Инсценировка убийства как коммуникационная ошибка

Волна эмоциональной реакции на инсценировку убийства Аркадия Бабченко спадает. Стоит подумать о долгосрочных последствиях информационной операции. Ведь официальные спикеры украинских силовиков самостоятельно перевели исходящую от них информацию из категории достоверной по умолчанию в категорию подлежащей тщательной верификации.

Фото: Lb.ua

Обман как коммуникационный акт

Вечером 29 мая пресс-служба МВД Украины совершила коммуникационный акт, сообщив об убийстве некоего гражданина РФ. Многочисленные представители власти назвали этого гражданина – Аркадий Бабченко.

Это событие, доверяя украинской власти, посчитали правдой международные организации (ООН, ОБСЕ), главы государств, правозащитные НГО и прочее.

Доминирующая реакция – доверие к факту, осуждение убийства, призыв расследовать.

Позднее, 30 мая, на совместной пресс-конференции главы ГПУ и СБУ совершили новый коммуникационный акт. Предыдущее сообщение признано ложным. Сделано новое сообщение: имела место инсценировка в интересах следствия.

Интересная деталь: перед обманутыми извинился только сам Аркадий Бабченко. Ничего не известно об извинениях за намеренное введение в заблуждение перед иностранными государствами и организациями.

Реакция на раскрытие фейка была разнообразной: одобрение мастерства спецслужб, обида от ощущения обманутости, осуждения за манипуляцию.

Так, представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир заявил, что сожалеет из-за распространения неправдивой информации о журналисте Аркадие Бабченко. Предлагаю задуматься о последствиях этой операции для коммуникации с западными партнерами.

Три типа коммуникации: поддержка, оппонирования и релятивизм

В оценках украино-российского конфликта на международном уровне можно выделить три типа коммуникации.

Первый – поддержка и доверие Украине. Пока этот тип можно считать доминирующим среди руководства государств, международных организаций и мейнстримных СМИ.

Месседжи этой группы:

- в конфликте виновата Россия;

- однозначно необходимо поддерживать Украину;

- санкции против Росси законны и полезны и их следует продлить;

- Россия продуцирует фейк-ньюс, Украина говорит правду.

Эти коммуникаторы склонны более-менее безоговорочно ретранслировать месседжи украинской власти, НГО и СМИ (Крым незаконно оккупирован\аннексирован, пророссийские боевики, репрессии против крымских татар, Северный Поток-2 политический проект). А также ставить под сомнение сведения российских структур, не доверять сообщениям ДНР\ЛНР и оккупационной администрации Крыма.

Второй – открытое оппонирование Украине. В начале конфликта этот тип был маргинальным, но со временем нарастает. Его исповедуют ультраправые и некоторые ультралевые партии, а также часть популистских сил. К нему склонны довольно мало ТОП-СМИ, но многие немейнстримные площадки указанных идеологий.

Месседжи этой группы:

- в конфликте виновата Украина;

- однозначно необходимо поддерживать Россию;

- санкции против Росси незаконны и их следует прекратить;

- Украина лжет, а Россия, ДНР и ЛНР говорят правду.

Они распространяют российскую версию событий, доверяют сообщениям ДНР\ЛНР и оккупационной администрации Крыма (свободный выбор народа Крыма, восставший Донбасс, задержание вакхабитов, СП-2 снимет зависимость Европы от американского газа и пр.). Они не доверяют украинской власти, НГО и СМИ.

Третий – релятивизм и цинизм. Это позиция части умеренных партий. А также многих бизнес-ассоциаций и корпораций (особенно энергетических), терпящих убытки от санкций с РФ.

Месседжи этой группы:

- в конфликте равным образом виноваты все стороны;

- однозначно становиться на чью-то сторону нецелесообразно;

- нужно развести политику и экономику, санкции против Росси возможно и законны, но бесполезны и их следует прекратить;

- обе стороны лгут в равной степени.

Эта группа ставит под сомнение сообщения обеих сторон, представляет конфликт как внутриукраинскую или двухстороннюю проблему, не имеющую отношения к ЕС.

Как изменятся позиции этих групп вследствие информационной операции?

Фактчекинг

Пресс-службы органов власти и провластные блоггеры массово обвинили журналистов в отсутствии «фактчекинга» - проверки информации перед публикацией.

Это интересный тезис, ведь обычная практика большинства СМИ – доверие к сообщениям органов власти.

Украинская власть, получается, в одностороннем порядке разорвала эту неписанную норму.

Давайте попытаемся представить, как теперь должны мировые СМИ освещать болезненные для Украины темы в мире идеального фактчекинга?

«На Востоке Украины произошел якобы произошел обстрел насланного пункта Х, в котором якобы погибла 15-летня девочка. Пресс-центр Минобороны Украины утверждает, будто бы обстрел произвели пророссийские боевики. Пресс-центр ДНР утверждает что обстрел произвели ВСУ. Подтверждений из независимых источников факта обстрела, инициатора обстрела и гибели ребенка нет. CNN ожидает новой информации».

«Украинский режиссер Х, заключенный в российской тюрьме якобы огласил голодовку. Об это сообщает эккаунт в ФБ, предположительно принадлежащий лицу, называющему себя адвокатом режиссёра. Пресс-служба ФСИН не подтверждает эту информацию. Guardian следит за развитием событий и ожидает подтверждения факта голодовки из независимых источников».

«Возле Мариуполя якобы погибли 5 украинских солдат, - сообщает пресс-центр сектора М. – Возможно, произошло боестолкновение с пророссийскими боевиками. Однако пресс-служба ГУР ДНР сообщает, что убитые были членами националистического незаконного вооруженного формирования, в ВСУ не состояли и погибли из-за внутреннего конфликта на почве наркотического опьянения. ВВС пока не располагает данными, убиты ли указанные лица, Корреспондент в морг допущен не был. Непонятно служили ли погибшие в ВСУ или в добровольческих батальонах – оригиналы личных дел, контрактов и военных билетов нам не предоставлены. Медицинскими документами об уровне содержания наркотических веществ в крови убитых ВВС не располагает. Следим за развитием ситуации».

Выгоден ли Украине такой подход?

Усиление релятивизма

Долгосрочные последствия информационной операции, безусловно, последуют. Официальны спикеры украинских силовиков самостоятельно перевели исходящую от них информацию из категории достоверной по умолчанию в категорию подлежащих тщательной верификации.

"Я думаю, будут долгосрочные последствия, которые будут касаться доверия к СБУ и вообще к институтам власти. Потому что теперь люди будут сомневаться. К сожалению, в следующий раз, когда случится трагедия и журналист или диссидент будет убит, каждый возьмет паузу и задумается, является ли эта новость правдивой", - сказал бывший помощник заместителя главы Пентагона по вопросам Украины и Евразии и директор аналитического Центра Байдена при Пенсильванском университете Майкл Карпентер.

Благодаря действиям инициаторов операции, уважающие себя СМИ и политики из первой категории - сторонников, будут вынуждены переходить в третью группу - релятивистов. И дело тут вовсе не эмоциональной реакции на обман. Это логическое решение, единственный способ сохранить доверие читателей и избирателей.

Что касается открытых противников, их позиции усилятся лишь незначительно. Они и раньше полностью не доверяли Украине, и теперь полностью не доверяют.

Если коротко – доверие к украинской власти уменьшится.

Максим Гардус Максим Гардус , Менеджер по коммуникациям
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter