовковычной, 14 в Киеве, и куда после преступного т.н. «ремонта» вселили известный благотворительный фонд.

Особняк по ул.Шовковычной, 14

Понимая, что народные депутаты не читают не только проекты законов, но и мои опусы, рискну, всё же, обратиться непосредственно к ним – вдруг, кто-нибудь из их знакомых возьмёт да им и расскажет! Вы отдали за пустой и бесполезный закон целых 359 голосов! Вы даже не задумались о критериях или целях включения (или не включения) в список тех или иных памятников. Вы не подумали о том, что приватизация это лишь одна из форм отчуждения собственности. А значит, эти памятники никак не защищены от «увода» их у государства. Вы не учли, что земля, на которой эти памятники расположены, может быть легко и законно приватизирована. Вы не увидели, что закон не предусматривает никаких государственных гарантий содержания (реставрации, использования) памятников, включённых в список.

У нас, как известно, памятники страдают от двух зол – действий частных владельцев и бездействия государства. Одна моя знакомая – очень толковый специалист в охране памятников, незадолго до своего вынужденного увольнения сказала: «мы сегодня как работники морга, можем только констатировать смерть». Похоже, большинство наших древних и прекрасных памятников уже не переживут нас. Остаётся сомнительное удовольствие – считать те, что ещё уцелели. Надолго ли их хватит?..

Максим Левада , археолог
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter