Почему Бахматюк жалуется на Гонтареву

Закрыв более восьмидесяти банков, НБУ нажил себе немало врагов среди их бывших собственников, и, в том числе их стараниями, заслужил далеко не безупречную репутацию в украинским обществе. Я никогда не являлся фанатом действий НБУ, не избегал возможности критиковать Нацбанк за его неэффективную работу, и часто не выбирал выражений в своих негодованиях. Но ни в коем случае я не стремился принять сторону какого-либо из собственников обанкротившегося банка в его «персональном конфликте» с НБУ. В том числе и в конфликте с Олегом Бахматюком, недавно обнародовавшим свое открытое письмо с претензиями к НБУ. И ни в коем случае мне не хотелось бы, чтобы мои комментарии по конфликту перекручивались, чтобы мне приписывались слова, которых я не говорил и не писал, и чтобы какая-то из сторон использовала мои перекрученные комментарии в своей информационной борьбе.

Поэтому, я благодарю LB.ua за предоставленную возможность выразить свою точку зрения по поводу «конфликта Бахматюка и Гонтаревой» и открытого письма Бахматюка.

Александр Паращий Александр Паращий , Руководитель аналитического отдела Concorde Capital

Олег Бахматюк
Фото: Макс Левин
Олег Бахматюк

Действует ли НБУ предвзято по отношению к Бахматюку?

Очевидно, Бахматюк – на особом счету у Нацбанка и его руководства. И методы информационного воздействия на него - небезупречны.

Из перечисленных в письме Бахматюка фактов, по моему мнению, о предвзятости Нацбанка может говорить лишь распространение инфографики с информацией, что Бахматюк «должен государственным структурам  и вкладчикам своих банков 37.9 млрд. грн». Эта статистика не выдерживает никакой критики – здесь смешиваются яблоки и апельсины. В «битве цифр», я склонен поддержать позицию Бахматюка, утверждающего, что его банки должны НБУ и ФГВФЛ  20.6 млрд. грн. Но, как по мне, это не сильно влияет на ситуацию с долгами Бахматюка – последняя цифра выглядит не менее пугающей, чем первая.

Следующий упоминаемый факт (проверить который у меня нет возможности) - личное присутствие Валерии Гонтаревой на судебных разбирательствах, касающихся банков Бахматюка, а также личное общение с судьями до и во время этих разбирательств. Это  лишний раз подтверждает, что Бахматюк - на особом счету. Но, судя по заявлениям со стороны НБУ и Бахматюка, счет судебных решений в пользу той или иной стороны - приблизительно одинаковый, что не сильно похоже на эффективный результат давления на суды.

Если у НБУ основания держать Бахматюка на особом счету?

Олег Бахматюк был собственником двух крупных банков, сопоставимых по размерам активов восьмому банку страны на середину 2014 года. К тому же Бахматюк – известная фигура как внутри страны, так и среди иностранных инвесторов и кредиторов. Поэтому, я не вижу ничего удивительного в том, что после признания его банков неплатёжеспособными, именно он был выбран одной из первоочередных мишеней для «показательной порки». Наказание Бахматюка за доведение до банкротства двух банков должно было стать хорошим уроком для других нерадивых собственников банков.    

Зачем Бахматюк заявляет о личном давлении со стороны Гонтаревой?

НБУ судится с десятками собственников обанкротившихся банков, включая банки Бахматюка. Позиционирование конфликта НБУ и двух обанкротившихся банков как «личной неприязни» Гонтаревой к Бахматюку, очевидно, выгодно именно Олегу Романовичу. Это отодвигает на второй план суть претензий НБУ к нарушениям, повлекшим к банкротству его банков. Это выгодно позиционирует его как жертву и как-бы дает ему моральное право уйти от обязательств не только по отношению к обанкротившимся банкам, но и по отношению к кредиторам его агрохолдинга. Дескать, «я бы рад с вами вовремя рассчитаться, но не могу из-за неадекватного давления». Последнее меня, постоянно общающегося с кредиторами Укрлендфарминга, особо настораживает.

Зачем Бахматюк пишет открытое письмо президенту и премьеру?   

В письме он просит вмешаться в конфликт и защитить его бизнес. Но я не очень понимаю, каким образом. Надавить на суды, чтобы они поддержали позицию Бахматюка? Распространить информацию, что Бахматюк должен внутри страны не 38, а 21 миллиард гривен? Не похоже, что именно такая цель преследовалась, тем более что озвучить такую просьбу он мог бы при одной из множества личных встреч с президентом и главой кабмина, о которых он несколько раз упомянул в своем письме.

Похоже, письмо не адресовалось лично руководителям страны. Я предполагаю, что целевой аудиторией письма были иностранные кредиторы Бахматюка. Недаром оно было оперативно переведено на английский язык, и в нем упоминается о «невозможности расчета компании Укрлендфарминг с внутренними и внешними кредиторами» в «таких условиях».

Открыто обвинив Гонтареву в том, что «ее партнеры заработали» на банкротстве его банка, Бахматюк фактически перечеркнул все возможности договориться по-хорошему с НБУ. Похоже, целью этого письма было – получить ответную реакцию Гонтаревой, что позволило бы ему еще уверенней заявлять о личном вовлечении главы НБУ в «травлю» Бахматюка. И иметь ещё больше оснований для того, чтобы избежать выплат по своим счетам.

Что дальше?

«Давление со стороны НБУ», а лучше «личное давление со стороны Гонтаревой», выглядит как хорошее основание для Бахматюка объяснить, почему его агрохолдинг все еще не в состоянии в полной мере рассчитываться по своим кредитам. В 2014-2015, таким обоснованием служила потеря активов и рынков из-за конфликта на Донбассе, но видимо в последнее время оно уже не находит понимания у кредиторов. Соответственно, нужно было срочно выдумать какую-то другую вескую причину плохого состояния дел в Укрлендфарминге.  И тут НБУ ему в помощь.

Полагаю, что лучшей реакцией со стороны НБУ будут действия, показывающие отсутствие предвзятости по отношению к Олегу Романовичу. В первую очередь, я бы на месте специалистов НБУ исправил цифры по долгам Бахматюка перед госорганами. Это выбило бы почву из-под ног собственника Укрлендфармига - аргументов о предвзятости Нацбанка осталось бы меньше. Таким образом, «конфликт» бы приобрел признаки рутинных претензий НБУ к нерадивому банкиру.  

Александр Паращий Александр Паращий , Руководитель аналитического отдела Concorde Capital