ГлавнаяКультура

Олег Кохан: «Даже если нам дадут $300 млн. на кино, мы не снимем «Гладиатора» или «Звездные войны»!»

Тих в этом году мир украинского кино. Так тих, что складывается впечатление о его нереальности. Если бы не отдельные люди, можно было бы и вовсе забыть о его существовании. Пример продюсера Олега Кохана, как говорится, - другим наука. Именно с его именем связаны все громкие награды, которые отхватило наше кино в текущем году. И пока Минкульт «морозится» в отношении кинопроизводства, Кохан эффективно его налаживает.

Олег Кохан: «Даже если нам дадут $300 млн. на кино, мы не снимем «Гладиатора» или «Звездные войны»!»
Фото: telekritika.ua

Именно сейчас заканчиваются съемки фильма известного режиссера Отара Иоселиани «Шантрапа», продюсером которого он выступает. Также его компания Sota Cinema Group продолжает работу над рядом авторских кинопроектов. Потому что создание отечественных блокбастеров на данном этапе - дело бесперспективное. Ответ на вопрос «Почему?» спрятан в нашем с ним разговоре

Олег, вы можете раскрыть понятие загадочного для многих слова «кинопродюсер»? Что же это за человек такой?

Сразу оговорюсь, что это не сидящий на мешках с баблом и покуривающий сигару жирный дядька с двумя блондинками на руках. Продюсер обеспечивает условия для работы на всех этапах создания фильма - юридические, финансовые и так далее. Кроме того, он работает с материалом, со сценарием, с режиссером... Иными словами, он осуществляет синергию всех участников процесса

Еще 2-3 года назад о вас никто не знал... И тут вдруг бац! Оказывается, вы крутой продюсер, у которого что ни фильм, то событие. Откуда деньжищи?

Все очень просто. До кино у меня был бизнес в медиасфере: постпродакшн-компания, рекламное и аналитические агентства... Средства, заработанные с их помощью, позволили стартануть в мире кино. Ведь не секрет, что без капитала в большой кинематограф нечего даже соваться. Могу даже назвать сумму, с которой потенциальному продюсеру можно попытаться войти в мир кино, - $1 млн.

Я так понимаю, что для вас «кризисный 2009-й» оказался вовсе не кризисным, учитывая количество наград, полученных фильмами, к которым вы приложили свою продюсерскую руку...

Я бы не сказал, что кризис прошел для нас незаметно... Он усложнил нашу и без того непростую работу - создание фильмов для мозгов. Прежде всего, это касается финансирования моих кинопроектов. Но вы правы, в некотором роде год выдался действительно успешный... Внешне уж точно! В начале года мы получили престижную российскую кинопремию «Ника» за фильм «Райские птицы» (режиссер Роман Балаян), потом новый фильм Киры Муратовой «Мелодия для шарманки» получил три приза Московского кинофеста и гран-при «Киношока», а далее «выскочил» «Серебряный лев» из Венеции... за фильм «Женщины без мужчин» (режиссер Ширин Нешат).

Подозреваю, что изначально вы вряд ли планировали собрать столь богатый урожай фестивальных наград.

Ну-у... Некий продюсерский расчет присутствовал. Посмотрите фильмографию продюсеров Сюзанны Мириер и Филиппа Бобера, совместно с которыми я делал «Женщины без мужчин»: практически каждая их лента попадала в конкурсы фестивалей класса «А». Да и сама режиссер Ширин Нешат - непростая штучка. Лет десять назад она получила Первую международную премию на Венецианской биеннале как художник. Поэтому я ожидал, что ее дебютная картина не останется незамеченной известными фестивалями.

Как вы «влезли» в этот проект? Просто предложили свои деньги и все?

Будь это так, я был бы не продюсером, а инвестором. На тот момент нам предлагали продюсировать множество различных проектов, но прежде всего я обращал внимание на сценарий и имя режиссера. Художественное прошлое Ширин Нешат вселяло надежду на успех. Это был как раз тот случай, когда продюсер создает кино, участвуя в нем. То есть не диктует режиссеру свое видение, а вместе со всеми работает на результат.

А по поводу «влезания»... Нужно понимать, что фестивали - это не только красные дорожки и раздача автографов, но еще и общение профессионалов на различных питчингах (ограниченное во времени публичное представление проекта с целью продажи сценария или поиска финансовых партнеров - «Левый берег»). Вот там-то продюсеры и обмениваются предложениями о сотрудничестве, а потом выбирают себе партнеров. Так что все очень просто.

Фото: Униан

Но ведь не секрет, что к людям, за плечами которых нет конкретных успешных проектов, но у которых есть деньги, европейские деятели от кино относятся с опаской. И уж тем более к персонажам из постсоветских стран.

Не стану скрывать, определенные трудности с интеграцией в мир европейского кино есть. Мы их старательно преодолевали, доказывая свою состоятельность. Более того, какой-то путь еще предстоит пройти, несмотря на очевидный успех некоторых проектов и полученные фестивальные призы. Собственно, это нормальная ситуация для любого рынка, где появляется новая фигура со всеми вытекающими отсюда реакциями.

Вы как будто играете в рулетку - вкладываете в такие режиссерские работы, которые могут выстрелить со временем в определенных кругах и долго приносить прибыль, но могут и не выстрелить...

Я бы не сравнивал с рулеткой... Впрочем, каждый наш проект пока что попадал в десятку. Не было еще такого, чтобы наши фильмы обходили фестивали, не получая там потом награды. А учитывая, что наш внутренний рынок кино находится в зачаточном состоянии, я стараюсь изначально нацеливаться на внешние рынки. Поэтому у фильма «Женщины для мужчин» четыре продюсера из разных стран - так намного интересней, да и выгодней. Гуртом, как говорится, і батька легше бити.

Я не играю в рулетку. Я ставлю перед собой четкую задачу - производимое мной кино должно быть востребовано на мировом рынке. Исходя из нее, я подыскиваю соответствующие темы, способы их рассказа и режиссеров для них.

Ваши финансовые вливания хоть немного окупаются?

На счету у нас уже 11 проектов. На данном этапе мы начинаем потихонечку их окупать. И если бы они не отбивались, мы вряд ли смогли бы продолжать свою деятельность. Опережая возможный вопрос «Как?», скажу, что основную часть дохода моей компании приносит продажа прав на демонстрацию по ТВ, в другие страны и от реализации DVD. А вот кинопрокат приносит не так много денег, как хотелось бы. В виду специфики нашего продукта.

Мне кажется, что производство массового кино с коммерческой точки зрения будет поинтересней...

Если вы говорите о фильмах для кинотеатрального репертуара, то не факт. Это только кажется, что с помощью блокбастеров можно быстро «срубить капусту». На самом же деле наши кинотеатры и дистрибьюторы ведут долгий расчет с непосредственным производителем - год-два... и больше. Рынок оч-ч-чень сырой!

Тем не менее, голливудский киноширпотреб неплохо себя на нем чувствует.

Просто рынок очень сильно изменился благодаря упорной экспансии американского кино. Оно, кстати, доминирует во всем мире. А у нас ситуация еще хуже. В стране практически отсутствуют кинотеатры, где демонстрируются хорошие авторские фильмы. Я даже не говорю об артхаусном кино! Его и вовсе не сыщешь в кинозалах. Да и вообще - нам нужно 4 тыс. залов, а не две сотни. Мы просто не можем сейчас конкурировать с большими бюджетными картинами. Ну сколько у нас можно привлечь на производство фильма?.. 1-2, максимум $3 млн.! В это же время в Голливуде тратят $200-300 млн. Чувствуете разницу? Как в этом случае можно соперничать с «Гарри Поттерами», «Терминаторами» и т.д.? Какая может быть конкуренция без государственного протекционизма и соответствующих рыночных условий?

Да даже несколько тысяч кинотеатров не спасут нас от голливудской шелухи! Ее количество от этого только увеличится.

Сейчас у нас напрочь отсутствует свое кино - как авторское, так и массовое... И даже попкорновское! Поэтому, повторюсь, национальному кинопроизводителю позарез нужна протекция со стороны государства. В России, Болгарии, Турции, Румынии, Чехии, Германии она есть, а у нас нет. Государству нужно лишь создать условия, чтобы в кино хлынули инвестиции со стороны частного капитала. Если этой поддержки не будет, то можно смело забыть о национальном кино. Все настолько запущено, что мало веселого.

Кстати, в ближайшее время (в ноябре) новый фильм Киры Муратовой «Мелодия для шарманки», продюсером которого вы являетесь, стартует в кинопрокате. Не боитесь, что массовый зритель не поддержит это отечественное кино гривной?

Не вижу смысла бояться, потому что сам факт появления такого качественного кино в кинотеатрах - уже победа! Поскольку стоит учитывать ряд факторов. Например, американская компания Warner Brothers расписывает план проката своих фильмов на несколько лет вперед, имея все необходимые финансовые и рекламные средства для их продвижения. И для отечественной авторской картины втиснуться между голливудскими блокбастерами с участием всемирных кинозвезд - уже большой успех. Нужно четко осознавать реалии, в которых мы существуем.

Вы не ставили перед собой задачу создать кино с украинскими актерами и на украинском языке?

Это перспектива на будущее... А есть реальность! 20 лет индустрия лежит, кино практически не производится, специалистов мало... Как бы мы ни хотели, чтобы команда «Динамо-Киев» выиграла Лигу чемпионов, но если наш внутренний чемпионат невысокого уровня... И говорить о каких-то перспективах - бессмысленно. Нужно подымать все синхронно. Я, например, не стесняюсь того, что украинские кинокомпании и творческие люди работают на внешние рынки. Потому как сначала нужно научиться что-то делать, приобрести соответствующий опыт.

Опять таки, кинематографисты Румынии, Болгарии и Чехии достаточно долго работали для Голливуда и в итоге используют этот бесценный опыт для создания собственного кино. Какой бы гениальной ни была авторская задумка режиссера, сценариста, композитора, но если ее некому реализовывать, то грош цена этой мысли. У нас на данный момент воспитывать нужно всех - от осветителя до продюсера. И даже если нам дадут $300 млн. на кино, чуда не произойдет - мы не снимем «Гладиатора» или «Звездные войны»! Поэтому нужно говорить о реформировании отрасли и создании для нее условий.